Архив

БРИЛЛИАНТЫ НАВСЕГДА

Создатели «Умри, но не сейчас» сделали все, чтобы фильм стал кассовым. Чего уж мелочиться: двадцатая серия и сорокалетний юбилей одновременно — не каждый день такое случается.

9 декабря 2002 03:00
641
0

В мире осталось не так уж много вещей, за которые ныне не стыдно. В смысле, не стыдно признаться, что тебе это нравится. Даже признаваясь в любви к панк-року, приходится сразу оговариваться, что имеешь в виду «Clash» и «Sex Pistols» — а то, чего доброго, примут за поклонника «Blink 182». В общем, индустрия развлечений основательно деградировала — подмечено это не нами и настолько давно, что непонятно уже, кому на лоб копирайт ставить.

Сказать, что Джеймс Бонд — вечная ценность, значит, во-первых, сморозить пошлость, во-вторых — просто констатировать известный факт. Клинт Иствуд стал героем для целого поколения — героем, равных которому по пальцам одной руки пересчитать. Но Иствуд постарел. А второго Иствуда у нас нет.

Бонду в этом году стукнуло сорок лет, а он все такой же. Поразительное дело: Бонда снимают разные и преимущественно малоизвестные режиссеры. Самого агента играют порой люди, фильмография которых — трэш твою мать: взгляните хотя бы, в каких фильмах снимался нынешний и. о. Джеймса Бонда Пирс Броснан. И при этом — ни одной провальной серии. Навскидку можно вспомнить только одну киноэпопею, которую можно противопоставить бондиане, — «Звездные войны» называется. Но там — Лукас, бюджетики, спецэффекты. А тут — мартини с водкой.

Создатели «Умри, но не сейчас» сделали все, чтобы фильм стал кассовым. Чего уж мелочиться: двадцатая серия и сорокалетний юбилей одновременно — не каждый день такое случается. Пожалуй, из последних серий с этой можно сопоставить только «Завтра не умрет никогда». Никаких сюжетных провисов, как в «И целого мира мало», никаких русских генералов с вечно выпученными глазами, как в «Золотом (пардон за каламбур) глазе». К слову сказать, единственного русского героя зовут человеческим именем Влад, а не Мишкой, Гришкой или Ванькой. Сценаристы сделали отсылки ко всем девятнадцати «Бондам» — это такая, как принято выражаться, фишка. В порыве фантазии создателей даже несколько занесло: в фильме появился, например, невидимый автомобиль. Последний, конечно, можно было оставить Гарри Поттеру, но смотрится забавно.

Это все мелочи. Все эти машины-невидимки, ультразвуковые кольца, прошибающие стены, ледяные дворцы и лазеры, работающие на бриллиантах. Главное — Бонд по-прежнему в строю. Он еще способен шутить. Он может драться. И может в финале осыпать полуобнаженную Хэлли Берри россыпью этих самых драгоценных камней. Кстати, говорят, изначально планировалось снять Броснана и Берри совсем обнаженными, но продюсеры запретили. Может, они и правы. В любой легенде должна быть какая-то загадка. А иначе это не легенда, а прыщавый урод Вин Дизель, которого когда-то называли «Бондом нового поколения». Что ж, какое поколение — такой и герой. Только не трогайте, пожалуйста, Бонда. Не так много осталось вещей, в которые хочется верить.