Архив

ФОТОГРАФ

Не так давно песня «Я убью тебя, лодочник» питерского музыканта, известного как Профессор Лебединский, была чуть ли не хитом номер один. Потом о колоритном человеке с диковатым голосом стало как-то не слыхать — звезда, что называется, закатилась.

2 декабря 2002 03:00
1313
0

Не так давно песня «Я убью тебя, лодочник» питерского музыканта, известного как Профессор Лебединский, была чуть ли не хитом номер один. Потом о колоритном человеке с диковатым голосом стало как-то не слыхать — звезда, что называется, закатилась. Однако, как известно из курса физики, если где-то убавится, где-то непременно прибавится. Профессор Лебединский, в миру Алексей, никуда не исчез. Просто он переквалифицировался в фотографа.

— Все началось два года назад, когда я познакомился с лучшими питерскими (и вообще российскими) фотографами-репортерами: Сергеем Максимишиным, Толей Мальцевым, Димой Ловецким и студийным московским фотографом Вадимом Пискаревым. Именно Максимишина и Пискарева я считаю своими главными учителями. Процесс обучения вовсе не напоминал нудные уроки. Все происходило на съемках, где мы вместе обсуждали интересные для нас темы. А любительской фотографией я начал заниматься с шести лет. Поэтому, условно говоря, мне не надо было объяснять, что такое диафрагма или выдержка. Сегодня с уверенностью могу назвать себя профессионалом. Я знаю, что делаю. Меня часто спрашивают: «А зачем тебе все это надо?». Для меня фото — та же самая музыка, только для глаз. Решил заниматься фотографией отнюдь не потому, что не хватало денег и я обнаружил для себя дополнительный способ заработка. Просто мне это необыкновенно интересно.

Фото занимает меня сейчас больше, чем музыка. К тому же современная фотоаппаратура влетела мне в копеечку — нужно окупать. Сейчас постоянно публикуюсь в «Известиях», отдаю работы в разные другие газеты, журналы и фотоиздания. В этом году вышел новый альбом Криса де Бурга «Timing is Everything», в оформлении обложки которого были использованы мои фотографии. С менеджером певца Кенни Томсоном меня познакомил известный промоутер Михаил Шурыгин. Мы все сидели и выпивали в тихом ресторанчике, разговорились о фотографии, Кенни с Крисом предложили поснимать Криса в Москве, а потом в студии в Лондоне. Я с удовольствием согласился. Когда отправил те фотографии, которые были сделаны в спешке за один час во время прогулки по Кремлю, Томсон решил использовать именно их. Однако запланированная поездка в Лондон не за горами. К тому же для Криса я написал две англоязычные песни. Будем разговаривать и на эту тему. Заработанную сумму называть не буду, но я остался доволен. 29 ноября открываю свою постоянную галерею в Гостином дворе в Петербурге под названием «Профессор Лебединский и друзья». Друзья — фотохудожники Катерина Туманова (Belkina) из Самары, Efendi (Руслан Баранаускас) из Вильнюса и Андрей Полушкин из Питера.

В дизайне моей квартиры фотография занимает не последнее место. Но моих работ вы там не увидите. Как я никогда не слушаю собственную музыку, так я и не горю желанием каждый день созерцать то, что когда-то запечатлел. В объектах съемок меня прежде всего интересует живость и жизненность. Очень люблю гулять по Питеру с фотоаппаратом. Родной Питер как будто просит себя фотографировать, там камни мостовых, дома и улицы разговаривают, реки и каналы шепчут о чем-то своем. Очень люблю лица и взгляды. В Питере они необыкновенно глубокие, интересные, измученные и вкрадчивые. Думаю, фотография становится искусством тогда, когда вызывает тонкие и многослойные эмоции. Такие фотоработы я называю «долгими». «Долгая фотография» — это фотография, на которую можно смотреть долго, и она не надоедает, раскрывая все новые и новые свои детали. Любого человека научить видеть в фотографии нельзя. Если человеку дано широко и тонко воспринимать действительность, то он это будет делать в любой сфере. Почти всегда мнение профессионалов не сходится с мнением большинства зрителей. Так, среди уважаемых мною фотографов рассветно-закатные пейзажи считаются примитивом. А обывателям это, наоборот, очень нравится. По этой причине недавно пришлось включить в свою галерею две закатные фотографии. Мы с Катериной между собой называем такой вид «красивенькой фотографии» просто «порно», то есть что-то откровенно низкопробное.