Архив

Это я, Эдичка

Он не знает страха. Он не знает упрека. Он ничего не знает. Слоган к фильму «Агент Джони Инглиш» применим к любому агенту без страха и упрека. К криминальному репортеру — тоже.

12 мая 2003 04:00
1198
0

Он не знает страха. Он не знает упрека. Он ничего не знает. Слоган к фильму «Агент Джони Инглиш» применим к любому агенту без страха и упрека. К криминальному репортеру — тоже. Вот Эдуарду Петрову исполнилось 30 лет. Он меняет места работы («Времечко» Авторского телевидения, программа «Итоги» на НТВ, канал «Россия» — проект «Честный детектив»). Он никого не пускает в квартиру — боится, что бандиты обнаружат явку.

В общем, все серьезно.


«Детективы не читаю»

— Эдуард, расскажи, как все начиналось. Ты зачитывался в детстве детективами и мечтал стать следователем по особо важным делам?

— Ничего подобного. Детективы, кстати, и сейчас не читаю, лучше возьму томик Набокова. А рос я обыкновенным, единственным, и поэтому избалованным ребенком, в интеллигентной семье инженеров-электронщиков, работающих на предприятии «Счетмаш». Так что очень долгое время никакой грязи я не видел и бранных слов не слышал. В школе был хорошистом, хотя уже и тогда правдолюбцем. Все время ратовал за справедливость, за что был нелюбим учителями.

— А спустя несколько лет ты появился в заставке «Времечка» в милицейской фуражке, со своими специфическими репортажами…

— Это был мой первый телевизионный полигон, которому я очень благодарен. Там я оказался благодаря Диброву, который заметил меня на «Авторадио» и порекомендовал Льву Новоженову, Анатолию Малкину и Кире Прошутинской, сыгравшим огромную роль в моей жизни. Именно они дали мне возможность работать, развиваться в новом качестве — криминального корреспондента. В то время эта сфера была совсем неохваченной, и я действовал на свой страх и риск. Ведь телевидение это как большой стадион: ты запускаешься, то есть стартуешь, а придешь ли к финишу — неизвестно. Здесь тяжело выжить. Много каких-то людей, однотипных журналистов… Выделиться архисложно.

— В чем же твоя оригинальность?

— Я первым взялся за данный жанр в нашей стране. Все криминальные программы появились уже много позже. Специфике данного производства не учат ни в одном учебном заведении. И лишь ограниченное число людей из нашей профессии допускается близко к правоохранительным органам. Сегодня все стремятся ухватиться за криминал, уверены, что получат высокие рейтинги и сделают себе имя. А это иллюзия. Тебя будут смотреть, только если конкретно именно тебе верят и именно тебя уважают. Зрителя невозможно обмануть. И я рад, что согласно рейтингу моя программа «Честный детектив» всего за месяц эфира вошла в десятку самых смотрибельных. Такой показатель дорогого стоит. Мы обогнали даже некоторые шоу.

— Возможно, в наше время такие программы тоже своеобразное шоу…

— Может быть. Занятно посмотреть, как Эдуард Петров гоняет преступность и когда же, наконец, его убьют.


«К смерти еще не готов»

— Часто угрожают?

— Да, как правило, по телефону, через Интернет или через третьих лиц. Такое случается практически после каждой «горячей» передачи, вышедшей в эфир. Например, мы разрабатывали табачную тему, в России этот бизнес криминален где-то на 80%, и поэтому никто этой проблемой не занимался. Страшно, опасно, «крыша» серьезная. Но мы стали копать, хотя нам не советовали этого делать. Беда в том, что люди, которым приносит немалый доход криминальный бизнес, считают себя почему-то неприкосновенными. Они уверены, что от любого могут легко откупиться, сунув тому в пасть деньги. Или, если не поймет, показав ствол.

— У тебя действительно махали перед носом пистолетом?

— Нет, только намекали. Все-таки все понимают, что я работаю на государственном канале. Это на НТВ со мной, наверное, было проще разобраться, хотя нас там охраняла служба безопасности «Медиа-Моста».

— Сейчас у тебя есть телохранитель?

— Личного нет. Но у нас существует департамент безопасности канала, в который можно обратиться за помощью.

— Смерти боишься?

— Естественно. Я пока к ней не готов.

— А к ней разве можно подготовиться?

— Не знаю. Ну, интересно наблюдать, как некоторые старички в возрасте 70—80 лет доживают свой век на райском острове, в уютном особнячке, курят бамбук и готовятся к блаженному уходу. Мне, думаю, до этого еще далеко, тем более с моими благородными принципами даже мечтать о домике у моря не стоит.

— Ты всегда упираешь на то, что ты — человек неподкупный, негнущийся и…

— Раньше я стеснялся в этом открыто признаваться, но потом подумал: зачем молчать, если это правда.

— Можно поподробнее?

— Мне не стыдно, что я не люблю походы в баньку с местными губернаторами и машины к трапу. Здесь я держу дистанцию. И крайне избирательно с кем-то сажусь за столом. В исключительных случаях могу себе позволить это лишь с оперативниками, которые вели дело. С паханами никогда не выпиваю, с ними общаюсь только когда они в наручниках.

— Твоя принципиальность на сегодняшний день хорошо оплачивается Добродеевым?

— Нормально.

— В таких случаях в программе «Без протокола» обычно спрашивают: какую роскошь вы можете себе позволить, а какую нет?

— Чтобы было понятно: я два года уже коплю на домашний кинотеатр. Таким образом, ты можешь судить об уровне моих доходов.

— Негусто. Слышала, что на квартиру ты тоже долго копил…

— 11 лет. А затем еще на недостающую сумму я взял кредит на прежней работе, на НТВ. И наконец приобрел жилище, где мы совсем недавно сделали ремонт.

— Ездишь на собственной машине?

— На служебной, с шофером. Сам водить пробовал, но это явно не мое, лучше уж я рядом с профессионалом посижу.


«На славу я не жадный»

— Вместе с тобой над программой работают Оксана Пименова и Алексей Петров, твой однофамилец. Зачем ты их привлек? Стало скучно одному в кадре?

— Молодым надо давать дорогу, и мне славы не жалко. Ребята толковые, напористые, цепкие. И задают большим чинам совсем не детские вопросы. Аудитория им верит. Вообще те, кто работает в моей команде, — люди порядочные. Я могу положиться как на финансового директора, который, знаю, не украдет ни копейки, так и на оператора, который ни при каких обстоятельствах не выключит камеру.

— Сколько лет жизни в сетке эфира пророчишь своей программе?

— Сколько она будет нужна каналу. Как только я почувствую, что меня хотят использовать, скажем так, не по назначению, уйду. Но пока я волен в выборе тем. Самое большое везение, что мне позволено на госканале показывать воров в погонах, находящихся во властных структурах.

— На тебя, наверное, в суд не раз подавали?

— Разумеется, порой такое случается. Судился вот с Приднестровьем. Мой материал был о том, что правительство этого края связано с оргпреступностью. Они хотели законным образом доказать обратное. Не вышло. Во-первых, потому что все мои данные были подлинными. А во-вторых, потому что в Российской телерадиокомпании работает великолепный адвокат Зоя Александровна Матвиевская.

— А как отдыхаешь от трудов праведных?

— Люблю поиграть с друзьями в боулинг. А в отпуск отправляюсь обычно за границу, хотя недавно жена, которая уже давно увлекается лошадьми, уговорила меня попробовать силы в конном путешествии по горным ущельям Казахстана. Кстати, я никогда не предполагал, что сидеть на лошади и ею управлять так нелегко. Но постепенно освоился, даже ни разу не упал.

Таким образом, мы дошли до личной жизни. Тут имеет смысл предоставить слово обеим сторонам. Итак, вот она, сладкая история, похожая на служебный роман.


«Я женился на внучке академика Забабахина»

Татьяна Петрова: «Я пришла на „Времечко“ 7 лет назад юной, наивной 17-летней стажеркой, а Эдик уже тогда был маститым криминальным корреспондентом, гордо ходил по коридорам и меня не замечал. Помог, как говорится, случай. Однажды, вскрывая подаренную коробку конфет, он решил угостить и меня. С этого все и началось… Честно говоря, АТВ — довольно специфическая контора, и поэтому когда наши отношения стали складываться наилучшим образом, коллеги начали активно этому препятствовать: рассказывать мне про Эдика всякие гадости, что он страшный человек, снимающий трупы, связанный с „авторитетами“, и с таким счастье не найдешь. Но я решила действовать по собственной программе, не особо их слушала, и так как наш роман стал невыносим для многих, просто ушла с работы, о чем, разумеется, не жалею».

Эдуард Петров: «Два года назад мы поженились. Я думаю, мы хорошая пара. У нас такая „криминальная“ семья, бывает, иногда даже дома обсуждаем какие-то новые сводки. А когда я нахожусь в командировке, всегда имею возможность видеть жену, пусть хотя бы и по телевизору».