Архив

Витаминка

Она очень похожа на своего компьютерного двойника из клипов «Ненавижу» и «Невеста». Стройная блондинка, может, только характер не такой стервозный. После выхода из тени бойкого виртуального персонажа жизнь девушки Наташи сильно изменилась…

7 июля 2003 04:00
856
0

Она очень похожа на своего компьютерного двойника из клипов «Ненавижу» и «Невеста». Стройная блондинка, может, только характер не такой стервозный.

Хотя неизвестно, что будет через пару месяцев. После выхода из тени бойкого виртуального персонажа жизнь девушки Наташи сильно изменилась. Раньше она, будучи действующим лицом популярного проекта, могла спокойно ходить в кино и на танцы. Теперь ей надо работать звездой.

Публичное появление Наташи развеяло многие слухи. Стало понятно, что Глюкоза — это действительно девушка (а не Макс Фадеев, поющий странным голосом) и действительно школьница (поговаривали, будто за молоденькую ее просто выдают хитрые пресс-агенты). Есть, конечно, подозрение, что трогательная история про поволжский городок, гаражное творчество, размещение музыки в Интернете и письмо от именитого продюсера Фадеева придумана циничными пиарщиками. Однако роль свою Наташа играет весьма достоверно, а в том, что она записала одну из главных поп-пластинок сезона, и сомневаться не приходится. В данный момент популярность Наташи имеет весьма цивилизованный вид, и поэтому болтать в кофейне на Тверской никто особенно не мешал.

— У тебя, наверное, трудное лето: экзамены, нервотрепка, а тут еще шоу-бизнес?

— Последний сдала 23-го числа. Биология, четверка, прямо гора с плеч. Уже и выпускной был, и аттестат получила, так что со школой покончено.

— Поступать куда-нибудь будешь?

— В этом году нет. Сейчас гастроли начнутся. Я всегда думала, что нужно не песенки петь, а в школе учиться, а если поступлю, то опять придется себя ущемлять и выбирать между музыкой и образованием. Так что я пока поработаю, а на следующий год, может, куда и поступлю.

— Как в школе воспринимают твою звездность?

— А они ничего не знали.

— Даже подружкам не рассказывала?

— Да они бы не поверили, и еще бы подумали, что я хвастаюсь перед ними. Решила, пусть сами все увидят. А как меня по телевизору показали, ко мне учительница подошла и говорит: «Что же ты, Наташа, молчала?» Я говорю: «Сюрприз хотела сделать». А она: «Ну ты даешь, хоть фотографию принеси, а то, может, никогда больше и не увидимся. А так будет грустно, я на тебя посмотрю».

— Помнишь, какие у тебя были эмоции, когда впервые увидела себя по телевизору?

— Ничего особенного. Шоковое ощущение было, когда я увидела клип «Ненавижу». Я представляла себе, как будет выглядеть кукла из клипа, но когда мне показали готовый продукт, то просто обалдела. Я знала про 3D-графику, но не думала, что получится настолько гормонально. Ой, слово не то. Гармонично, в общем, здорово и красиво. А когда я вижу себя по телеку, то все время ищу ошибки. Ни разу еще не сказала: «Ой, ну ты супер!». Я знаю, как веду себя в разных ситуациях, и для того, чтобы не нервничать в кадре, нужно еще учиться и учиться.

— Очень часто молодые люди начинают заниматься музыкой, чтобы самоутвердиться среди сверстников. Как было в твоем случае?

— Мне не нужно было самоутверждаться. Я человек общительный, и проблем с друзьями у меня никогда не было. Хотя «Ненавижу» была написана после ссоры. Мне и моей подружке понравился один парень. На стенку я, конечно, не лезла, вены себе не резала, но было противно. Песня «Шуга» появилась просто ниоткуда. У меня вообще все получается случайно. Некоторые на сцену рвутся, карабкаются, а я никуда не рвалась. Просто написала песню и от балды попросила папу «повесить» ее в Интернете. Подумала: пусть люди послушают, может, кому понравится, письмо напишет. А написал Макс Фадеев.

— Как ты пишешь музыку? Сначала придумываешь текст или делаешь какие-нибудь сэмплы?

— Ну, сама я написала только «Шугу», с остальными помогал Максим. «Шугу» мы с ребятами сочиняли вместе, поэтому все придумалось сразу. Было весело. Кто-то придумал фразу «шорох каблуков». Странно, как могут каблуки шуршать, правильнее сказать «стук каблуков». Но «шорох» же прикольнее, и мы решили, что каблуки будут у нас шуршать. Музыку в основном делали мои друзья, хотя нот никто из них не знает. Как и я. Поэтому не могу сказать, правильно я пою или нет. Никогда раньше этим не занималась.

— Какая музыка обычно звучала у тебя дома?

— Мама у меня любит Аллу Пугачеву, Ирину Аллегрову, Кристину Орбакайте, в общем все то, что слушают люди старшего поколения. То, что слушают мои приятели, она не понимает, но на мою музыку дает добро. Отец любит Шуфутинского и Круга. Мне, конечно, нравится совсем другое, но я никогда не скажу: «Папа, выключи, я не могу это слушать». Если мне какая-то музыка не нравится, я просто могу ее не слышать.

— Помнишь свое первое музыкальное потрясение?

— Всегда могу слушать саундтрек из «Криминального чтива». Еще «Агату Кристи» люблю, «Мумий Тролль». В седьмом классе я услышала их альбом «Морская» и до сих пор всегда ношу с собой эту кассету. Могу показать.

(Наташа достает из сумки старенький плеер и две кассеты. «Морскую» и сборник «Агаты Кристи». Похож на пиратский.)

— Плеер, видимо, прошел огонь и воду. По старинке слушаешь кассеты?

— Почему, в компьютер тоже записываю. Дома в основном на компьютере и слушаю. А плеер… Играет и играет, я не пытаюсь что-то такое модное найти. Если сопрут, хоть не жалко будет.

— Дома у тебя много музыки?

— Не очень. Стоит все на одной полке. Там и мамино, и папино, и мое.

— На кого больше похож твой продюсер Макс Фадеев: на Карабаса-Барабаса или добрейшей души человека?

— Когда я с ним познакомилась, он был и не Карабасом, и не добрячком. Мягкий и пушистый он бывает, когда мы пьем чай, болтаем и я ему рассказываю, как я опять остановку проехала. Но когда мы записываем песни или готовимся к концерту, там все строго. Особенно не поспоришь. Он, конечно, всегда выслушает твое мнение и не скажет типа «это говно, не подходит», но сделает по-своему.

— На диету пока не сажает?

— Ой, я так сладкое люблю! В любых количествах. Но мне повезло: я вообще не поправляюсь. Об этом, наверное, каждая девчонка мечтает.

— Макс написал для тебя несколько песен. Трудно было тебе как автору петь чужое?

— Почти во всех песнях есть мои мысли, но по большей части это все он. Его песни как-то легли мне в душу. Наверное, он ориентировался по «Шуге», по крайней мере нет ни одной его песни, которая мне бы совсем не нравилась. Я очень довольна.

— Переезд в Москву тебя не испугал? Этот город часто демонизируют…

— Я поначалу терялась. Бывает такое ощущение: переезжаешь в новую квартиру, и кажется, что булочная так далеко, что и хлеба не хочется. А когда ты дома, то все близко и удобно. Для меня Москва просто огромное пространство, но сейчас я уже немного освоилась.

— Гастролей не боишься?

— Они у меня начинаются только осенью, хотя в Екатеринбурге уже висит реклама, что приезжает Глюкоза. А я пока туда не собираюсь… Я иду на это с интересом. Приезжаешь и знаешь, что люди тебя ждут. Приятно выйти на сцену и сказать: «Привет, Киев». Мне кажется, когда в маленький городок приезжает артист, люди радуются. (Особенно если это маленький городок Киев — третий по численности населения мегаполис в бывшем СССР. А ну покажи аттестат! — МКБ.) В Москве все уже заелись, а других городах и выбирать-то не из чего.

— Как родители относятся к твоей работе?

— Они не воспринимают это как работу. Но они видят, что я радуюсь, когда еду в студию или на интервью. Папа с мамой считают, что у меня просто хобби такое, но оно им нравится. Лучше, чем в подъезде сидеть, непонятно чем заниматься. А гастролей они не боятся. Я с ними столько наездилась, когда еще совсем маленькой была. Они у меня программисты и все время по командировкам.

— С будущими разъездами, наверное, придется поставить крест на личной жизни?

— Я так не считаю. Просто еще не встретила такого человека, с которым у нас начались бы светлые отношения. Но думаю, что все у меня впереди, а пока я свободная.