Архив

ПРОЗАСЕДАВШИЕСЯ

Политические анекдоты существуют со времен появления института государства. Равно как и политические детективы…

16 декабря 2002 03:00
973
0

Политические анекдоты существуют со времен появления института государства. Равно как и политические детективы, ведь политика — это борьба за власть, коррупция, мошенничество, интриги и скандалы. Писатели и кинематографисты используют эту тему по полной, строча книги и снимая фильмы. И хотя эта самая политика большинство людей уже достала, тема не умрет никогда, потому что подсмотреть и подслушать то, что творится в кулуарах сильных мира сего, интересно всегда.



Губернаторские выборы в нашей необъятной стране проходят достаточно часто и почти всегда сопровождаются разнообразной шумихой, хотя предвыборная борьба проходит по очень схожим сценариям. Поэтому в новом 12-серийном политическом детективе на канале НТВ «Кукла» город, в котором происходят события, не называется. Чтобы никого не обидеть и не обвинить в «грязных технологиях», примененных во время предвыборной кампании. Кому надо — сам догадается. Что думает по этому поводу сорежиссер сериала Владимир Попков, автор таких фильмов, как «Сердца трех», «Графиня де Монсоро», «След оборотня», он рассказал «МК-Бульвару»:

— Сериал анонсируется как политический детектив, хотя я это слово не произносил. Мы с автором сценария Олегом Приходько считаем, что это социально-психологическая драма. У него есть роман «Прыжок рыси», в котором детективная фабула разворачивается на фоне предвыборной борьбы. Но заказчик сериала «ДОМ-фильм» попросил углубить политическую линию: их интересовали именно «черный» пиар, некрасивая подковерная борьба претендентов на пост губернатора. Поэтому наша картина об этом.

— Ну, в общем-то, что называется, «по мотивам». А Олег Приходько брал за основу какие-то реальные случаи или по большей части выдумывал?

— В основном — да. Но я не могу сказать, что все вымышленно, несомненно, есть конкретные люди, но их фамилии я не могу вам назвать. Могу сказать, что у автора было навалом всякой грязи, но мы сценарий немного подчистили.

— А вы сами снимали исключительно по написанному сценарию или обращались за достоверностью к каким-то архивам про губернаторские выборы, читали газеты, смотрели новости?

— Я большой любитель новостей и новостные программы не пропускаю. Так что я в принципе достаточно компетентен во всех происходящих ситуациях, в том числе и скандальных. Мне не было нужды обращаться к каким-то специальным материалам.

— Вам не кажется, что у нас зритель уже перекормлен политикой? И тот, кому она интересна, будет смотреть новости, а кому нет, того и сериал не привлечет?

— Вполне резонное замечание. Но мы думаем, что зрителю будет не вредно это повторить. Наверное, для нас этот сериал чреват невниманием, хотя мы надеялись облечь все эти сугубо политические ходы в увлекательную жанровую форму. Там при загадочных обстоятельствах накануне выборов погибает один известный и в России, и за рубежом журналист. Он известен своим оппозиционным отношением к нынешнему губернатору Гридину (Сергей Шакуров) и к его команде. Частный детектив Кравцов по поручению неизвестного лица начинает расследование заказного убийства журналиста, которое может опрокинуть результаты выборов. В книге вся эта предвыборная лихорадка была сугубо фоновая…

— Насколько я понимаю, вам не особо хотелось снимать политический детектив.

— Как я сам себя называю, я режиссер, для которого важно не что, а как. И для меня не очень важна идеологическая, тематическая сторона материала. Я всегда интересовался формальными решениями, поэтому пробовал себя в разных жанрах. С началом перестройки я сказал себе, что буду снимать только сказки. Первой моей сказкой были «Сердца трех», потом «Графиня де Монсоро», «След оборотня». Мой друг-однокурсник Володя Бортко недавно в одном интервью сказал, что «я снимаю еще и потому, что кушать хочется»…

— Хорошо, а почему название «Кукла»? Я так понимаю, тут имеется в виду, что этот губернатор, как и большинство политиков, — марионетка. Но не сильно ли это перекликается с программой «Куклы»?

— В некотором роде. У нас есть еще наивное, немного метафорическое понятие куклы. Гридину на его юбилей сослуживцы дарят его изображение — восковую фигуру в полный рост. Потом по сюжету на него совершается мнимое покушение — стреляют в куклу. А вообще, существует персонаж Гридин, бывший секретарь обкома партии, партийный человек, конъюнктура до мозга костей. И вдруг в один прекрасный момент, как ни странно, в нем начинает просыпаться совесть. Он, оглядываясь на пройденные годы, понимает, что жил неправильно, что его не интересовала истинная жизнь людей, простых людей. Что он карьерно, размашисто шел к своей цели, хотя вроде ему не в чем себя упрекнуть. Он оглядел свое окружение и понял, кем он себя окружил. Что, собственно, с его молчаливого согласия совершались колоссальные экономические преступления в области, хотя он на первых порах надеялся, что это было во благо. И именно тогда он осознал, что стал фактически марионеткой в чужих руках, той самой куклой. Отсюда и название.

После этого он объявляет войну своей бывшей команде, с которой проработал предвыборные четыре года. И, анализируя каждого из них, он убеждается, что это все далеко не преданные ему люди, блюдущие свою корысть, свои интересы. Он говорит, что пойдет на выборы с чистой совестью или не пойдет вообще. И, понимая, что не в состоянии побороть всю эту машину, он решает уйти из жизни. Вот в таком виде пришло к нему раскаяние. Мы понимаем, что это наивно и что этого не может быть, потому что не может быть никогда с людьми такого ранга. Но мы попробовали создать такую утопическую историю. То есть наша «Кукла» не совсем о выборах, она о человеческой драме, о человеке, к которому вдруг пришло какое-то осознание, покаяние. Нам хотелось бы, чтобы это слово произнес зритель.

— А к политикам вы обращаетесь? Надеетесь у них какие-то похожие чувства вызвать?

— К политикам обращаться бессмысленно. Это люди, которые играют в свою игру, и их уже с этой игры не собьешь — иначе там нечего делать. Это мы все осознаем, мы не столь наивны. Но почему бы не создать иллюзию? Я терпеть не могу современное кино, я люблю сказки. И, взявшись за этот фильм, я себе придумал единственное оправдание: это тоже сказка — игра ума, придуманная история, которая требует от зрителя соучастия. Хотя вообще-то мне заниматься современными фильмами, честно говоря, западло. Но что поделаешь, другого не предлагают.

— И все-таки складывается ощущение, что фильмом вы недовольны…

— У меня много претензий к картине, но я всегда весьма строг…

Я не знаю, понравится сериал или нет. Но могу сказать, что картину надо смотреть внимательно, там очень много разговоров. Это не просто болтовня, она информативная. И если кому-то хватит усидчивости все это дослушать, досмотреть до конца, то «Кукла» может стать интересной.