Архив

Александра Урсуляк

Все девочки мечтают о роли Джульетты, а вот Александре Урсуляк всегда больше хотелось сыграть Лолиту. Сейчас ей двадцать, и она вздыхает, что уже стара для набоковского образа.

12 мая 2003 04:00
1120
0

Все девочки мечтают о роли Джульетты, а вот Александре Урсуляк всегда больше хотелось сыграть Лолиту. Сейчас ей двадцать, и она вздыхает, что уже стара для набоковского образа. Ничего подобного, лет пять в запасе у нее вполне есть! Кстати, Джульетту она уже сыграла, а за образ Джулианы, чем-то схожий с Лолитой, недавно получила премию «Кумир» в номинации «Надежда года».



— Ты была классическим «актерским ребенком»?

— Нет, хотя меня и манило волшебство, происходящее, когда человек выходит на сцену. Это уже не твои папа и мама — это кто-то другой… Но мои родители, как и большинство родителей-актеров, не хотели, чтобы я отравилась театром и впоследствии выбрала их профессию. Поэтому я не сидела на репетициях, не шастала за кулисами, а как нормальный ребенок ходила в школу, учила дома уроки, занималась на фортепиано.

— То есть примерная ученица, активистка — это про тебя?

— Сначала — да. Потом я не очень-то училась, плохо себя вела, и после 9-го класса меня выгнали из школы. Я перешла в другую, где оказались все, кого отчислили из моей. Сложилась потрясающая компания двоечников. Весь 10-й мы прогуливали, ночами тусовались в клубах… А потом, озаботившись тем, что я сложный ребенок, родители отправили меня в Бирюлево, в школу, где преподавала моя родная бабушка. Мы вместе вставали, вместе шли в школу, возвращались, обедали, делали уроки. На самом деле я бабушке бесконечно благодарна, потому что она освободила меня от подростковой мишуры, сделав более-менее нормальным человеком.

— И когда же у тебя сформировалось желание заняться актерской профессией?

— Буквально перед окончанием школы. Но я решила: в театральный буду поступать только один раз. Если не поступлю — никогда больше к этому не вернусь.

— А тебе кто-нибудь говорил, что актерских данных у тебя нет?

— Папа говорил. Думаю, он действительно не видел во мне особых талантов и хотел оградить меня от проблем и унижений, которые испытывает человек, если его куда-то не принимают. Он предлагал мне множество вариантов других, более стабильных профессий: дизайнера, парикмахера-стилиста, переводчика… Зато мама в меня верила и поддерживала.

— В результате ты поступила. У вас на курсе учатся еще дети знаменитостей, и каково отношение к ним остальных?

— Да, учатся. Но обвинений в том, что мы какие-то «детки», никогда не было. Несмотря на разношерстность курса, я считаю, что отношения у нас сложились позитивные, даже родственные. При этом дух соревнования присутствует постоянно, и уважают тех, кто показывает хороший результат.

— Считается, что все девочки мечтают сыграть Джульетту. Ты не исключение?

— Мне гораздо больше хотелось сыграть Лолиту… А с Джульеттой получилось неожиданно. В институт я пришла «мальчиком» — с короткой стрижкой, маленькая, несуразная. Было непонятно: кого мне играть? И чтобы доказать, что я могу быть женственной, на 1-м курсе я сделала самостоятельный отрывок из «Ромео и Джульетты». А через год Роман Ефимович Козак пригласил меня сыграть Джульетту в спектакле Театра им. Пушкина.

— Режиссер Роман Козак и хореограф Алла Сигалова в одной из сцен решили Ромео и Джульетту раздеть до трусов. Этот барьер ты легко преодолела?

— Постановщикам нужно полностью доверять, тогда все будет нормально. Алла Михайловна Сигалова всегда знает, чего она хочет, и если говорит: «Саша, в этой сцене вы будете в одних трусах», — надо понимать это однозначно. Не могу сказать, что я девушка очень стеснительная, поэтому отнеслась к этому спокойно. К тому же номер получился замечательным. Он не выглядит грязным или пошлым, а наоборот — целомудренным и красивым. Это отметили все, в том числе и мои бабушки.

— Помнишь день, когда тебе довелось впервые выйти на сцену?

— Да, «Ромео и Джульетту» 22 марта 2002 года я запомнила навсегда. К сожалению, премьера прошла для меня не столь благоприятно, как могла бы, потому что я жутко нервничала. Особенно трудно было перед вторым актом, когда знаешь, что публика, возвратившаяся из буфета, не настроена на трагедию. Я вдруг почувствовала, что все мое тело словно сопротивляется, — это организм боролся со стрессом. Конечно, сейчас такого уже нет.

— Как актерам удается запоминать огромное количество текста и, главное, не путать реплики из разных спектаклей?

— Во-первых, тренировка. Во-вторых, надо сидеть дома и честно зубрить свой текст. Я, например, люблю делать это, лежа в теплой ванне… А главный секрет — в том, что необходимо понимать, о чем ты говоришь.

— Уже снимаешься в кино?

— Да, сейчас на Минской киностудии снимаюсь в сериале «Вокзал» у молодого режиссера Андрея Кавуна. Играю дочь начальника вокзала.

— На кого из современных актрис тебе хотелось бы равняться?

— Мне очень нравится актриса Галина Тюнина.

— Кто для тебя самый строгий судья?

— Папа. Раньше его присутствие в зале доводило меня до трясучки, до температуры. Это всегда очень мешало. Он об этом знал, и поэтому стал ходить на мои премьеры тайком. (Смеется.)

— Что, по-твоему, в актерской профессии самое трудное?

— Самое трудное — держать себя в руках.