Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Нина и Андрей Ургант:

«Остроумие в нашей семье передается по наследству»

12 ноября 2008 18:15
809
0

Несколько дней у моря — настоящий подарок для артиста со сложным графиком. А уж если этот отдых неожиданно становится семейным, то, наверное, можно оставить о нем добрую память. Например, в виде интервью, которое Нина Николаевна и Андрей Ургант дали «МК-Бульвару» в Анапе.

Несколько дней у моря — настоящий подарок для артиста со сложным графиком. А уж если этот отдых неожиданно становится семейным, то, наверное, можно оставить о нем добрую память. Например, в виде интервью, которое Нина Николаевна и Андрей Ургант дали «МК-Бульвару» в Анапе.

— Глядя на вашу семью, где каждый достиг определенного успеха, кажется, что это случилось именно благодаря оптимизму и задору, свойственному вашему клану. Вы единый организм или все-таки каждый сам по себе?

Нина: Естественно, каждый сам по себе. Другое дело, что мы далеко не удаляемся друг от друга. Все время рядом. Мы же самые близкие и родные друг другу люди. Вот сегодня Ванечка мне звонил, разговаривал со мной целый час, он никогда нас не бросает.

Андрей: Да, и разорил тебя долларов на пятьдесят. (Улыбается.)

Нина: Почему? Это же он мне звонил.

Андрей: Потому что мы в Анапе, здесь действует роуминг, и платят обе разговаривающие стороны.

Нина: О, если бы я знала, то не разговаривала бы.

Андрей: Видишь, у твоего внука гипертрофированное чувство юмора — он же прекрасно знает, где ты находишься.

— А Иван с вами в жизни шутит точно так же, как и на экране?

Нина: Конечно. И, думаю, этому нельзя научить. Это либо дано от Бога, либо нет. И сначала так шутил Андрей.

Андрей: Нет, мамочка, началось все с тебя. Потому как ты — блистательная собеседница. Говоришь немного, но всегда это безумно остроумно. Поэтому нам с Ваней это передалось по наследству. А потом у нас в доме бывали такие легендарные личности. Это была целая школа…

Нина: Да, у нас в гостях были и Андрюша Миронов, и Олег Даль, и Володя Высоцкий, и Марина Влади…

Андрей: Но самое главное, нужно, чтобы с детства был привит вкус к хорошей литературе, хорошей поэзии, хорошим фильмам. То есть с малолетства учиться отличать достойное от низкокачественной продукции.

— Нина Николаевна, ваш сын очень мудрый человек…

Нина: Не очень. (Улыбается.)

— Я к тому, что в одном из своих интервью он честно признается, что завис где-то посередине между знаменитой мамой и суперпопулярным сыном, не претендуя на их лавры и не комплексуя по поводу своей гораздо меньшей известности…

Нина: Но Андрюшка у нас самый умный, талантливый и образованный!

Андрей: Это мама так говорит, потому что мы вдвоем сидим. А комплексов у меня действительно нет, потому как я никому не завидую и никому зла не желаю.

— Андрей, получается, вы сейчас заняты в антрепризах и на Питерском телевидении?

Андрей: Да, я сейчас на Пятом канале веду очень интересную программу «Встречи на Моховой».

— Иван в папу пошел в смысле нелюбви к репертуарному театру?

Андрей: Когда его пригласили в БДТ, предложив роль четырнадцатого стражника, он сказал: «Простите, ребята, но я этим фуфлом заниматься не буду». «Как же так?! — ответили ему. — Без театра ты не состоишься!» И, как видите, он доказал обратное. Он вполне самодостаточен. Может быть, сегодня ему уже и не стоит играть в театре, который, к сожалению, находится в плачевном состоянии.

Нина: А я думаю, где-то в подсознании у него сидит эта мысль — попробовать. Полагаю, он позже придет на подмостки.

Андрей: Когда все гайки закрутят и останется только театр, тогда Ваня туда придет. А пока у него все нормально. И когда кто-то из знакомых мне говорит: «А не боишься ли ты, Андрюша, что Ванечка разменяется на эти шутки-прибаутки?» — я всегда заявляю, что нисколько. Он читает нужные книги, у него есть четкие планы на эту жизнь, он упертый Овен.

Нина: Знаете, если я порой сильно волнуюсь за Андрюшку, то за Ваню я не волнуюсь. Он гораздо более неуязвимый по сравнению с отцом.

Андрей: Ничего не скажу про личную жизнь, но в работе Ванька исключительно жесткий. Я слышал, как он разговаривает с продюсерами, как выслушивает предложения, как высказывает свои требования… Я так не умею. «Ты не резковато?» — иной раз спрашиваю. «Пап, так надо, иначе сожрут!» — говорит он мне.

— Нина Николаевна, а когда внук приезжает к вам в гости, вы его балуете плюшками?

Нина: Я не готовлю плюшек. (Улыбается.) Ваня любит курочку. Он мне звонит: «Нинуля (никогда не зовет бабушкой), сегодня приезжаю, будет моя еда?!» И его уже дожидаются курочка и грибочки, которые я нашла на даче и засолила.

Андрей: Умение готовить у нас от тебя. Я готовить умею с детства, а Ванька приучил себя к этому сравнительно недавно. Так что программа «Смак» появилась не случайно. Полгода я с Андрюшкой Макаревичем ее вел, но мне он ее не отдал, а Ваньке позже отдал.

Нина: И он стал ее вести совершенно по-новому. Она стала другой.

— Иван никогда не обсуждает с вами вопросы личного характера?

Нина: Никогда. Это мы с Андреем — открытые, а Ваня — закрытый. Я же вам говорю, что он умнее нас всех.

— Думаете, он поменялся, став папой крохотной дочери Нины?

Нина: Нет, ему же тридцать лет, он совершенно взрослый мальчик.

Андрей: Он был готов к рождению ребенка, хотел его. Через двадцать минут после того, как дочь появилась на свет, он мне позвонил и сказал, что обязательно назовет ее в честь прабабушки.

Нина: У меня такое ощущение, что девчонка растет явно с моим характером. Крестили тут ее недавно. И представляете, она не произнесла ни звука во время этой довольно долгой процедуры.

— Так это замечательно! Потому как вы не только терпеливы, но и сердобольны, вон подобрали на улице трех кошек и приютили у себя.

Нина: Да, но раньше было шесть кошек. А теперь уже осталось трое — две кошки и кот. Я всех их больных, несчастных подбирала на улице и потом долго лечила. Одна была обожжена паяльной лампой, у другой была сломана лапа, а третья просто зимой принесла мне своих котят прямо под дверь. Ну что мне было делать? Я их вырастила и раздала в надежные руки.

— Со стороны полное впечатление, что у вас какой-то очень свободолюбивый семейный клан…

Андрей: Скорее независимый. Думаю, это у нас всех от нашей бабушки — Марьи Петровны. Она была чудной женщиной! Именно она научила меня ругаться матом. Она была немыслимой красоткой, очень вольная. Поэтому и свою дочь я назвал в ее честь. Она, кстати, и похожа на нее очень. Машка сидит сейчас в Голландии с сыном Имиром, моим внуком. Имя такое, потому что его папаша — турок. Малыш получился симпатичный. И я его в тайне от всех крестил в православную веру, и здесь его нарекли Ильей.

Нина: Мы с тобой, Андрюш, поступили одинаково. Мама Вани была раньше атеисткой, а когда ему исполнилось четырнадцать, мы с ним пошли в церковь, и я его окрестила.

— Что однозначно объединяет всю вашу семью, так это колоссальная влюбчивость всех ее членов. Вы, Нина Николаевна, три раза были замужем и всегда признавались, что сильные чувства только способствуют творчеству…

Нина: Совершенно верно. Когда я влюблялась, у меня крылья вырастали.

Андрей: И я абсолютно такой же. Когда увлекался, не задумывался, чем эта девушка занимается, где живет, кто ее родители, то есть мне ничего от нее не надо было. Просто отдавал ей все, что у меня есть.

Нина: Он щедрый в этом смысле.

Андрей: Но отношения рассыпались. Каждый раз что-то случалось. Но, слава богу, я, несмотря на свою такую безалаберность, все-таки один раз пожил официальной семьей, а главное, были в моей жизни две женщины, которые не побоялись мне родить детей. Да, они, хитрые девчонки, Лера — мама Вани, и Алена — мама Маши, просто заявляли мне, что обязательно будут рожать. (Улыбается.)

— Нина Николаевна, давайте поговорим о творчестве, кажется, настолько глубинного копания, как раньше, в настоящее время в актерстве уже нет…

Нина: Да, верно. И это очень грустно. Я сейчас мало играю и от этого тоскую. Потому как силы и возможности есть. Но вот скоро Фокин в Александринском театре будет ставить «Игрока» по Достоевскому, где у меня роль бабушки. А то, что предлагают играть в кино и сериалах, меня не устраивает, я отказываюсь. Безусловно, читаю сценарии ради любопытства, в надежде: а вдруг…

Андрей: Чудес не бывает, к сожалению. Как можно весь этот шлак играть?!

Нина: Недавно какая-то русско-французская компания предложила мне сыграть княгиню, которая живет на свалке и совращает молодых мальчиков. Ну как я после «Вступления», «Белорусского вокзала» и других моих картин буду играть такое?! Они так удивились моему отказу, говорят: «Мы же деньги хорошие платим». Но я не могу продаваться за эти деньги. Как я буду потом смотреть в глаза людям?

— Нина Николаевна, вы — признанная легенда нашего кинематографа, но мало кто знает, что практически вся ваша профессиональная судьба основана на сопротивлении: в «Белорусском вокзале» руководство «Мосфильма» было против утверждения вас на роль, и Товстоногов изначально не видел вас в БДТ, лишь потом присмотрелся. То есть двери перед вами сразу не распахивались, что, к счастью, вас не остановило.

Нина: Но, видимо, что-то есть у меня от Бога, что заставляло их остановиться и меня признать. (Смеется.) Между прочим, гениальный оператор, ныне покойный Паша Лебешев, тоже был против моего участия в «Белорусском вокзале». Он возмущался: «Что это за актриса, у которой совсем нет глаз!» А уже много позже, после того как фильм был снят и на моем участии в нем настоял режиссер Андрей Смирнов, у меня дома раздается звонок в дверь. Открываю, на пороге Пашка стоит на коленях, с ящиком шампанского, и говорит: «Я его принес, чтобы выпить за твои глаза. Таких глаз я больше нигде не видел!» (Улыбается.) Так что вот так бывает.