Архив

ГНЕЗДА «БОБО»

Они изящно одеты, ездят на дорогих машинах и курят изысканные сигареты. Западный аналог этого появившегося в конце 90-х в Москве класса людей европейские журналисты называли «бобо» (сокращение от слов «богемная буржуазия»).

2 декабря 2002 03:00
1192
0

Они изящно одеты, ездят на дорогих машинах и курят изысканные сигареты. На уик-энд они летают в Париж, Лондон или Милан. По их повседневной одежде можно изучать последние тенденции европейской моды, и даже в двадцатиградусные морозы они щеголяют свежим загаром. Западный аналог этого появившегося в конце 90-х в Москве класса людей европейские журналисты называли «бобо» (сокращение от слов «богемная буржуазия»). Ощущение собственной избранности и значимости московской «бобо» добавляют приветливо распахнутые двери самых дорогих и модных ночных клубов. Такие клубы в народе называют «пафосными». И попасть туда простому смертному практически невозможно…

Вряд ли кто-нибудь знает изнанку этих ночных заведений лучше, чем Александр Оганезов. Ведь за его плечами — 10 лет работы в клубном бизнесе, и именно он придумал и открыл в Москве львиную долю ночных заведений «для богемы». Ничуть не смущаясь, он рассуждает о самых невероятных слухах из жизни светской тусовки.

Сегодня в Москве — более двухсот ночных клубов. Больше всего москвичи любят отдыхать в клубах, совмещенных с казино, стриптизом и другими развлечениями: таких у нас — около пятидесяти пяти. Сорок пять ночных клубов предоставляют посетителям возможность послушать живые выступления рок-музыкантов, джазовые и блюзовые концерты, авторскую песню. Примерно сорок ночных клубов представляют собой дискотеки, и около двадцати пяти клубов в Москве работают по большей части для того, чтобы накормить посетителей, а не развлечь их. Людям нетрадиционной сексуальной ориентации в Москве тоже раздолье: для них клубов у нас — не меньше десяти.

Светские, закрытые клубы стоят среди всех этих заведений особняком: туда не могут попасть «люди с улицы», там все жутко дорого и там всегда очень много высоких и красивых девушек. Таких клубов в Москве — не больше двух десятков.




*Клуб «Пентхаус» — один из первых ночных клубов в Москве. Его открытие в 1994 году у московской тусовки ассоциируется с пиком развития отечественной танцевальной культуры. Клуб работал семь дней в неделю, и даже по понедельникам в нем собиралось более тысячи человек, а в остальные дни — по две-три тысячи. Именно в «Пентхаусе» состоялось первое выступление известного промоутера (прославившегося, в частности, серией вечеринок Gagarin Party) Вани Салмакова; в качестве ди-джеев именно там впервые появились DJ Змей и DJ Еж, и ученик легендарного Олега Оджо, Александр Нуждин, полноценным ди-джеем стал именно там.




*Go-go dancers — это танцоры, которые работают на клубных вечеринках. Их задача — расшевелить танцпол зажигательными танцами. Обычно, появившись на танцполе, эти люди работают на специальных тумбах. Иногда они танцуют среди публики. Над внешним видом go-go dancers работают парикмахеры и визажисты, а дизайнеры готовят им специальные костюмы.




СЛУХ № 1.
Фраза «закрытый клуб» — это модная фишка для раскрутки заведения.

Открывать клуб «для всех» — это заранее подписать заведению смертный приговор. Клуб — это частное заведение, и непонятно, почему люди так удивляются тому, что туда не всех пускают. Ведь в квартиру тоже не все подряд могут попасть. И вряд ли хозяин квартиры обрадуется, если кто-то будет у него плевать на пол или прожигать окурками диваны. Поэтому-то в клуб пускают только тех, кого знают, или тех, за кого могут поручиться. Незнакомый человек всегда опасен. А задача клуба — сделать именно так, чтобы посетителям было комфортно и спокойно. Сейчас уже фраза «закрытый клуб» совсем не является каким-то рекламным ходом. В Москве большинство клубов работает по такой системе. Это раньше, когда мы делали первые закрытые клубы, такое заявление работало как реклама.


СЛУХ № 2.
Богемная публика тусуется в клубах каждый день.

Я могу точно сказать, что за последние годы настоящего безбашенного веселья в Москве стало меньше. Возможно, это из-за экономических факторов: раньше люди зарабатывали больше и проще тратили. Все до последнего легко пропивали. Сейчас все стали такие чопорные, деловые… Да и не только в деньгах дело. Мне кажется, что сейчас, даже если бесплатно будут разливать выпивку, все равно такого отрыва уже не будет. Скажем, в понедельник сейчас вообще никого и ничем в клуб не заманишь.

Когда мы делали *"Пентхаус", люди были голодные и очень хотели веселиться. В клубе был бесконечный, постоянный праздник только потому, что это был «новый отдых по-иностранному». Сейчас такое повторить в Москве невозможно. Народ гуляет гораздо скромнее, да и то только по выходным.


СЛУХ № 3
Кого пускать, а кого не пускать в закрытый клуб — решают тупые охранники.

Нет, охранники этим вопросом не занимаются. На входе кроме охраны работают специальные люди, которые знают массу тусующихся людей. По крайней мере тех, кто тусуется постоянно. Такие люди для клуба очень ценны, и профессионалов среди них на самом деле очень мало. Их ненавидят, считают надменными и злыми, их покрывают матом, кричат на них — у меня вот был случай, когда в человека на входе просто плюнули…

Людям на входе нужно быть все время спокойными, стараться проглотить все те слова, которые летят в их адрес. Воспринимать весь этот негатив не как личное оскорбление, а как работу. Многие из них очень быстро ломаются. Начинают дружить с публикой, пускать своих знакомых… Но тут нужно очень четко понимать, что это — работа. Ведь, скажем, милиционер не будет разрешать своему другу резать людей только потому, что он его знакомый.

Поэтому примерно каждые полгода людей на входе нужно менять. Ведь у них от всего этого негатива начинает ехать крыша.


СЛУХ № 4
В «пафосные» клубы пускают только после тщательного осмотра бирок на одежде.

Да это все чушь. Человек может быть красивым или некрасивым, он может быть одет во что угодно, может выглядеть очень маргинально, но если его знают в этом клубе, то всем будет наплевать, как он выглядит. И его, конечно же, пустят. Просто те люди, которые в такие заведения ходят, вряд ли придут тусоваться в спортивном костюме. А вот если человека не знают — думаю, даже костюм от Пьера Кардена и галстук от «Хьюго Босс» его не спасут.


СЛУХ № 5
Красивые девушки в таких заведениях — специально нанятые на работу модели.

Такая практика, как оплачиваемое присутствие на вечеринках девушек-моделей из агентства, существует. Ведь не зря же говорят, что вся тусовка строится исключительно вокруг красивых женщин и если в заведении их нет, народ не будет туда ходить. Но такую деятельность я однозначно считаю огромным минусом для имиджа клуба. Ведь любая модель, которой заплатили 30 долларов за присутствие, обязательно расскажет всем своим знакомым, что она здесь не просто так. История обрастет слухами, а в заведение перестанет ходить определенная часть людей. Поэтому я против вообще любого платного присутствия людей — будь то модели, люди с неординарной внешностью или *go-go dancers. Я считаю, что публика должна заводиться сама от себя, а красивые и неординарные люди должны сами с удовольствием приходить.


СЛУХ № 6
В «пафосные» клубы не пускают обыкновенных безобидных людей.

Тут встает вопрос: кого считать безобидным? «Бедные студенты», например, тоже потенциально опасны, потому что они — без башни. Им наплевать, кто стоит рядом с ними, они могут начать толкаться или грубить всем по пьяной лавочке. И начнется какая-нибудь заваруха.

Меня вот с моей внешностью тоже очень много куда не пускают, и я отношусь к этому с пониманием. Я ни разу не смог пройти, например, в «Пропаганду» — хотел просто посмотреть, что там и как. А меня не пускают. Но я понимаю, что посетителям «Пропаганды» будет некомфортно рядом со мной, а мне — рядом с ними. Соответственно, «бедным студентам» неуютно будет в богемной тусовке: они будут чувствовать себя там чужаками.

Раньше, когда в Москве было 2—3 клуба, всем было наплевать, кто тусуется рядом, лишь бы тусоваться. Сейчас же у каждого клуба — своя публика.

Для меня лично не очень интересно делать клубы для молодежи. У молодых людей не хватает… как бы это сказать? Эстетства, что ли. А клубы — это все-таки эстетский, «странный» культ. И я стараюсь работать для людей, не любящих стандарты. В пафосные клубы ходят и банкиры, и журналисты, и режиссеры, и владельцы компаний, и обычная молодежь — но те из них, которые считают себя хоть немного богемными. Клуб — это единственное место, где они все могут встретиться. У нас есть списки. В этих списках — более тысячи человек, которые, как мы считаем, определяют стиль ночной московской жизни. Это люди, которые любят и умеют отдыхать, и это притом что все они довольно успешно работают.


СЛУХ № 7
Открывать ночные клубы в Москве — безумно прибыльное дело.

Клубы — это не такой уж выгодный бизнес. Для меня, например, это вообще не бизнес. Скорее творчество. Даже при самом шикарном раскладе больших денег никак не получается. Ну не могут два дня в неделю приносить доход! Притом что расходы я имею все тридцать дней в месяц. У нас все как-то пытаются работать не два дня в неделю, но пока это мало у кого получается. За границей клубы делать выгодно, потому что у них до безумия дорогая выпивка. Минимальная цена на напитки — 20 с чем-то долларов. К тому же народ там тусуется каждый день, а не только по пятницам и субботам.

Открывать новые клубы в Москве скорее опасно в плане бизнеса. Ведь понять клубную публику до конца невозможно. Например, я занимаюсь клубами уже 10 лет — и так и не понимаю, что нужно для того, чтобы клуб стал модным. Размышляя на эту тему, можно голову себе сломать: почему вот там люди есть, а здесь их нет? Хотя здесь неплохо, даже очень хорошо. И музыка хорошая, и интерьер классный, все условия созданы — но людей почему-то нет. Мне просто пока везет. Не более того.


10 САМЫХ ПАФОСНЫХ КЛУБОВ МОСКВЫ

ЦЕППЕЛИН


Пускают только по клубным картам, которые выдают после собеседования с менеджером или по знакомству. Самое красивое место в клубе — крутая лестница на входе и зеркальная дверь, за которой находится танцпол. В клубе есть свой салон красоты.


JET SET

Самый экстравагантный и шикарный клуб из открывшихся в Москве в 2002 году. Вход — только по спискам. Лепнина и фрески в первом зале гармонично сочетаются с техногенными изысками, в VIP-зоне — восточные мотивы.


МИНИСТЕРСТВО

Клуб очень дорогой, пафосный, но с очень веселой и бесшабашной атмосферой. Дизайн ничем особым не отличается, за исключением полупрозрачной зеркальной стены женского туалета.


МОСТ

Здесь часто проводятся fashion show, тусуются модели и их кавалеры. За вертушками часто можно увидеть популярных европейских ди-джеев. В клубе два этажа, на первом — ресторан и бар, в подвале — танцпол, на который ведет стеклянный мост.


JUSTO

Клуб со строжайшей пропускной системой, но попасть в него можно, если кошелек позволяет расплатиться за ужин. Стиль — японского клуба-ресторана. Почти все дизайнерские безделушки — от знаменитого Филиппа Старка.


ШАМБАЛА

Шикарный клуб для обеспеченной публики, оформленный в индийском ключе. Дорожка, ведущая к «Шамбале», устлана тибетскими коврами и освещена фонарями. Под ними и выстраивается очередь, желающих пройти ожидает строжайший фейс-контроль.


СЕРДЦЕ

Новый закрытый ночной клуб, состоит в прямом родстве с гигантом клубной жизни — клубом «Цеппелин». Посетители — состоятельные и модные люди, фотомодели, журналисты, клипмейкеры. Весь клуб оформлен в китчевом стиле и красном цвете.


A PRIORI

Найти клуб непросто: место очень засекреченное, на входе нет даже вывески. Здесь отдыхают красавицы модели, фэшн-дизайнеры и знаменитости от Марата Сафина до Григория Погосяна. p>


МАРИКА

Легендарный клуб конца 80-х в этом году открылся в Москве второй раз. Интерьер — самый обыкновенный, но «Марика» славится «той самой атмосферой», которая царила там еще в самом начале клубного движения в Москве.


МИКС

Одно из самых модных мест Москвы. Идеальный клуб для after-party и лучшее место для встречи утра. Сливки уставшей тусовочной публики, дорогое шампанское и концентрат счастья на лицах.