Архив

Взрывай!

В начале мая группа «Динамит» вместе со своим продюсером Юрием Айзеншписом, оператором Владом Опельянцем, его женой, бывшей солисткой «Блестящих» Полиной, и двумя девушками-моделями высадились на Ямайке…

9 июня 2003 04:00
1013
0

В начале мая группа «Динамит» вместе со своим продюсером Юрием Айзеншписом, оператором Владом Опельянцем, его женой, бывшей солисткой «Блестящих» Полиной, и двумя девушками-моделями высадились на Ямайке. Легенда такая: «динамиты» отправились снимать клип. Компания предавалась радостям тропической жизни, купалась в бассейне, ходила в гости к Дэйву Стюарту из «Eurythmics» и продюсеру группы «No Doubt» Брайану Маклайну, а один из «динамитчиков» даже успел подцепить местную девчонку, о чем режиссер Гоша Таидзе и снял ролик. Не очень-то похоже на правду, но, в общем-то, это неважно. Главное — красиво получилось.



— Вы специально выдумываете подобные истории, чтобы нравиться девчонкам?

Илья Зудин: — Да нет, все так и было. Мы прилетаем на Ямайку, как простые туристы. Со мной и Ильей Зудиным — подруги, а Леня находит свою любовь именно здесь. Дальше мы ездим по острову, тусуемся, развлекаемся, но приходится возвращаться домой, и Леня прощается со своей новой девушкой. Это все реальная история из нашей жизни. Почему было не снять эту историю на видео? Да и девчонка Ленина была не против.

— То есть не было сюжета, не было сценария, заранее ни к чему не готовились, а просто поехали и снимали все, что происходило вокруг?

Леонид Нерушенко: — Вообще-то клип должен был сниматься на другую песню из нашего нового альбома — «Сумасшедшее лето». Но Юрий Шмильевич сказал: «Народ требует настоящего регги!» И мы сняли «Ямайку».

— Что вам больше всего понравилось на острове?

Илья Зудин: — Местная корова. Она была просто нереально огромных размеров. Там вся флора и фауна больше, чем в России, но эта корова — просто гигант.

Илья Дуров: — Мне местные жители понравились, они очень красивые. У них там на острове вечный праздник, они гуляют, веселятся, атмосфера такая всеобщего праздника. И лица у них поэтому открытые, нет в лицах злобы какой-то, зависти. А фигуры у всех такие, словно они всю жизнь из спортзала не вылезали. Такие все высокие, мускулистые.

— А вы сами в тренажерный зал ходите?

Леонид Нерушенко: — Стараемся, но не всегда получается: гастроли, выступления, репетиции. Трудно что-то планировать.

— А как у вас дела обстоят с другими непременными атрибутами звездной жизни? Какую одежду носите? На каких автомобилях ездите?

Леонид Нерушенко: — Да джинсы. Без разницы, какая это марка, мне главное — чтобы были удобные, люблю обычные Levis. Я не гоняюсь за какими-то крутыми фирмами, но если попадется Gucci или D&G, то могу купить.

Илья Дуров: — На жизнь нам хватает. Хотя это такой вопрос… Когда ты получаешь тысячу долларов в месяц — тебе хватает. Когда получаешь миллион — тоже хватает, только вместо старой BMW ты покупаешь новехонький Ferrari. Разница в потребностях — вот и все. А на самом деле, когда мы вырастем и станем большими и важными, мы заведем свой собственный бизнес и быстренько наверстаем отсутствие квартир, машин и вилл в Испании. Мы все это быстренько себе прикупим и заживем красиво и романтично.

— А что действительно будет, когда вы выйдете из «пионерского» возраста или, скажем, поссоритесь?

Илья Дуров: — Во-первых, я думаю, что нормально, когда люди сходятся по интересам, а потом расходятся. У нас пока такой тенденции не наблюдается, и нам рано думать о распаде.

Илья Зудин: — Простой обыватель не может понять отношения в группе. В любом коллективе всегда происходят какие-либо трения, из-за которых может произойти распад. На данный момент у нас нет таких трений, поэтому на сегодня я могу сказать, что группа «Динамит» пока только развивается. Когда художник рисует первую картину, то он думает, что это шедевр. Как только он начинает писать вторую, он забывает про первую, и уже вторая картина для него лучшая.

— То есть для вас лучший альбом — последний?

Илья Дуров: — Я думаю, что мы вложили в него более серьезные мысли. Не то чтобы мы стали серьезными и скучными, просто мы стали более профессиональными.

Леонид Нерушенко: — Будет новая песня «Занимайся делом». Очень веселая песенка. Она напоминает молодым людям, что есть еще много интересного, кроме как бухать бухашку и курить куришку.

— Любовь к музыке — это с детства?

Илья Зудин: — Я с родителями слушал группу ABBA. Папа иногда слушал, не пугайтесь, AC/DC. Еще джаз и вообще классическую музыку. Что касается популярной музыки, то я воспринял ее как достойную внимания с Майкла Джексона. А так я занимался в музыкальной школе, пел в ансамбле, поэтому слушал разные стили. А вообще, музыка во мне.

Леонид Нестеренко: — Да на меня только Боб Дилан повлиял, и все.

— А вообще, могла бы жизнь сложиться по-другому, скажем, не шоу-бизнес, а что-нибудь еще?

Илья Зудин: — Я вырос в Сочи. Детство у моря — это, конечно, сказка, но я бы не хотел, чтоб мои дети там росли. Дело в том, что люди, когда приезжают в Сочи, тратят там кучу денег. Это естественно, они ведь работали весь год и приехали отдохнуть, но дети не видят, как их зарабатывают. У них создается ощущение, что когда они вырастут, то станут такими же богатыми и тоже будут тратить по две-три тысячи долларов за ночь. Естественно, этого не происходит, тогда появляются всяческие комплексы. Мне повезло: в 14 лет я познакомился с людьми, которые были диджеями на дискотеках. Они стали меня учить работать, потом я начал писать песни. Думаю, что все закономерно.

Леонид Нерушенко: — У меня запросто все могло быть иначе. Я рос в одном дворе с Маратом Сафиным, так что мы постоянно мозолили друг другу глаза. В результате мои родители отдали меня в теннис. Марат был таким упертым парнем, все время на тренировках, а я прогуливал, мне это неинтересно было. И в результате все решили, что теннис мне не нужен. Сейчас, конечно, жалею. Даже если б я не стал первой ракеткой мира, то с моей внешностью на рекламе точно бы миллионы зарабатывал.

Илья Дуров: — А мне в последнее время нравятся различные трюки со сноубордом и лыжами. Я это и раньше видел, и всегда это мне безумно нравилось. Я люблю горные лыжи и, думаю, смог бы научиться. Но любовь к музыке пока победила.