Архив

ГОРЕЦ

По меркам родной Грузии Вахтанг Кикабидзе человек богатый. Да в общем-то по любым меркам неплохо жить в трехэтажном особняке с сауной и бассейном и отправлять своих детей и внуков учиться в Англию.

2 декабря 2002 03:00
1048
0

По меркам родной Грузии Вахтанг Кикабидзе человек богатый. Да в общем-то по любым меркам неплохо жить в трехэтажном особняке с сауной и бассейном и отправлять своих детей и внуков учиться в Англию. При этом не занимается никаким бизнесом и уверяет, что не поет на бандитских вечеринках. Все на честно заработанные деньги. Впрочем, Кикабидзе находится уже в таком статусе, что завидовать ему как-то грешно. «Распространяться на личные темы я не намерен, — сразу предупредил Кикабидзе. — Задавайте тему, будем ее обсуждать». Сразу стало понятно: мэтр не в настроении. Хотя, может, оно оказалось и к лучшему…

«Своего уютного дома у меня никогда не было. Рос я в тяжелых условиях и уже как-то к ним привык. Я и на стуле могу жить. Но моя супруга Ирина мечтала о собственном доме с садом. И я выполнил ее желание».




«Недавно поступило два предложения на роль мафиозо. Оба я отклонил. Хочется быть задействованным в интеллектуальной работе. А вообще без кино я могу прожить».




«Мне интересно познавать какие-то новые области. Вот думаю фотографией заняться. Может, составлю свой фотоальбом, как Джина Лоллобриджида, и получу удовольствие».




«Я пребываю в том прекрасном возрасте, когда многим меня уже становится неудобно обманывать».




«Самая большая рыба, на которую я ходил, — это меч-рыба. Дело было в Мексике, два года назад. Мы с ней целый час боролись, но так и не удалось ее поднять. Вечером, помню, из-за этого на нервной почве с друзьями сильно напились».




«ЧП на матче было подстроено»

— Вахтанг Константинович, наша встреча происходит в период, когда отношения между Грузией и Россией сильно натянуты. Вы ощущаете это на своих концертах?

— Нет, совершенно. Дело в том, что в любой стране люди всегда мудрее правителей. Они всегда все понимают правильно, только их мнения никто не спрашивает. Сейчас, конечно, национализм присутствует в Грузии, но я надеюсь, что это все-таки временное явление. Как может христианская страна, окруженная со всех сторон мусульманством, не поддерживать отношения с другой христианской страной?! И нашим детям мы рекомендуем читать русскую литературу: Чехова, Пушкина, Тургенева, Лермонтова, Толстого. А вот русские ребята очень далеки от произведений великих грузинских авторов.

— Вот вы говорите, что народы друг к другу доброжелательно относятся. А как же инцидент на стадионе в Тбилиси после несостоявшегося матча России с Грузией, когда автобус нашей сборной был закидан камнями?

— А вы сами это видели?! В доказательство нужно приводить факты. Мой внук был на том матче. И беспорядков там наблюдалось гораздо меньше, чем после нашествий, например, тех же спартаковских болельщиков. Хотя замыкание и отключение электричества было действительно подстроено. Кстати, потом вся Грузия за это происшествие ругала нашего президента. Я на сто процентов уверен, что предохранители убрали специально, чтобы ему навредить.

— А вы поддерживаете Шеварднадзе?

— Я далек от политики и очень ее не люблю. Единственное, что хочу, чтобы мы жили в цивилизованном обществе, могли спокойно выпить за мир и не боялись выходить на улицу. А касательно Шеварднадзе, мне бы хотелось, чтобы за ним следом пришел кто-то лучше, но пока не вижу такой кандидатуры.

— В одном из интервью вы сказали, что хороший политик начинается с умения носить костюм. То есть встречать все же следует по одежке?

— Ну тогда я не совсем это хотел сказать… Вообще же восприятие человека начинается с внешнего облика. Я сейчас не буду называть фамилии стоящих у руля лет десять тому назад, но помню, когда они садились, было видно, что на них надеты слишком короткие носки, так как нога оголялась. Выглядело неприлично, все равно что сидеть за столом в расстегнутом пиджаке. Если высокопоставленный чиновник не знаком с азами этикета, он обязательно должен иметь рядом грамотного имиджмейкера. Вот я, например, когда хочу узнать, что в моде у серьезных людей, включаю политические передачи.


«Одеваюсь всегда сам»

— Вы потомственный аристократ и обязаны следить за последними модными тенденциями. У вас, кстати, имеется свой портной?

— Знаете, когда меня однажды спросили, есть ли у вас визажист, я еще не знал значения этого слова и думал, что имеется в виду гомосексуалист. Так вот, никто мной специально не занимается. Одеваюсь я всегда сам в то, что мне нравится. Разумеется, существуют фирмы, которые меня привлекают. «Hugo Boss», допустим, — строгостью костюмов. Но и спортивную одежду люблю. У меня есть дурацкая привычка — если уж влезаю в сильно симпатичную мне вещь, то потом долго ее не снимаю. Ношу, пока не надоест. Хотя и потом не выбрасываю. Вот сейчас мои пацаны уже подросли и носят весь мой гардероб, благо размеры совпадают.

— Вы, очевидно, имеете в виду внуков, которых у вас трое: 23-летний Георгий, 17-летний Вахтанг и 7-летний Иван. Чем в настоящий момент каждый из них занимается?

— Все живут в Тбилиси. Георгий закончил университет в Лондоне и работает в нефтяной компании. Вахтанг учится в английском колледже. Когда окончит, если я еще буду способен зарабатывать деньги, тоже отправлю в Англию. Да и Ванька уже на подходе за образованием.

— А почему вы внуков отправили в экономический вуз, а не в театральный, что кажется гораздо логичнее?

— Но детей же нельзя к чему-либо принуждать! Дочка Марина у меня актриса, играет в театре им. Ш. Руставели — и, по-моему, достаточно. Если не наблюдается рвения к искусству, то не стоит и заставлять. Нужно развивать те способности, которые дала природа. Вот младший внук Иван к спорту очень тяготеет. В столь юном возрасте уже осваивает горные лыжи.


«Могу жить и на стуле»

— Я знаю, что совсем недавно вы построили себе большой дом в Грузии, где наверняка в выходные собирается вся семья…

— Да. Как такового, своего уютного дома у меня никогда не было. Рос я в тяжелых условиях и уже как-то к ним привык. Мне не требуется ничего чрезмерного. Я и на стуле могу жить. Но моя супруга Ирина мечтала о собственном доме с садом. И, таким образом, я выполнил ее желание.

— И как выглядит это здание?

— Трехэтажное, плюс подземное помещение, где размещается сауна, бассейн, камин и мужская комната, где мы с друзьями расслабляемся.

— А кабинет для творчества был запланирован?

— Ну да, такой полукабинет. Но мне хватает. Главное ведь, чтобы стол стоял, на котором можно писать, и все.

— Жилище вы обустраивали в национальном или европейском стиле?

— Я люблю старину, и мебель у нас, естественно, не современная. Цветовая гамма в доме в основном светлая, красно-желтая, много металла кругом.

— Какие звери охраняют все это богатство?

— Сейчас животных не держим. Мы тяжело пережили гибель последней собаки. Но, думаю, наверное, скоро кого-нибудь заведем. Мои, например, почему-то очень запали на таксу. А я с маленькими породами не знаком, хотя, полагаю, выбор оптимальный — двор у нас небольшой, цветов много, и огромный пес все вытопчет.

— Ваша жена Ирина, с которой вы вместе уже около сорока лет, давно занимается только хозяйством и семьей, не работает, хотя закончила Вагановское училище. К такому образу жизни, согласно грузинской традиции, вы ее принуждаете?

— Во-первых, ей это нравится. Во-вторых, она доработала все-таки до пенсии, а у балерин, как известно, она рано наступает.

— Как-то вы откровенно признались, что гулящих мужчин только приветствуете. Интересно, как супруга реагирует на такое ваше поведение?

— Сказано это было с юмором. А с этим качеством у моей жены все в порядке. Да и любая мудрая женщина в такой ситуации всегда сделает вид, что это шутка.

— Не могу не спросить, какие женщины тогда вам нравятся?

— Умные. Пустышек не люблю.


«Без кино я обойдусь»

— Если вернуться к творчеству, то вы запели вполне закономерно, продолжая родовую профессию. Ведь ваша мама — певица. Она много с вами занималась музыкой в детстве?

— Со мной, к сожалению, никто ничем не занимался, не было такой возможности. Но, конечно, я рос в песнях. Вообще ведь грузинская поэзия необычайно красива, певуча. К слову, на днях вышла замечательная книга переводов кавказских поэтов Арсения Тарковского. Обычно наша поэзия много теряет в переводе, но тексты Тарковского просто максимально близки к оригиналу.

— Много лет вы выступали как певец и музыкант. Что же однажды вас побудило вдруг самому себе еще и тексты писать?

— Ну начал писать я не с текстов к песням, а со сценариев к кинофильмам. Которые потом сам же и снял. Первый сценарий наговаривал на магнитофон, когда лежал в клинике Бурденко. Кто знает, может быть, именно этот магнитофон и вытащил меня из болезни. Так что как сценариста и режиссера я себя опробовал. А после надоело. Мне интересно познавать какие-то новые области. Вот думаю фотографией заняться. Может, составлю свой фотоальбом, как Джина Лоллобриджида, и получу удовольствие. Правда, писательскую деятельность я совсем не забросил: в будущем планирую издать автобиографию, а сегодня сочиняю новый сценарий и веду переговоры с одной частной студией в Санкт-Петербурге о постановке картины. Скорее всего это будет такое «маленькое» кино — обожаю философские новеллы, «сказки для взрослых».

— А играть в современных сериалах вас зовут?

— Недавно поступило два предложения на роль мафиозо. Оба я отклонил. Хочется быть задействованным в интеллектуальной работе. А вообще без кино я могу прожить.


«На вечеринках у дельцов не пою»

— В свое время из Института иностранных языков вас исключили по причине несдачи зачета по психологии. А в жизни, как считаете, в людях разбираетесь?

— С годами научился. К тому же пребываю в том прекрасном возрасте, когда многим меня уже становится неудобно обманывать. Хотя люди постоянно ведь врут друг другу. Мы иногда делаем гадости, не осознавая этого. Но мама меня с детства учила элементарной истине: никогда не становиться на ту же ступень, что тебя обижающий. Человек, который тебя предал, сам себя потом накажет. Важно уметь прощать.

— И в друзьях вы не ошибались ни разу?

— Нет, они у меня правильно выбраны. Друзей у меня много, большинство из детства и проверены годами. И еще: на хороших людей мне везет.

— Полагаю, это касается и профессии?

— Конечно. Но наше поколение прошло дворовое обучение пению. Распевали мы под гитару в подъездах, где была изумительная акустика. Затем уже создавали самодеятельные коллективы и так далее. Но занялся я этим ремеслом вопреки маминому желанию. Это сейчас она мной гордится, а тогда мое пение она не воспринимала, критиковала, говорила, что нельзя хрипеть на сцене.

— Каков ваш гастрольный график? Сейчас у вас значительно меньше выступлений, чем в советское время?

— Бесспорно. У многих сегодня подобная ситуация. Да и платят нашим артистам гораздо меньше, чем, допустим, зарубежным, причем в рамках одного концерта. Я точно знаю, во многих международных концертах участвовал. Но мы так привыкли к бедности, что радуемся даже тем крохам, которые получаем.

— Как плотно вы все же загружены?

— По-разному бывает. Порой выходит и двадцать концертов в месяц, по городам и весям, а порой всего пять.

— Раньше вы всегда отказывались выступать перед чиновниками, а сейчас на вечеринки бизнесменов приезжаете?

— Никогда. Если любят мое творчество, пускай на концерт приходят. А приехать спеть я могу лишь на день рождения близких людей. Например, академика Леонида Рошаля.


«Возможно, еще разведу виноградник»

— Вы по натуре путешественник?

— Все пять континентов я объездил. Только в Бразилии и в Японии не был. Восток меня всегда очень привлекал своим своеобразием. Чего стоит один Непал или Шри-Ланка! Европа какая-то вся одинаковая и не вызывает таких чувств.

— Свежие впечатления каким-то образом позволяют записывать новые диски?

— Два месяца назад я записал 22 песни. Планирую сделать грузинский альбом. Все мои старые песни ведь были разбросаны, а теперь я их сделал уже с новыми аранжировками и, таким образом, собрал вместе.

— На русском языке что-то выпускаете?

— Ну седьмая пластинка уже вышла — сколько можно? Хотя материал лежит. Посмотрим.

— Вы часто пишете, так сказать, по зову сердца? Для себя?

— Я могу сесть и что-то наваять, только когда требуется, по заказу. Просто так не выходит.

— В Москву вы приезжаете довольно часто еще и потому, что имеете здесь собственный клуб, верно?

— Три года назад я отошел от этого. Выяснил: не мое. Вот вино бы я с удовольствием делал. Может быть, еще и разведу виноградник.

— У вас есть любимое вино?

— Мое любимое вино — русская водка. Но и грузинских вин много хороших — «Саперави», «Хванчкара», «Киндзмараули»… Есть вина вкуснейшие, но малоизвестные, потому что в одной только деревне, допустим, выращивается именно данный сорт винограда и делается из него всего 60—70 бутылок.

— Только за горячительным напитком коротаете время или еще какой досуг имеете?

— Я рыбак заядлый. Старый, опытный.

— Тогда поделитесь своими последними победами.

— Совершенно правдива древняя байка о том, что любой рыбак так устроен, что всегда склонен преувеличивать количество пойманных рыб и их вес. Так что я не буду хвастаться, скажу лишь, что самая большая рыба, на которую я ходил, — это меч-рыба. Просто по Хемингуэю. Дело было в Мексике, два года назад. Мы с ней целый час боролись, но так и не удалось ее поднять. Вечером, помню, из-за этого на нервной почве с друзьями сильно напились — переживали…


несекретные материалы
Вахтанга Кикабидзе

Кикабидзе Вахтанг Константинович. Родился 19 июля 1938 года в Тбилиси. Работал в вокальном, джазовом квартете «Диэло», затем в группе «Ореро». Впоследствии стал руководителем Государственного эстрадного оркестра Грузии. Лауреат трех Государственных премий, народный артист. Снимался в фильмах: «Не горюй!» (1968), «Мелодии Верийского квартала» (1973), «Мимино» (1977), «ТАСС уполномочен заявить» (1981) и т. д. Как режиссер и сценарист снял две картины — «Будь здоров, дорогой» (1981) и «Мужчины и все остальные» (1985). Женат. Жена Ирина — балерина. Имеет дочь Марину и внука Георгия, а также сына Константина и двух внуков — Вахтанга и Ивана.