Архив

Раки во фраках

Французские детективы, как и французское кино, всегда высоко ценились русскими людьми. Никто толком не знает почему, но некоторые культурологи склонны объяснять это тонким психологизмом, свойственным этим двум народам. Умом Россию и, по всей видимости, Францию не понять.

21 июля 2003 04:00
852
0

Французские детективы, как и французское кино, всегда высоко ценились русскими людьми. Никто толком не знает почему, но некоторые культурологи склонны объяснять это тонким психологизмом, свойственным этим двум народам. Умом Россию и, по всей видимости, Францию не понять.

Себастьяна Жапризо называют классическим автором французского экзистенциального детектива, а его роман «Дама в очках, с ружьем, в автомобиле» — лучшим примером этого жанра. Тем не менее желающих экранизировать эту книгу нашлось парадоксально мало. В 1970 году Анатолий Литвак — французский режиссер русских кровей родом из Киева — снял одноименную полнометражную картину с Самантой Эггар в главной роли. Не считая эстонского фильма «Дама в автомобиле» 1992 года, снятого по мотивам романа Жапризо, действие которого перенесено в Прибалтику, больше смельчаков сделать киноверсию не было. Пока в 2002 году отечественные кинематографисты не решились на четырехсерийный мини-сериал с Татьяной Кузнецовой и Эммануилом Виторганом в главных ролях.

…Ее жизнь расписана на годы вперед: заботы, работа и скромные, «по окладу», развлечения. И одиночество. Но есть у серой конторской мышки Дани мечта — увидеть море. И однажды в ее жизнь ворвался случай и перевернул все ее размеренное и предсказуемое существование: нежданные деньги, небольшой отпуск, а главное — шикарный автомобиль, предоставленный в ее полное распоряжение. Однако идиллическое путешествие к морю скоро превращается в кошмарный триллер: по всему маршруту ее поездки ей встречаются люди, которые утверждают, что она уже ехала этой дорогой. А тут еще неожиданный труп мужчины и ружье, обнаруженные в ее багажнике. Череда невероятных совпадений приводит к тому, что она уже не понимает, кто она такая — жертва жестокого розыгрыша или убийца?..

Режиссеры очень не любят вопрос: «Что интересного было у вас на съемках?». Но за редким исключением съемочный процесс лишен каких-то неординарных случаев, так и работа над «Дамой…» не обошлась без курьезов. Сериал снимали в Латвии на Рижской киностудии. Для съемок, а точнее для главной героини Дани в исполнении Татьяны Кузнецовой, реквизиторы нашли партнера — раритетный автомобиль «Понтиак» 1934 года выпуска из частной коллекции какого-то автолюбителя из соседней Литвы. Но так как автомобиль — почти такое же главное действующее лицо, с ним носились как с писаной торбой. Однако все-таки один раз недосмотрели. Снимался эпизод, где «Понтиак» стоит на обочине, а мимо него проносится «Фольксваген-жук» — не менее дорогая машина 1961 года выпуска. Но сделать удалось только один дубль: два коллекционных автомобиля каким-то чудом столкнулись. Это ДТП не скрылось от глаз латвийской дорожной полиции, и никакие увещевания со стороны съемочной группы не остановили латышских гаишников от составления многочисленных протоколов и выписывания штрафов.

Не менее драматично снимался эпизод, где на Дани несется самосвал. Татьяну морально подготовили, объяснили, что за рулем сидит профессиональный каскадер, и пообещали, что с ее головы не упадет ни один волос. Но у актрисы не выдерживали нервы, и в последний момент она срывалась из кадра. И так несколько раз. Когда режиссеры уже в отчаянии кусали себе локти и придумывали, как бы сделать все это с помощью монтажа, Кузнецова была на грани помешательства. Только это состояние полупрострации и спасло съемку: эпизод с… дцатого дубля сняли.

Режиссеры Гольдин и Бабицкий придумали, что в одной из сцен будут участвовать живые раки. Так и записали для художника: «На подносе вносят раков во фраках», и стали ждать, когда тот начнет задавать вопросы. Каково же было их разочарование, когда художник-латыш — человек, видимо, абсолютно лишенный любопытства — невозмутимо заметил: «Ко фракам полагаются бабочки, но в сценарии не прописано, какого цвета они должны быть…» Когда фраки нужного размера и черные бабочки к ним пошили и облачили во все это живых раков, началась съемка. Первый дубль прошел великолепно, но, пока шла подготовка ко второму, ассистент, присматривающий за членистоногими, отвлекся. Половина «актеров» ползком удрала с подноса. Часть удалось вернуть, а другие так и расползлись по средневековому латышскому замку-отелю, в котором происходила съемка. Смотрители замка говорят, что некоторые из беглецов в изрядно поизносившихся фраках и со сползшими набок бабочками еще какое-то время выползали из-под кроватей в разных комнатах, до смерти пугая постояльцев гостиницы.

С животными на съемках вообще было весело. Когда в очередном эпизоде Дани предстояло сходить с ума (что она, в общем-то, делает на протяжении почти всего фильма), Гольдин и Бабицкий решили, что ей должен пригрезиться автомеханик в костюме и котелке, на котором сидят маленькие желтые цыплята, которые потом вдруг бросаются врассыпную. Но дело в том, что желтыми они бывают только первые дни после рождения, поэтому на съемках крошечного эпизода побывало изрядное количество пернатых статистов. К тому же оказалось очень непросто сделать, чтобы цыплята разлетались в разные стороны. Казалось бы, пара хлопков в ладоши, и они разбегутся кто куда. Но птицеводы объяснили, что если цыплят напугать, то они могут не выдержать стресса и умереть от разрыва сердца. Но режиссеры не живодеры, поэтому на такое варварство они не пошли — желтая пернатая мелочь мирно дремала под теплом ярких софитов. Так что фраза «При съемках фильма ни одно животное не пострадало» — как раз про съемочную группу «Дамы…». Актеры тоже все остались живы и невредимы, только нервишки пошаливают немножко…