Архив

Принцесса шапито

НЕ ДО РОЗ

1 июня 2003 04:00
1359
0

НЕ ДО РОЗ

В королевстве Монако настали тяжелые времена. После долгих странствий по миру домой вернулся infant terrible королевской семьи — принцесса Стефания. В былые времена ее безумные любовные увлечения и постыдное поведение оставались безнаказанными. Но сегодня, когда самый главный человек страны, принц Ренье, находится на пороге смерти, всеми делами двора управляют его вторая дочь Каролина и сын Альбер. Они и решились объявить наконец Стефании настоящую войну. Неожиданно для всех Каролина сделала официальное заявление: принцесса Стефания не придет на традиционный гала-праздник Круа-Руж и не почтит своим присутствием «Бал де ля Роз».

Жители Монако в замешательстве — неужели такое возможно? Ведь речь идет о важнейших публичных мероприятиях, где правящее семейство Гримальди всегда появляется на публике в полном составе, демонстрируя свое единство и прочность семейных уз.



ПОЗОР КЛАНА

Каролина и Альбер давно вынашивали план по отлучению неугодной сестры — им мешал только вековой запрет на вынос сора из княжеской избы. Сегодня для них, возможно, наступил тот роковой час, когда никакие моральные устои и административные требования не могут их сдерживать.

Год назад в прессу случайно просочились подробности семейных взаимоотношений — оказывается, Каролина многие годы не разговаривает со своей сестрой, передавая ей распоряжения через своего секретаря. Мало того, она не раз просила отца выслать «эту мерзавку, позорящую клан Гримальди», за пределы Монако и отлучить от двора. Но Ренье, как бы тяжело ему ни давались выходки Стефании, все же не мог поступить столь жестоко по отношению к своей младшей дочери.

А ведь Стефания попила у Ренье немало крови. Каролина и Альбер до сих пор считают, что загадочная гибель в автокатастрофе их матери, принцессы Грейс, на совести Стефании. В тот роковой день подростка Стефанию извлекли из обломков машины в шоковом состоянии. Она ничего не помнила о произошедшем. Следователи, которые вели дело, высказывали осторожное предположение, что трагедия произошла по вине ребенка, которому мать разрешила сесть за руль. И хотя эту страшную версию не подтвердили никакие улики, Каролина не раз открыто попрекала сестру: «Если бы не ты, мама была еще жива…» И только в 2002 году Стефания прервала многолетнее молчание и рассказала журналистам, что в тот роковой день именно ее мать сидела за рулем. Косвенно вероятность аварии по вине Грейс подтвердили и врачи, которые поведали, что Грейс страдала особым типом психического расстройства и могла

на несколько минут даже потерять память. Один из таких приступов, вероятно, и стал причиной катастрофы.



ДЕРЖИТЕ МЕНЯ

Оправившись от пережитого и сняв с шеи уродливый корсет, Стефания точно потеряла рассудок. Как-то раз она даже призналась, что, пережив в столь хрупком возрасте смерть матери и чудом уцелев сама, она «заболела» — ее охватила безудержная, маниакальная жажда наслаждений. Ей хотелось всего, помногу и немедленно. При этом лет десять она не могла спать без кошмаров, у нее дрожали руки, а в машине сводило судорогой ноги. Она не могла оставаться дома, потому что все здесь напоминало об ушедшей Грейс. Пресса тех лет подробно

описывала «юношеский бунт» Стефании, ее романы

с престарелыми миллионерами, голливудскими актерами и светскими львами.

Однако дома, в Монако, Каролина и Альбер категорически

отказывались объяснять себе поведение сестры столь романтическими и вызывающими сочувствие причинами. Для них она

оставалась вздорной, распущенной девчонкой и отщепенкой. Трое детей Гримальди получили равное, безупречное воспитание, да и обожающие друг друга родители всегда служили наилучшим примером для подражания. Их мать, в прошлом голливудская кинозвезда Грейс Келли, учила сына и дочек «жить сердцем». Следуя мудрому совету матери, Стефания явно дошла до абсурдного предела. Когда Стефания пустилась во все тяжкие, она считала себя свободной от каких-либо обязательств перед двором, отцом, Каролиной и Альбером. Ренье пытался образумить дочь, приставив к ней личного психотерапевта. Но после первого же сеанса, который тот провел со Стефанией, несчастный эскулап заявил принцу: «Она не поддается влиянию».



НЕ ПОЙ, КРАСАВИЦА

В двадцать лет принцесса пыталась стать певицей, но была освистана на первом же концерте. В двадцать два — дизайнером модной одежды. Но вещи не пользовались популярностью,

и марку пришлось закрыть. В двадцать четыре выпустила свои духи, которые журналисты окрестили «ароматом порока».

Любые начинания Стефании были обречены на провал. Доказать, что она может что-то кроме как просто быть принцессой из рода Гримальди у нее никак не получалось.

В двадцать пять лет разочарованная принцесса каждую неделю перекрашивает волосы, покрывает тело татуировками, пробует наркотики, гоняет ночами по спящему городу на мотоцикле, провоцируя судьбу. Она сказала отцу, что ей все опостылело и хочется броситься в море с крыши старинного Музея океанографии. Испугавшись за дочь, Ренье нанял тайного соглядатая, в обязанности которого входило круглосуточное наблюдение за принцессой. Как-то раз, когда Стефании не было дома, отец, руководствуясь благородными целями, зашел к ней в комнату

и пролистал личный дневник, в котором нашел совершенно убившую его информацию…

«Меня давно преследуют безумные грезы, — писала Стефания, — будто я нахожусь во плоти другой женщины. У нее светлые длинные волосы, тихий голос и совершенно иная жизнь. Я называю ее Мари. Каждое утро, просыпаясь, открываю балконные двери. Левая створка ударяется о ствол мандаринового дерева. На плетеном стуле и под ним валяются упавшие за ночь фрукты. Солнце заливает мою комнату горячим светом. Прямо на моем окне свили гнездо белые голуби. Сердце переполняется щемящей надеждой на то, что все еще возможно, все еще впереди. Я могу уехать в чужую страну, сменить имя, жить другой жизнью, забыть или хотя бы попытаться забыть прошлое. Не перестаю терзать себя вопросом, на который нет ответа: как избежать будущего, которое было выбрано за меня, помимо моей воли?»



СЕСТРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ

Ей было 27 лет, когда она впервые влюбилась по-настоящему. За плечами уже было множество побегов из дома из-за несчастных связей с кем попало: от Микки Рурка и Доди аль-Файеда до папенькиных сынков — Антони Делона и Поля Бельмондо. Светские львы бросали принцессу, не проведя с ней и месяца. «Она совершенно невменяемая дикарка, — вспоминал о своей связи со Стефанией голливудский актер Роб Лоу. — Импульсивная истеричка, без тормозов. Принцесса все время предлагала мне уехать

в Южную Африку и поселиться там в хижине. Это было ее навязчивой идеей".

В своего телохранителя Даниэля Дюкруэ Стефания влюбилась в то самое мгновение, когда он, почувствовав опасность, толкнул ее на заднее сиденье машины и закрыл своим телом: кто-то в толпе показался ему подозрительным. Он пролежал на ней несколько минут, ожидая нападения.

— Это моя работа, простите, — смущенно улыбаясь, оправдывался он после.

В эту же ночь Стефания сбежала к нему на свидание, спустившись по связанной из белья веревке! Принц Ренье попытался было

в категоричной форме запретить дочери неравные отношения, но Стефания и слышать ничего не хотела. И даже не приняла во внимание тот факт, что ее вполне могли отлучить от дома, на чем, кстати, настаивала Каролина.

Стефания переехала из дворца в маленький отдельный особняк и поселила в нем своего телохранителя. Вскоре она родила от Даниэля двоих детей. Когда появились внуки, старый Ренье скрепя сердце все же решил признать избранника вздорной дочери. Он дал им официальное разрешение на брак.

Но через год журналы всего мира опубликовали сенсационный фоторепортаж — Даниэль был застигнут в обществе стриптизерши, некой Фили Утман. Принц Ренье приказал Стефании подать

на развод. «Наша любовь стала делом государственной важности, — признается много позже Даниэль на страницах своей книги „Письма к Стефании“. — Если бы не этот скандал, мы смогли бы все объяснить друг другу, помириться и по сей день жить вместе, не травмируя детей… Это была классическая подстава, защиты от которой не существует…»

Конечно же, Стефания подозревала свою сестру. Каролина не раз обещала «защитить честь отца» и, вполне вероятно, нашла способ это сделать. Два года после случившегося Стефания не могла прийти в себя — блуждала по миру, пыталась жить в Америке. Но потом все же вернулась в Монако… и совсем сошла с рельсов.



СНОВА В ПОХОД

Стефания увлекается всеми подряд: барменами, шоферами, тренерами из городского спортивного центра. Спешно влюбляется без памяти и снова в телохранителя, Жана-Реймона Готтлиба — долговязого рыжего верзилу, и рожает от него дочь Камиллу. Едва ребенок делает первые шаги, как принцесса (опять!) убегает из дома: она безумно влюбилась в Франко Ни, дрессировщика слонов из бродячего цирка. Решив разделить с ним кочевую жизнь, она купила себе трейлер и на два

года присоединилась к странствующей труппе цирковых артистов. Зачарованная, следила за тем, как ее возлюбленный

обучает гигантских неповоротливых животных исполнять

грациозные па в танцевальном ритме, готовила ему еду

«в походном котелке» и даже выходила на арену, приветствуя зрителей то ли в качестве «приглашенной звезды», то ли клоуна.

На фотографиях, обошедших весь мир, она гордо стоит на арене цирка в обнимку с артистами.

По поводу ее унизительного бродяжничества в те времена

злословила вся мировая пресса. Но вскоре походный быт стал

тяготить принцессу. Стефания убедилась, что такая жизнь — не для нее. Она скучала по детям, посещавшим садик в далеком

Монако, и как-то утром, никого не предупредив, села в машину и уехала домой. Остановившись где-то на полпути у оврага, Стефания столкнула в море свой роскошный трейлер — прощайте, слоны и опилки.

С ПРИНЦАМИ НЕ ВЫХОДИТ

Едва переступив порог родного дома, Стефания узнает, что Ренье перенес три тяжелейших операции на сердце, очень ослаб и его оберегают от любой негативной информации. Состояние отца тем не менее не остановило Каролину и Альбера: они были первыми, кто сообщили ему о том, что Стефания завязала отношения с его личным слугой, 45-летним Ришаром Люка! Они же настояли на том, что во избежание очередного позорища необходимо немедленно уволить беднягу, даже не приняв во внимание то, что Люка состоял на службе при дворе целых пятнадцать лет, считаясь самым опытным и преданным человеком среди приближенных. (Его роман с принцессой, кстати, не продлился и месяца.)

Как-то раз один популярный журнал выдал блестящую формулировку: «Принцесса предпочитает лакеев потому, что с принцами у нее ничего не выходит».

Чужие люди сумели точно обрисовать личные ощущения Стефании, пусть и в довольно циничной форме. Ей всегда было физически плохо на светских приемах, где сытые титулованные

манерные франты сияли белизной воротничков. Много лет назад в своей спальне она повесила репродукцию Леонардо

«Сражение при Ангиаре», на которой были изображены крепкие мускулистые борцы — воплощение мужественности и силы. Как же она любовалась их руками! Таких рук не было ни у кого при дворе! Ее окружали потомственные белоручки.

Своенравной принцессе претил свет, она чувствовала себя

в нем самозванкой.



БЕСКРОВНЫЕ УЗЫ

В юности Стефания любила представлять себя подкидышем. Долгое время эта нелепая фантазия была для нее навязчивой

идеей. Не потому ли она не испытывает к своей семье привязанности, что в далеком прошлом ее, младенцем, якобы оставили в корзинке у порога замка? «Мне всегда хотелось бежать без оглядки, в никуда. Я ненавижу мир, в котором живу, ненавижу себя

в этом мире…"

Этой зимой Стефания вернулась в Монако после очередной попытки бегства и после привычного сердечного разочарования: несколько месяцев она прожила в швейцарском городке Орон со своим очередным возлюбленным — садовником по профессии — коренастым, немногословным работягой, с которым случайно познакомилась на улице.

В родном княжестве возобновилась ее жизнь, расписанная по минутам и организованная до мелочей. Прислуга, секретари, десять машин с шоферами, 30 490 евро ежемесячной зарплаты — деньги, которые ей не на что тратить, светские мероприятия — все это напоминает Стефании о ее треклятой избранности.



ХУЖЕ ТАТАРИНА

«Ваше присутствие на празднике было бы крайне нежелательно. Я бы попросила вас вообще не приходить», — так, через

личного секретаря, передала Каролина свое пожелание. Отчего же разумная, сдержанная Каролина на этот раз позволила

себе потерять контроль, дать волю эмоциям?

Возможно, оттого, что у Стефании появился новый возлюбленный — пожилой плейбой Филипп Жюно, некогда бывший

первым мужем Каролины, с которым та провела в браке целых

четырнадцать лет.

Стефания встает на рассвете, чтобы отвести детей в сад, сама

делает покупки в супермаркете, покорно выстаивая в длинных

очередях, носит джинсы и стоптанные кроссовки, не пользуется косметикой. Возможно, давняя мечта впервые начала приобретать очертания реальности, и в скором времени принцесса наконец-то получит столь желанный статус «персоны нон

грата". Стефания уже доказала всему миру, что никакая она

не избранная, никакая не принцесса, осталось лишь уладить

простые формальности.