Архив

Русский размер

Большинство знакомых мужчин мне признались, что они смотрят «10 sexy» на МузТВ не ради эротических (назовем их так) клипов, а из-за соблазнительных форм ее ведущей Маши Малиновской.

25 августа 2003 04:00
597
0

Большинство знакомых мужчин мне признались, что они смотрят «10 sexy» на МузТВ не ради эротических (назовем их так) клипов, а из-за соблазнительных форм ее ведущей Маши Малиновской. Хотя немало и таких (кстати, в большинстве своем девушки), которые утверждают, что вообще ни о какой Маше слыхом не слыхивали. Жаль.

Как говорится, есть на что посмотреть и что пообсуждать.



— Маш, весь Интернет забит «обнаженной Малиновской», «лучшими эротическими фотографиями», и все в таком духе.

— Самое смешное, что на самом деле голой Маши Малиновской там нет. Можно найти старые фотки, на которых я топлесс, но грудь прикрываю руками. Еще есть подделки, но они настолько топорно сделаны, что невооруженным глазом виден монтаж. Так что в большинстве своем это такие сайты-завлекалочки.

— А тебя не беспокоит, что какие-то непонятные дядьки лазят по Интернету и фантазируют относительно тебя?

— С таким же успехом ты можешь ехать в троллейбусе, где этих непонятных дядек — мама дорогая. И они могут точно так же фантазировать о тебе, как и обо мне, увидев Малиновскую по телевизору или в Интернете. Этого, к сожалению, избежать нельзя.

— Ну по крайней мере поклонников у тебя должно быть на порядок больше, чем у меня.

— Честно? Я вообще не знаю, есть они у меня или нет.

— Не может такого быть. Я столько читала амурных посланий, адресованных тебе.

— Да?! На каком сайте ты их нашла? Надо будет обязательно почитать. На самом деле люди лукавят, когда говорят, что их утомляет известность. Я, например, только радуюсь, если меня узнают на улице.

— А среди военнослужащих? Ты же ездишь со своей программой «Аты-баты» по воинским частям.

— Все почему-то думают, что я вся такая-разэтакая, к солдатикам приезжаю и их, бедненьких, нервирую. Но так выглядит только со стороны. На самом деле они на меня вообще не реагируют. Когда я приезжаю в какую-нибудь часть, то чувствую себя привидением, потому что на меня никто не смотрит. Когда задумывался этот проект, то за меня даже волновались. Точнее, за реакцию, которую я могла бы вызвать. Но все получилось иначе.

— Принято считать, что если женщина симпатичная, то она не отличается большими умственными способностями, не говоря уже о блондинках. Тебе приходилось доказывать обратное?

— Что я не верблюд? Если женщине повезло, как мне (смеется), родиться блондинкой, то не нужно от этого страдать и всем чего-то доказывать. Есть такая мудрость: умен не тот, кого мы считаем умным, а тот, кого мы принимаем за простака. Прекрасно! Я сделаю какую-нибудь глупость, и мне ее прощают: чего еще ждать от блондинки. С меня как с гуся вода — ни дать ни взять. Ты сама можешь сделать выводы относительно моего IQ. Для кого-то я очень умная, просто мегамозг. А для кого-то — буратино. Все люди разные, и восприятие у всех разное.

— Ты ведь из Смоленска. Как провинциальная девочка без профессиональных навыков смогла попасть на телевидение?

— Я не окончила театральный вуз, как Оскар Кучера, не работала 5 лет на радио, как Юра Пашков, и не имею профессионального журналистского образования, как Даша Субботина. То есть я полный лох. Единственное утешение, что год назад, когда я пришла на канал, было другое руководство — при его смене, если бы мою работу оценили как некачественную, меня бы уволили. Но этого не произошло. Я считаю, что это достаточно высокая оценка того, что я делаю.

— Ты не ответила на вопрос.

— Да. Два года назад я вышла замуж и переехала жить сюда. Потом развелась, а потом пришла работать на канал. Просто моя лучшая подруга Катя, с которой мы вместе учились в школе и поступали в один институт, всегда мечтала жить в Москве. Мне эта затея никогда не нравилась. Если честно, то мне было банально страшно. А она уехала, перевелась учиться в один из столичных вузов, потом устроилась работать на МузТВ. Однажды я приехала к ней на недельку в гости и познакомилась со своим будущим мужем. А когда мы с ним разошлись, то как-то так получилось, что Катя отвела меня на пробы. И понеслось.

— Столичный сленг сразу стала понимать?

— Первое время тяжеловато приходилось. Были словечки понятные, но резавшие слух. Я ведь росла девочкой-зайчиком в достаточно пуританской семье. Выражаясь современным языком, не тусовалась до того момента, пока не поступила в институт. Меня даже на дискотеки не пускали.

— В общем, приехала в Москву и дорвалась.

— Ну да. Я была соткана из комплексов. Мне ужасно не нравилась моя фигура, руки, грудь — все, заканчивая ушами. А когда заговорили о «10 sexy», я ужасно захотела поучаствовать в этом проекте. У меня появилась возможность, как у настоящей актрисы, поиграть в разные образы и побороть свои комплексы.

— Свой образ — полуоткрытый рот, томный голос — сразу подобрала?

— Я тебе сейчас все объясню. У меня хронический насморк, слышишь, как я с тобой разговариваю? Так что полуоткрытый рот — банальная нехватка воздуха. Но если это связывают с каким-то эротиком, а не с синдромом Дауна, то меня это очень радует.

— Прости за нескромный вопрос, но многим моим коллегам не верится, что твои пышные формы настоящие.

— Я не делала никаких операций. У меня большая грудь, собственно, она и послужила причиной моих многочисленных детских комплексов.

— (Шепотом.) И какой у тебя размер?

— (Шепотом.) Четвертый. Я очень рано начала формироваться, при этом никогда в жизни не занималась спортом. Некоторые говорят: «У нее такие худые руки и такая большая грудь — так не бывает». Ничего подобного.

— А одежду тебе стилисты подбирают?

— Я все сама делаю. У меня, как я говорила, большая грудь и при этом узкая спина и тонкая талия, поэтому очень сложно подобрать что-то из одежды. Она либо не сходится у меня на груди, либо висит по бокам и на спине. Поэтому я записываюсь в своей одежде.

— Специально покупаешь на свои деньги?

— Бог с тобой! Этого я себе позволить не могу. Я работаю в том, что висит у меня дома в шкафу.

— Свою первую съемку помнишь?

— Пробы. Я жутко волновалась, звонила своей любимой тете: «Марина, я не знаю, что мне говорить». «Спокойно. Говори обо всем, что видишь».

— Испытала ужас, когда посмотрела на себя первый раз по телевизору? Практически все телевизионщики проходят через это.

— Я не смотрела, клянусь тебе. Видела чисто случайно свои анонсы по каналу, и все. Не понравилось. Мне сказали, что обязательно себя нужно смотреть, чтобы проводить своеобразную работу над ошибками: где букву проглотила, где головой дернула или руками махала. Говорят, что такой мастодонт отечественного телевидения, как Дибров, до сих пор просматривает каждый свой эфир. Я не могу.

— Ты же ходишь на всякие тусовки, где полно алкоголя. Приходилось после этого работать перед камерой?

— Вопрос провокационный, но не для меня. Потому что я алкоголь не употребляю.

— Вообще?

— Абсолютно. Не потому, что я такая положительная, просто мне не вкусно.

— А как же ты расслабляешься?

— Не напрягаюсь (смеется). Я как ребенок. Как дети расслабляются? Они же не пьют и не курят.

— Друг-то у тебя сейчас есть?

— Да… Знаешь, я сегодня в таком настроении, просто чувствую, что выгляжу занудной медузой. Дело в том, что пять минут назад, как раз перед тем, как вы пришли, я с ним поссорилась. Очень хочется плакать. Я сильно переживаю, потому что наконец-то встретила мужчину своей мечты. Он обладает всеми теми качествами — сильный, добрый, умный, терпимый, — которые, по моему мнению, и должны быть у настоящего мужчины.

— А как твой любимый мужчина относится к твоей экранной сексуальности?

— Ревнует. Но он умный человек и понимает, что на самом деле Маша на экране и Маша в жизни — это два совершенно разных человека… Ха! У меня был небольшой конфуз, когда проходила Национальная музыкальная премия МузТВ. Так получилось, что на сцену я вышла в очень откровенном костюме с глубоким декольте и прозрачной юбке.

— Ты сама этот наряд подбирала?

— Знаешь, что на самом деле произошло? Я взяла этот костюм с собой, потому что должна была вручать одну из номинаций. Естественно, очень торопилась, когда собиралась. И в результате костюм с вешалкой схватила, а нижнюю юбку, лежащую отдельно, забыла. Пришлось вручать так.

— А твои родители как к выходам без нижней юбки относятся?

— Прекрасно. Сейчас они достаточно демократичных взглядов. Даже у моего дедушки дома висит та самая фотография, о которой я тебе рассказывала вначале. Они с большим уважением относятся к моей личной жизни и к моей персоне вообще (я один ребенок в семье).

— Часто ездишь в Смоленск?

— Сейчас нет, потому что много работы. Самолеты теперь туда не летают, а на поезде ехать 6 часов только в одну сторону. Я не могу себе этого позволить.

— Когда приезжаешь, с друзьями общаешься или зазвездела?

— Нет, я не зазвездела. Ты мне не поверишь, но когда я училась в школе, то была несимпатичной и непопулярной девочкой. Длинная, угловатая — мальчики вообще не обращали внимания. А за моей лучшей подружкой бегали все, и мне это приносило массу страданий. Не потому, что я ей завидовала, а из-за того, что еще больше комплексовала. Особенно остро это ощущалось в какие-нибудь праздники. Например, в День святого Валентина. У подружки целые горы этих валентинок, у меня ни одной. В общем, я была полным аутсайдером.

— Получается, что у тебя и друзей-то не осталось?

— Да, немного.

— Тогда чего тебе в жизни не хватает?

— Чего «не хватат»? Памятника из чистого золота, украшенного самоцветами и стоящего на Красной площади. А если серьезно, мне просто нравится сам процесс жизни и то, что я занимаюсь любимым делом. Может быть, когда-нибудь я пойму, что мое дело вязать шерстяные носки. Вот тогда-то я и буду думать над сложившейся ситуацией.