Архив

Военная тайна

6 октября они возвращаются. Тем же составом, в четырех новых сериях. Якут, он же Яков Урманов, он же актер Владислав Галкин, и по большому секрету поделился эксклюзивными подробностями съемок «Спецназа». А мы, извините, хранить секреты не умеем…

13 октября 2003 04:00
759
0

Больше года назад Первый канал показал три части сериала «Спецназ» режиссера Андрея Малюкова. Продолжения истории о четырех закадычных друзьях спецподразделения ГРУ Хруста (Игорь Лифанов), Якута (Владислав Галкин), Дока (Алексей Кравченко), Змея (Александр Носик) и их командира Клима (Александр Балуев) ждали с нетерпением. Наконец с 6 октября они возвращаются. Тем же составом, в четырех новых сериях. Накануне премьеры с нами вышел на связь старший лейтенант Якут, он же Яков Урманов, он же актер Владислав Галкин, и по большому секрету поделился эксклюзивными подробностями съемок «Спецназа». А мы, извините, хранить секреты не умеем…


Три богатыря, четвертый ранен

-Когда снимали серию «Дыхание пророка», у нас была очень забавная встреча — на съемочную площадку прислали осликов. Самое интересное заключалось в том, что одна из ослиц, звали ее то ли Люба, то ли Люся, некогда была звездой фильма «Кавказская пленница», где снималась вместе с Натальей Варлей. Сейчас ослице уже лет под 60, она седая, пожившая, но тем не менее вела себя вполне адекватно, без всякого звездизма. В той серии по сюжету бандиты подрывают наш вертолет, мы с трудом приземляемся в горах, при этом одного нашего товарища, Игоря Лифанова, ранит. Нам удается спасти какой-то свой скарб, но так как тащить все в руках нереально, мы берем ослов и, водрузив на них поклажу, передвигаемся по афганской территории. Сначала у нас была идея погрузить на осла и Лифанова. Но так как мы передвигались горными тропами (съемки были в Бахчисарае, где настоящие песчаные горы), поняли, что с осла он может упасть. Пришлось таскать его на себе. В кадре все выглядит убедительно, а вот за кадром уровень ненависти по отношению к Игорю перехлестывал все, потому что носить в 25-градусную жару 80-килограммового Лифанова в зимней амуниции (часть серии мы снимали в феврале, а доснимали уже летом, когда было дико жарко), конечно, было большой «наградой».


Кукурузник над морем

— Вообще если первая часть «Спецназа» была, как мы шутим, «партийно-драматическая», то во второй это будет сплошной технотрон: авиация, взрывы, спецтехника. Все более масштабно и зрелищно. Даже оружие мы использовали уже новое, современное. С ним-то и возникала масса проблем. Ведь снимали на территории Украины, в Симферополе, а оружие везли из Москвы. У нас были «чумовые» снайперские винтовки — укороченный ствол, глушитель, прицельная дальность 300 м. Понятно, что для съемок нужно было получать разрешение на стрельбу и на въезд спецтехники. Но иногда выкручивались и по-другому. Например, в одной из серий на площадку должен был прилететь самолет «Ми−2», который в народе называют «кукурузник». Самолет-то прилетел, но, как потом выяснилось, пилоту не выдали разрешения на полет. Пришлось ему по-тихому лететь над морем, не выше 10 метров над землей, чтобы радары не засекли. Кино-то снимать надо.

Добавлю, что все сцены стрельбы, как правило, снимаются на полигонах. Даже при том, что боевое оружие категорически не используется на площадках, — ведь речь идет о выстрелах из пулеметов, гранатометов. Пускай даже холостыми зарядами — все равно это достаточно опасно.


Не открыл рот — оглох на три дня

— Любой профессиональный трюк в среднем готовится несколько дней. К сожалению, мы таким временем не располагали — нужно было побыстрее закончить картину. Поэтому так или иначе часто сталкивались с риском. Там, где доля риска действительно зашкаливала, жертвовали каскадерами, но в остальном все делали сами. В одной серии по сюжету я должен был прыгнуть с крыши на бандита и, скажем так, свернуть ему шею. Чтобы не терять динамики своего персонажа, не производить подмену на каскадера, я решил выполнить трюк сам — первый раз в жизни прыгнул в коробки с 7-метровой высоты. Ничего, получилось. Вообще, по моему убеждению, если мы играем про спецназ, то должны все делать сами, чтобы у профессионалов, которые будут потом смотреть картину, ничто не вызывало улыбки или раздражения. Например, еще когда снимали первую часть «Спецназа», мы специально ездили на полигон дивизии ВДВ и стреляли из всех видов оружия, которые там были. Все же на собственных ошибках познается. Например, когда стреляешь из гранатомета, надо открывать рот, чтобы не пробило перепонки в ушах. У нас были случаи, когда человек один раз выстрелил нормально, второй, а на третий почему-то рот не открыл — и три дня ходил глухой. Зато потом уже был ученый.


Лирическое отступление

— Да клевое кино получилось, на самом деле! Мне кажется, ценность всего этого фильма в том, что он не лукавый, он — настоящий. Очень простая человеческая история о тех людях, которые действительно выполняют чудовищно сложную задачу и в Чечне, и на рубежах нашей громаднейшей страны. Пожалуй, это единственное кино в нашей стране, которое не является тупым боевиком, а представляет из себя обаятельную историю, рассказанную пятью основными персонажами. По крайней мере, у нас была такая попытка. Ведь часто войну выигрывают именно вот такие небольшие группы спецподразделений, о которых простому народу никто не рассказывает. И такие картины необходимы как воздух. Дай бог, чтобы зритель ее принял и ждал продолжения, которое обязательно будет. А уж мы постараемся оправдать надежды.