Архив

Литовская дипломатия

— Г-н Будрайтис, вы советник по культуре в посольстве Литвы. Работа актера для вас теперь отошла на второй план?— Конечно. Своей работой я очень доволен, и мне даже странно, что, работая в кино, я не интересовался тем, что сегодня меня так забавляет.

28 апреля 2003 04:00
818
0

Некоторые считают, что Юозас Будрайтис из всех литовских актеров советского периода в жизни устроился лучше других. Да и назвать г-на Юозаса актером сегодня можно лишь с натяжкой. Он уже семь лет — лицо государственное, призванное развивать культурные связи между Литвой и Россией. В общем, человек серьезный и, на первый взгляд, даже суровый. Однако страсть к кино не оставляет Будрайтиса в покое. Для такого дела каждый раз он жертвует своим отпуском. Последняя работа советника по культуре — Дракула в фильме «Дневной представитель».



— Г-н Будрайтис, вы советник по культуре в посольстве Литвы. Работа актера для вас теперь отошла на второй план?

— Конечно. Но это вовсе не значит, что моя теперешняя работа в посольстве мне в тягость. Расширилась сфера интересов, я стал более собранным. Своей работой я очень доволен, и мне даже странно, что, работая в кино, я не интересовался тем, что сегодня меня так забавляет.

— Как часто вы снимаетесь? Вас можно назвать востребованным актером?

— Скорее я такой свадебный генерал. Где-то кому-то попадаюсь на глаза, и меня приглашают. Последний раз снимался прошлой осенью в фильме Виталия Воробьева «Дневной представитель». Сыграл Дракулу. А так обычно приглашают 1—2 раза в год. Снимаюсь или во время отпуска, или за свой счет отпуск беру.

— После распада СССР у вас не возникло чувства, что ждали одного, а получили другое?

— Невозможно, переходя из одной экономической системы в другую, сразу зажить на уровне таких государств, как Финляндия, Голландия, Бельгия или Швейцария. Надо много работать, прежде чем чего-то достичь. Поэтому все получилось так, как должно было получиться.

— По долгу службы вы живете в Москве. А как часто вы бываете в Вильнюсе?

— В Вильнюсе бываю редко. Ездить в командировки приходится только в исключительных случаях. Лишь в позапрошлом году я взял впервые за несколько лет большой отпуск и безвыездно провел его в Вильнюсе. Сидел на своем любимом балконе, бездельничал, смотрел на деревья, на небо, радовался свежему воздуху.

— У вас большая семья?

— У меня двое детей и внук Миколас. В Москве со мной живет лишь жена. Дети уже взрослые, у них свои заботы. Сына зовут Мартинас, а дочь Юстиной. Мартинас вместе с другом создали частный театр. В нем сын работает одновременно и менеджером, и продюсером, и администратором. Хорошо работают, много творят, ездят по всей Европе. А Юстина пока учится в университете.

— Вы занятой человек. Значит ли это, что у вас нет свободного времени?

— Мне очень трудно делить свое время на свободное и несвободное. Мои проблемы, связанные с работой, плавно перетекают в личную жизнь. Я заинтересован в этом, мне это интересно. Так, организация научной конференции по истории Литвы или издательство книги литовского поэта на русском языке не входит в мои обязанности, и я занимаюсь этим в свободное от работы время.

— Кино часто смотрите? Какому отдаете предпочтение?

— В кинотеатры я редко хожу. В основном слежу за кинопроцессом на просмотрах, на кинофестивалях. Из современных фильмов мне понравился «Пианист» Романа Полански, хочу посмотреть «Дом дураков» Андрея Кончаловского.

— Выходит, киноманом вас назвать нельзя.

— Это так. Вот моя жена — больший киноман, чем я. Постоянно ездит в Дом кино.

— Вероятно, из всех литовских актеров советского периода вы устроились в жизни лучше всех.

— Думаю, что они на своем месте, а я на своем. Они остались до конца в своей профессии, к которой стремились и которой они владеют. А я был дилетант, любитель, человек, который попал в кино и стал этим заниматься. Кто считает меня актером — я не против, кто дипломатом — тоже хорошо. В свое время я закончил юридический, изучал основы международного права, историю государства и права и т. д. Так что чем я начал заниматься, тем и заканчиваю.

— Вы можете себе позволить все что хотите?

— Я ориентируюсь разумными пределами. Я так устроен, что никогда не мечтаю о том, что не могу себе позволить. Я не раб глупостей. Вот только очень хочется литовского черного хлеба, а в Москве его нет.