Архив

Юрий Kолокольников

На интервью Юрий Колокольников категорически пресекает интерес к своей частной жизни. «Кого должно волновать, что я ем, или мои отношения с моей же собакой?!» — возмущается он.

12 мая 2003 04:00
1242
0

На интервью Юрий Колокольников категорически пресекает интерес к своей частной жизни. «Кого должно волновать, что я ем, или мои отношения с моей же собакой?!» — возмущается он.

При вопросах о профессии актер становится более разговорчив, но и тут, как говорится, «фильтрует базар». Выходит, это только на вид Колокольников такой белый и пушистый?..



— Ты любишь старое советское кино?

— Да, очень. В ту эпоху была масса гениальных режиссеров. Мне нравятся фильмы Эйзенштейна, Александрова, Тарковского, Бондарчука, Данелии — я здесь не оригинален, их фильмы знают и любят все. Сколько бы ни показывали «Семнадцать мгновений весны» Лиозновой — не могу оторваться.

— А знаешь, что в одном из старых фильмов есть персонаж с такой же, как у тебя, фамилией — Колокольников?

— Паша Колокольников? Которого Куравлев играл? В фильме Шукшина «Живет такой парень»?.. Знаю. А еще в Москве есть Колокольников переулок. (Смеется.)

— Какие жанры тебе наиболее интересны?

— Не могу отдать чему-то предпочтение. Я бы, например, с интересом сыграл Франкенштейна. Любой жанр может быть увлекателен, все зависит от того, кто им занимается. А вообще я человек сентиментальный, очень люблю мелодрамы, психологическое трогательное кино, то, что называют «сказки для взрослых».

— У тебя фактура плейбоя. Ты стал бы сниматься в откровенной эротике?

— Нет, не стал бы. (Пауза.) Хотя, если бы это снимал Феллини, наверное, стал бы.

— Ты статьи о себе собираешь?

— Нет, ничего не собираю, у меня дома никаких статей не лежит.

— А публикации по поводу «Сладкоголосой птицы юности» с интересом просматривал?

— Честно говоря, я не очень-то все это читал. Слышал, что пишут много, и вроде много хорошего. Но я особо ни на что не претендовал.

— Не претендовал, однако твой дебют на сцене признан очень успешным. Чья в этом заслуга?

— А это совокупный результат. Дело и в театре «Современник», и в режиссере Кирилле Серебренникове, и в Марине Нееловой, и во мне самом — в моем желании. Я себя не переоцениваю, но, репетируя и потом играя в этом спектакле, лично для себя очень много профессионально приобрел.

— После премьеры масса людей тебе жали руку, хвалили. Ты всем верил?

— Да я вообще никому не верю! (Смеется.)

— А Марине Мстиславовне Нееловой?..

— Вот ей — верю! Потому что она — гениальная. Лучшая актриса в мире! Если кто-то скажет, что это не так, то я плюну ему в лицо. (Не смеется.)

— После удачного дебюта на сцене тебя засыпали предложениями играть в других спектаклях?

— Да, предложения были, есть и, надеюсь, будут. Кое от чего я уже отказался, поскольку не успеваю все сразу. Параллельно сниматься и репетировать спектакль еще можно, но репетировать сразу два спектакля я бы не решился.

— Тобой занимается агентство или свои профессиональные дела ведешь сам?

— Нет, никто мной не занимается, здесь я одиночка. А в Америке у меня есть менеджер. Это правильнее, потому что артист не должен договариваться о деньгах, хотя, с другой стороны, должен в этом разбираться.

— Ты ходишь на спектакли коллег?

— Да, хожу, это полезно, надо учиться друг у друга. А еще я очень люблю смотреть старые спектакли по телевизору или на кассетах. Недавно видел «Мещане» Товстоногова — это просто хрестоматия по режиссуре и по игре, гениальная вещь! А постановки Галины Борисовны (Волчек. — «МКБ»), «Обыкновенная история», «На дне» и «Вечно живые» Ефремова!.. Для меня это то, чем я хотел бы заниматься. Может, я человек консервативный или старомодный, но такой психологический театр мне ближе всего.

— Что для тебя главное в режиссере?

— Главное — чтобы он был режиссером. Очень ценю юмор в людях вообще и в режиссерах в частности. Нужно легче, с иронией, относиться к себе и своей деятельности.

— А правда, что поступать в театральный ты решил на спор?

— Нет, такого не было. На спор я подстригся налысо. А поступал не на спор: я знал, куда иду, это был осознанный выбор.

— Сам выбрал профессию или посоветовал кто?

— Сам.

— Ты вундеркинд — школу закончил в 15 лет?

— Да нет, я сдал за два года экстерном, чтобы побыстрее математику, физику и химию оставить позади. Это несложно, надо просто посидеть за учебниками, — даже интересно, прямо как кроссворд.

— Ты с детства жил в Канаде и США, знаешь английский и французский языки. Отчего выбрал российский театральный вуз?

— Потому что у нас лучшая театральная школа в мире. Россия вообще мировой театральный центр.

— А может, если бы ты учился в США, то уже стал бы надеждой Голливуда?..

— История не знает сослагательного наклонения, и никто не знает, что было бы, если бы… Наступил на бабочку — мир изменился.

— У кого из актеров ты бы взял мастер-класс?

— У Чарли Чаплина, у Джека Николсона, у Евгения Леонова, у Фаины Раневской… А наблюдать за тем, как Марина Неелова работает, — уже само по себе огромная школа. Играть с ней — великое счастье.

— Литературой интересуешься? Как тебе, к примеру, Му…

— «Муму», что ли?.. (Смеемся вместе.) Да, мне понравилась «Охота на овец» Мураками. Но столько литературы, написанной более ста лет назад, мной еще не охвачено!..

— У тебя много пороков, мешающих актерской профессии?

— Нет-нет, ничего такого за мной не водится. Рано еще порокам предаваться: времени нет.