Архив

Философия для младших классов

Тут актер Винсент Галло представил в Канне свою режиссерскую работу «Коричневый кролик». Критика порвала этого кролика, как тузик тряпку. Результатами раздумий Галло стало заявление: мол, его картина хороша, а критик Роджер Эберт — один из самых влиятельных американских людей, пишущих о кино, — «жирная свинья».

16 июня 2003 04:00
1381
0

Помнится, после выхода «Американской красоты» на киноэкраны «МК-Бульвар» проводил опрос среди отечественных критиков: не кажется ли им, что данный фильм знаменует собою новое возрождение «умного кино» в Голливуде? Критики отвечали в некотором роде мычанием: кто-то говорил, что не кажется, кто-то — что кажется, кто-то даже бодро заявил, что умное кино в Голливуде никогда и не кончалось. Речь, разумеется, шла о продукции, предназначенной к просмотру всеми желающими, а не только завсегдатаями манхэттенского кинотеатра, что на углу 20-й и 30-й, где специально для высоколобых показывают кино, снятое их же товарищами по несчастью со всякими сложными словами типа «трансцендентальность» и «Гомер».

Как пишут поверх заляпанного кровью экрана в нынешних интеллектуальных голливудских фильмах, «прошло четыре года…»

Выяснилась ужасная вещь.

Точнее, выяснились сразу две ужасные вещи.

Первая — тот факт, что нынче разрекламированный блокбастер, аки «Титаник», не в состоянии утопить ничего: ни безобразный сценарий, ни халявные спецэффекты, ни наглая длина в пятьдесят минут, ни разгромные критические статьи. Реклама победила даже здравый смысл. Тут актер Винсент Галло представил в Канне свою режиссерскую работу «Коричневый кролик». Критика порвала этого кролика, как тузик тряпку. Винсент Галло, человек в общем-то неглупый, призадумался. Но поскольку кругом на мнения критиков плюют, результатами раздумий Галло стало заявление: мол, его картина хороша, а критик Роджер Эберт — один из самых влиятельных американских людей, пишущих о кино, следует заметить, — «жирная свинья». Эта увлекательная зоология продолжается и по сей день: Эберт вежливо написал, что он, конечно, толст, но, даже когда он похудеет, Галло все еще будут знать исключительно как режиссера «Коричневого кролика». Вот такая иллюстрация: чего уж ждать от зрителя, когда даже режиссеры шлют критику коз пасти.

Но вернемся к интеллектуальному кино и тому, что же насчет него выяснилось. Выше было «во-первых». Во-вторых, выяснилось и то, что на всякий «Титаник» найдется свой айсберг. И в случае с возрожденным интеллектуальным голливудским кино этим айсбергом стала интеллектуальность.

Тут все вопили от счастья: «Матрица! Перезагрузилась!» Перли в кинотеатры, как на похороны генсека с абонементом. Потом выходили оттуда — тихие такие в большинстве своем, задумчивые. Глаза вращались неестественным образом, потому что мозг пытался переварить все увиденное, а главное, услышанное. Если кто полагает, что это наше личное горе — сильно ошибается. Во всем мире колонки обозревателей киножурналов и просто газет полны цитат из писем читателей: вот, например, «Toronto Sun» рассказывает о новой технологии записи и воспроизведения изображения IMAX. Автор начинает свою колонку следующим пассажем: «Технология IMAX не в состоянии сделать „Перезагрузку“ сколько-нибудь более разумной. Если вам уже опротивел фильм в 35-миллиметровом стандарте — как пишут нам читатели „Toronto Sun“, — то поп-философствование братьев Вачовски, их сюжеты, в которых не сходятся концы с концами…» ну и так далее. А ведь вспомните, сколько было счастья после первой «Матрицы»: «Синяя таблетка! Красная таблетка! Ложки нет!» То есть уровень третьего класса общеобразовательной школы публика тянула и сделала из него себе даже культ. А братья Вачовски сделали хитрый финт ушами: они прихватили учебники для пятого класса и заявились с ними в первый. Раздали их детям и велели написать сценарий продолжения. Ну, полкласса погибло от непосильного умственного напряжения, зато вторая половина налабала столько «умностев», что Киану Ривз, кажется, даже сам иногда давится, произнося их. И понеслось. Самый вежливый отзыв, который лично я слышал о фильме, звучал так: «Там только две приличные сцены. Но зато они длинные».

Думается, культ «Матрицы» получил могучий удар под дых. А ведь это урок. Не надо стараться быть умнее остальных. Демократия — она не вседозволенность. У всех должны быть равные возможности. В том числе и умственные. Чего, не видно, что ли, рядом: ангелы ногами машут, люди на букву Х по воздуху летают и молнии пущают во врагов. Опять-таки, спецагенты, на черных пиджаках которых не видно перхоти благодаря шампуню Head&Shoulders, с пушками бегают за сто миллионов баксов. И никто не выпендривается. Ну заявят разок, что мир не то, чем он кажется, и разок — что для человека главное — оставаться человеком. А вот эти замахи на новую мифологию и новую психологию — вы это при себе держите. Нам философии «терминатора» вполне хватает — это, кстати, не шутка, я сам видел на одном из интернетовских форумов фразу: «Терминатор» мне на многое открыл глаза".

Короче, поскольку «Матрица» заявлена как трилогия, у братьев-философов еще есть шанс. Погнать из кино всех морфеусоподобных персонажей. Раскрыть настоящие имена Нео и Тринити — Джо и Кэт: а то чего-то больно много смысла, причем совершенно бессмысленного, в этих именах. Почему бабу зовут Троица? У нее что, три головы? Или это такой скрытый намек на количество серий в сериале? К дьяволу все это. Или к Сэму Мендесу. Сэм благо молодец — переключился в источниках на комиксы.

Жаль, что третья «Матрица» уже снята. Нету у братьев шансов. А могли бы стать новыми Лукасами. Верный хлеб.

Проели все сразу. Интеллектуалы, блин. Христианские дзен-буддисты.