Архив

НАША МАРКА

Выход на экраны «Умри, но не сейчас» удивительным образом совпал с 85-летием советской разведки. Порывшись в закромах Родины, мы обнаружили, что можем кое-кого противопоставить легендарному агенту с лицензией на убийство.

9 декабря 2002 03:00
713
0

Выход на экраны «Умри, но не сейчас» удивительным образом совпал с 85-летием советской разведки. Порывшись в закромах Родины, мы обнаружили, что можем кое-кого противопоставить легендарному агенту с лицензией на убийство.



«Исаев Максим Максимович (настоящие имя и фамилия — Владимиров Всеволод Владимирович) родился в 1900 году в городе Гороховце Владимирской губернии в семье ссыльного социал-демократа. Детство провел с родителями в эмиграции (Германия, Швейцария). Член РСДРП с 1917 г. После Октябрьской революции — сотрудник ВЧК. В 1918—1920 гг. под именем ротмистра Исаева служил в штабе адмирала Колчака. С 1921 г. — помощник начальника Иностранного отдела ВЧК. Работал в Эстонии, на Дальнем Востоке, в Китае. С 1928 г. под именем Макса Отто фон Штирлица — в Германии. В СССР вернулся в 1947 году (по другим сведениям — в 1953-м). Был на преподавательской и научной работе, профессор. Герой Советского Союза (1945), кавалер государственных наград Франции, Норвегии, Польши. Полковник госбезопасности. Умер после 1967 года».

Так могла бы выглядеть краткая биографическая справка самого известного советского литературного и киноразведчика, созданного писателем, более значительным, чем Ян Флеминг, но не менее популярным — по крайней мере в масштабах бывшего СССР.

На фоне Джеймса Бонда Владимиров—Исаев—Штирлиц выглядит персонажем документального фильма. Ну и что с того, что не мог русский агент стать штандартенфюрером СС? А быть тридцативосьмилетним и в 1962-м, и в 2002-м, как 007, — это нормально? Но дело даже не в физиологической правде. Штирлиц обладает куда более реальной и земной биографией, чем Бонд. Исаеву противостоят не наемные убийцы с тремя сосками, безумные аллергологи или телемагнаты-экспансионисты, а шелленберги, мюллеры и вольфы из плоти и крови. Штирлиц не спит с первыми встречными «пианистками», зато имеет жену и сына — тоже разведчика. Наконец, в последнем по времени написания романе — «Отчаяние» — Исаев сидит в застенках не гестапо, а НКВД; сунули бы Бонда в английскую тюрьму!

Ян Флеминг написал про Бонда 14 романов, Юлиан Семенов про Штирлица — 11. Против 20 фильмов бондианы мы может выставить… нет, не только «Семнадцать мгновений весны», как вы подумали, а 5 полноценных лент, две из которых — телесериалы. Общее время пребывания на экране командора Бонда и полковника Исаева приблизительно равно.

Впервые суперчекист появился в фильме Бориса Григорьева «Пароль не нужен». Роль Исаева, борющегося с белогвардейцами и японскими шпионами во Владивостоке в 1922 году, сыграл Родион Нахапетов. Занятно, что в появившемся в тот же год «Майоре Вихре» Штирлица нет, хотя в романе Семенова он играл существенную роль; ведь разведчик Коля (Виктор Павлов), по книге, — сын Исаева. Всего через год после успеха «Семнадцати мгновений весны» (1974) на «Таллинфильме» был снят приквел «Мгновений» и «Пароля» — «Бриллианты для диктатуры пролетариата». Действие разворачивается в 1921-м, а молодого чекиста Владимирова сыграл Владимир Ивашов. Испанским приключениям тогда еще штурмбанфюрера СС посвящен «Испанский вариант» (1980), знаменитый только тем, что в этом фильме прозвучала известная песня «Кабаре». Зато Штирлиц Улдиса Думписа был по-джеймсбондовски шикарен — в белом костюме и черной шляпе, настоящий рыцарь плаща и кинжала. Наконец, пожилого Штирлица, бьющегося с уцелевшими Айсманом и Холтофом, довелось сыграть Всеволоду Сафонову — в «Жизни и смерти Фердинанда Люса» (1976), экранизации «Бомбы для председателя».

ШТИРЛИЦ НА ЭКРАНЕ