Архив

КАКОВА СОВРЕМЕННАЯ МИСС МАРПЛ — ЖЕНЩИНА-ДЕТЕКТИВ?

Никто из коллег не смотрит на женщину-следователя как на шутку природы. Более того, никто вообще не смотрит на то, что она женщина.

1 ноября 2002 03:00
2134
0

Никто из коллег не смотрит на женщину-следователя как на шутку природы. Более того, никто вообще не смотрит на то, что она женщина.

Значит, надо искать женщину-детектива. Прежде чем обзванивать соответствующие организации, я пробую составить портрет виртуальный. Каким ожиданиям публики должна соответствовать такая дама? Для этой цели мною было устроено анкетирование «населения»: от знакомых и незнакомых я добивалась ответа на вопрос, как опрашиваемый его себе представляет.

Почти во всех ответах женщин обнаружились феминистские «происки» разной степени интенсивности. Чем ярче они выражены, тем больше женщина-детектив смахивает на модель и тем меньше шансов у нее оказаться (по анкете) замужем и с детьми. Она уверенная в себе, целеустремленная, властная, жесткая, но при этом приятная в общении, вежливая («но может и вспылить») особа. Вовсю использует женские уловки, чтобы получить необходимые сведения. Пошла на эту работу по призванию, потому что «чувствует в себе силы бороться с отбросами общества». А также для того, чтобы «доказать этим мужикам, что мы тоже, несмотря на внешность, достойны уважения и понимания» (цитата!). Но если посмотреть на ответы опрошенных мужчин — окажется, что им и не нужно ничего доказывать. Они, не в пример нам, спокойно относятся к женщинам на традиционно «мужской» работе: не отказывают им в привлекательности и даже допускают, что женщина справится с этой работой лучше — благодаря чисто женской интуиции, мягкости. Парадоксально, но факт.

Опрошенные женщины считают самыми реалистичными произведениями детективы Марининой. Ее героиня А. Каменская работает в МВД. Туда я и отправилась. Вот они, наши героини.


Мария,

следователь



Миловидная девушка. На работу следователя попала после школы милиции, по распределению. Уже два месяца, как она постигает следовательскую премудрость. Свои первые впечатления — как принято считать, самые яркие — она нам и поведала.

Вначале Мария была несколько разочарована. Основные занятия следователя — выезд на место преступления для описания этого места, опрос свидетелей и потерпевших. А вот после этого начинается бумажная работа, которая занимает большую часть времени и о которой в детективах не упоминается. Работа следователя также предполагает общение с самыми разными людьми: то с бомжом, то с депутатом. Особенно нудно выслушивать длинные, многословные и часто не относящиеся к делу жалобы пострадавших. Люди зачастую весьма неожиданно воспринимают следователя. Например, одна родительница просила Марию прочитать нотацию ее провинившемуся сыну — для достижения большего педагогического эффекта. Все это утомительно. А ведение допроса требует специальных познаний в области психологии, которые содержатся в толстых учебниках, набранных мелким шрифтом. Как видите, ничего романтического. Кроме слова «злодеи», которым Мария называет всех подследственных.

В работе Мария ведет себя жестко. Если подследственные «злодеи» ведут себя неподобающе, она без особого труда ставит их на место, давая понять, что здесь «вопросы задает она», и судьба подследственного зависит от нее. Поэтому на допросе лучше вести себя прилично. Что касается пола, Мария считает, что он никак не влияет на работу. Она следователь, и точка.


Юлия, заместитель начальника следственного отдела

Симпатичная молодая женщина. Как она сама утверждает, очень высокие умственные способности для этой работы не требуются — хватит и средних. Она, например, в школе не была отличницей, не любит зубрить. Самое главное, по ее мнению, приходит с практикой. Черты характера, необходимые следователю, это — в первую очередь твердость и целеустремленность. Остальное — по выбору. Заступая на работу, Юлия не ставила перед собой задачи каким-то мужчинам что-то доказать: она пошла в милицию по стопам отца. Хотя из-за того, что отец не рассказывал о работе в органах дома, как и большинство из нас, она судила о ней по книжкам, фильмам — и сначала была разочарована, обнаружив, что работа следователя в основном бумажная. Но потом стало интересно распутывать запутанные дела. Интересно думать.

Что касается феминистских настроений, по ее мнению, вряд ли девушки идут в милицию, чтобы доказать что-то противоположному полу. Большим начальником женщина здесь все-таки вряд ли станет. Хотя подрасти от следователя до замначальника, конечно, приятно и способствует самоутверждению. Но доказывать, что женщина может справиться с традиционно мужской работой того же следователя, бесполезно, потому что это уже доказано. Женщина-следователь работает скрупулезнее и аккуратнее мужчины — это факт. Коллеги-мужчины воспринимают женщину легко, мирно, никто не смотрит на девушку-следователя как на «шутку природы». Более того, никто вообще не смотрит на то, что она девушка. Дежурная шутка на эту тему: «Женщина, женщина… Я не женщина, я сотрудник». Юлия — сторонница объективности, а не женской солидарности, поэтому позволяет себе справедливый антифеминистский тезис: не факт, что женщин в органах должно становиться все больше — они все время будут на работе болтать, и это снизит эффективность. Юлия предпочитает работать в мужском коллективе.

Жесткость, по мнению Юлии, в следственной работе необязательна: она пользуется психологическими приемами давления на подозреваемого, которые он может даже не заметить. И от пола манера ведения допроса не зависит: у каждого своя тактика. Иногда Юлию подводит желание верить людям, и обман подозреваемого/допрашиваемого она воспринимает как разочарование. «И все-таки я пытаюсь верить людям, хотя, может, просто забываю, где работаю?..» Работа не ожесточает следователя, но появляется то, что Юлия определяет как черствость. То есть сотрудники милиции настолько привыкают к преступлениям, что спокойно относятся к человеческому горю. Но эта привычка не обязательно означает равнодушие.


Быт и дом

До этого момента Юлия — героиня для детектива хоть куда. Но на самом деле я обнаруживаю разлад между образом и действительностью. Между Юлией и той же Каменской есть существенное различие, с которым Мария еще не столкнулась. Оно состоит в том, что у Каменской муж есть, а детей нет. А у Юлии, наоборот, мужа нет, а ребенок есть. И это — важно. Поскольку большая часть жизни следователя проходит на работе, а рабочий день никаким образом не нормированный, то это сугубо семейное обстоятельство приобретает очень большое значение.

По словам Юлии, у них на работе замужних почти нет: большинство либо еще не замужем, либо уже разведено. Не каждый муж и не каждая жена выдержат жизнь со следователем. Порой женщина проводит полсуток на работе, где она, как уже говорилось, «не женщина, а сотрудник»: допустим, 8 часов она, как положено, спит — на то, чтобы быть женщиной, остается 4 часа минус время на дорогу. То есть фактически нужно отказаться от притязаний на женственность и стать следователем. Наша героиня признается, что ей приходилось «переступать» через своего ребенка для того, чтобы успешно заниматься своей работой. «Наверное, у каждой женщины есть желание создать семью, но выбор между семьей и работой где-то там внутри уже сделан». Вывод напрашивается следующий: и в жизни есть Каменские. И не надо им никому по большому счету, ничего доказывать. И с методом ведения допроса у них проблем нет. А вот с успешным нахождением и «удержанием» спутника жизни — есть. И с ребенком сходить в кино — некогда. Работа бумажная — она затягивает. К сожалению.