Архив

Веселая пастушка

Кто-то выращивает на даче укроп и цветы, кто-то рыбачит, кто-то просто саму дачу строит и перестраивает. А вот Анита Цой разводит овец. Чтобы удовлетворить любопытство, мы отправились к ней в Подмосковье — познакомиться с овцами поближе и оценить животноводческие успехи звезды.

1 июля 2003 04:00
1224
0

Кто-то выращивает на даче укроп и цветы, кто-то рыбачит, кто-то просто саму дачу строит и перестраивает. А вот Анита Цой разводит овец. Чтобы удовлетворить любопытство, мы отправились к ней в Подмосковье — познакомиться с овцами поближе и оценить животноводческие успехи звезды.

Когда едешь по загородному шоссе и смотришь на дома-новостройки, один другого краше, все время непроизвольно включается воображение: что же происходит там, за шлагбаумами и железными воротами? Представляются альпийские горки и оранжереи, прудики с лебедями и фонтаны с амурами, персональные гольф-поля и теннисные корты…

На престижных дачных направлениях всем этим добром уже никого не удивишь, и романтики в этом нет никакой.

Но изредка встречаются на подмосковных просторах оригиналы, неудовлетворенные банальным благополучием кирпичных коттеджей. Для души им хочется чего-то другого. Как вам, к примеру, собственное пастбище и стадо овец?!

Завести себе настоящую отару и ухаживать за ней решилась не хозяюшка-домоседка, не оторванная от корней кавказская теща, а вполне себе занятая, много работающая и путешествующая певица Анита Цой. Может быть, все-таки причиной стало восточное происхождение? Вряд ли. Анита чтит национальные корейские традиции, любит и умеет готовить, она хорошая мать, но сказать, что ее всегда тянуло к патриархальному образу жизни, к земле, было бы преувеличением. А овцеводство — в качестве хобби — вообще началось с шутки.

Три года назад Анита пригласила к себе на дачу давних друзей из Ставрополья. Гости поели хорошо, выпили на славу, пошли гулять. Оглядели покрытые туманом поля, на которых давно ничего не сеют, зато травы видимо-невидимо. И тут практичным ставропольцам пришла в голову мысль: «А что, Анита, не завести ли тебе барашков?» «А и заведу! — ответила Анита. — Домик им построю, пусть живут!» Намечтались, насмеялись вдоволь и разъехались… А друзья вспомнили старую пословицу о том, что в каждой шутке есть доля правды, и вот через две недели Аните кто-то позвонил: «Куда везти баранов? Мы на МКАДе стоим. Принимайте груз!»

Отказываться от подарка было уже поздно, а при более близком знакомстве — вовсе не захотелось. В считанные дни для баранов был сооружен специальный хозблок, а по-простому — хлев. Впоследствии его благоустроили, исходя из нужд кудрявых обитателей. Сейчас у семьи Цой около тридцати голов скота, девять из них — приплод.

Желающим посетить овечий домик Анита выдает резиновые сапоги: сегодня накрапывал дождь (а вчера он просто лил как из ведра!), поэтому путь к хлеву лежит через противную чавкающую хлябь. Сама певица тоже одета по-рабочему: «Джинсы-то подверните, — советует она, — ведь овцеводство — не самая чистая работа.

А то некоторые приезжают к нам в гости и идут прямо в вечерних туфлях на шпильке барашков посмотреть. Ковыляют так по грязи…" Мы натягиваем сапоги, надеваем хозяйские куртки, хранящиеся в доме специально для этой цели, и отправляемся на встречу с отарой. Нас провожают собаки.

Умка и Елаш — овчарки азиатской породы, которую в народе называют алабай. Таких собак специально учить не надо: запусти щенком в стадо — вырастет пастух что надо. Хозяин и отара — вот все, что алабай признает и охраняет. «Азиаты», бесстрашные пастбищные собаки, этим ремеслом владеют с древних времен. Умка и Елаш, недавно подаренные Аните, еще малы (не волшебники, только учатся), а пока они подрастают, овец помогает пасти старая проверенная дворняга.

Зимой стадо не покидает хлев, питается комбикормом. А начиная с весны и вплоть до поздней осени овцы пасутся на поле. За отарой ухаживает специально

нанятый персонал: пастух и ветеринар. Анита признается, что самостоятельно, в одиночку никогда бы не справилась с таким «беспокойным хозяйством»: «Мне кажется, в любом деле толковый подход нужен. С любовью, со всей ответственностью. Особенно, если тебе живые существа доверены».

Осознание этой истины произошло на собственной практике. Как-то раз по незнанию Анита решила в качестве подарка на день рождения преподнести хорошенького черного барашка. Именинницей была Алла Пугачева. «Вот, говорю, разводить теперь будете. Пугачевой подарок понравился. Так понравился, что она даже назвала его Филей. Только потом Алла Борисовна поняла, что никакого потомства от Фили не будет: баран оказался кастрированным!» С тех самых пор Анита решила подходить к делу профессионально: «Теперь учусь, литературу по этому вопросу читаю, на деле все проверяю, со знающими людьми общаюсь. Ветеринар меня даже овечьи роды принимать научил! Умею стричь овец, учусь шерсть под пряжу готовить. Но мне еще очень многое нужно попробовать». У нас, городских жителей, все это вызывает неподдельное удивление и восторг.

Осваивая животноводство, Анита получает удовольствие, понимая, что делает нечто абсолютно естественное и близкое человеческой природе. Ухаживая за домашним скотом, обстригая с овечек шерсть, отмачивая эту шерсть и промывая, она — женщина — как бы возвращается к своим первозданным обязанностям. «Если говорить серьезно и откровенно, сегодня я могу позволить себе жить намного проще, без всех этих сельскохозяйственных проблем. Но существуют люди (а они были, есть и будут), которые вспахивают землю, сеют и собирают хлеб, растят скотину — занимаются тяжелым физическим трудом, чтобы кормить своих детей, да и нас с вами. Я не хочу забывать об этом. И еще я хочу, чтобы мой десятилетний сын знал, сколько на самом деле стоит кусок хлеба и как прекрасен любой человеческий труд».

Помимо этого, есть и еще один психологический аспект. Ведь овца — такое же домашнее животное, как кошка, собака или хомячок. Это вовсе не бессмысленное существо, и к нему тоже можно очень сильно привязаться. У каждой — свой характер, поведение, свои привычки и «манеры». А когда овец много, эту разницу можно наблюдать и культивировать. Что? Овцы тупые? Анита с таким мнением категорически не согласна, хотя, конечно, тщетные попытки заставить барашков фотографироваться (сбиваться в кучу, стоять на месте, смотреть в кадр) убедили нашу съемочную группу в обратном.

…Камера, мотор! — как говорят в кино. Трое пастухов выпускают отару

из стойла в загончик перед хлевом. Затем открывается калитка в поле — и овечья лавина устремляется на волю. Пастухи зажимают ее с нескольких сторон, чтобы придать стихии верное направление: овцы, к счастью, не разбегаются, а все время сбиваются в одну кучу, посему движение овечьей «биомассы» можно хоть как-то регулировать. По прошествии полутора часов удается снять первый кадр…

Легче фотографировать овец по одной. У Аниты есть любимицы (Зайка, Дембелек, Мэрилин Мэнсон, Крепыш), с одной из которых — Принцессой — она с удовольствием нам позирует. Принцесса родилась в последнюю рождественскую ночь, и, может быть, поэтому чудо как хороша.

Одного из баранов — полугодовалого, племенного, белоснежного — Цоям подарил главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев. «Этот баран жил в окружении людей и собак и никогда не видел своих собратьев. При первой встрече с моими овцами он растерялся, а увидев собаку, радостно побежал к ней навстречу. Очень душевное создание!» Она уточняет: «Это был не столько подарок, сколько вынужденная мера: барану пришло время взрослеть, и Гусеву пришлось отдать его в стадо.

В первое попавшееся — не хотелось, а мое к тому времени друзья уже на всю Москву разрекламировали. С тобой барану будет хорошо, сказал Павел. Мне было страшно приятно".

Нам тоже очень приятно. Сидеть попивать чаек с плюшками, отгоняя появившихся к вечеру комаров, глазеть на то, как ловко подмосковные ковбои управляются с громко блеящей отарой, почесывать за ухом плюшевых щенят и смотреть на клонящееся к кромке горизонта солнце.