Архив

Мафиози

— Как сегодня обстоят дела с литовским кинематографом?— Если не говорить ругательных слов, то очень плохо. Если за год в Литве кто-то умудряется снять фильм — это уже хорошо. Кино для такого небольшого государства, как наше, — роскошь.

28 апреля 2003 04:00
533
0

— Фильм «Никто не хотел умирать» положил начало моде на литовских актеров. Как правило, вам давали роли интеллигентов и индивидуалистов. Это ваш имидж или вы действительно такой?

— Имидж актера формируется удачными картинами. А самая удачная моя картина — «Никто не хотел умирать». Именно после этого фильма мне стали предлагать роли боевых и мужественных героев. В итоге создалось определенное клише, типаж. Но это не значит, что я такой.

— Как сегодня обстоят дела с литовским кинематографом?

— Если не говорить ругательных слов, то очень плохо. Государство пытается участвовать через министерство культуры — но денег, которые оно дает на постановку, вечно не хватает. Если за год в Литве кто-то умудряется снять фильм — это уже хорошо. Кино для такого небольшого государства, как наше, — роскошь. На внутреннем рынке никогда не окупится ни одна национальная картина. Очень мало зрителей. А чтобы кто-то сделал картину, которую бы смотрели за границей, — это маловероятно.

— А вы сами часто снимаетесь?

— Редко. Вот Банионис с Будрайтисом чаще снимаются, а я, как говорится, немного выпал из обоймы. Если говорить о моей последней работе, то это картина Дмитрия Борщевского «Московская сага». В ней по сложившейся традиции я играю иностранца — американского журналиста. Перед этим я снялся у армянского режиссера-дебютанта Людмилы Саакянц.

— Ну вот, один фильм за другим. А вы говорите, что выпали из обоймы…

— Так до этого я почти целых десять лет не снимался! Иногда, правда, приглашали сыграть в немецких сериалах, но из-за акцента давали лишь эпизодические роли. Самое забавное, что если в российских фильмах я играл иностранцев, то в немецких — русских мафиози. То женщин поставлял, то оружие, а то и уран арабам через Германию продавал. (Смеется.)

— А вы теперь соглашаетесь на любые предложения или можете сказать «нет»?

— Могу немного поразмышлять. А от фильмов, где придется сниматься в эротических сценах, откажусь сразу. Такое для меня неприемлемо.

— Что для вас сегодня является основным источником дохода?

— Пенсия. Немножко подрабатываю в театре. Иногда сериалы подвертываются. Но все равно еле-еле удается сводить концы с концами. Сбережений никаких нет. Моей пенсии хватает практически лишь на коммунальные услуги (в прошлом месяце за отопление заплатил 100 долларов, а в квартире все равно 17 градусов) и на телефон с повременной оплатой. А на бензин и на еду — приходится уже крутиться.

— Вы народный артист СССР. Вы жалеете, что в Литве это звание уже ничего не значит?

— Если бы СССР не развалился, то сегодня у меня финансовых проблем не было бы. Как народный артист я бы получал соответствующую зарплату, и никто бы меня из театра не выгонял. Звание народного артиста стало сегодня виртуальным понятием.

— Но Донатас Банионис говорит, что литовские актеры до сих пор подписываются: «Народный артист…»

— Лишь однажды, когда перестали платить пенсию работающим пенсионерам и когда в ответ на это я написал гневную статью в газету, — в подписи я перечислил все свои звания. Но это было все от злости, несерьезно.