Архив

Может ли Фрекен Бок попасть в телевизор?

Можно ли после тридцати пяти начать новую жизнь — бросить домашнее хозяйство и пойти работать? Открыть фирму? Сделать головокружительную карьеру? «Не можно, а нужно!» — считают психологи. Главное — подойти к вопросу во всеоружии, ибо времени на раздумья и ошибки нет.

1 ноября 2003 03:00
879
0

Можно ли после тридцати пяти начать новую жизнь — бросить домашнее хозяйство и пойти работать? Открыть фирму? Сделать головокружительную карьеру? «Не можно, а нужно!» — считают психологи. Главное — подойти к вопросу во всеоружии, ибо времени на раздумья и ошибки нет. Зато есть огромное преимущество перед армией молоденьких девушек — психологическая зрелость.


СУДЬБЕ НАЗЛО

Они были показательной семьей. Он — нефтяник, она — домохозяйка. Жили вместе пятнадцать лет, растили очаровательных детей — мальчика и девочку. И он всегда обращался к ней «Пунсик». Познакомились они в ранней юности: институт, аспирантура. Она писала диссертацию, а он защитился уже в двадцать два. Семейная жизнь была счастливой, но поначалу голодной: он подрабатывал уроками, она занималась домом и трудилась в НИИ. На заре 90-х он бросил работу, уроки и занялся бизнесом. И ни на что другое не осталось времени. Она отложила диссертацию, ушла с работы и стала заниматься детьми и хозяйством. Она привыкла, что все в доме должно быть на «пять», а кто кроме нее самой сможет сделать лучше? Иногда он посмеивался над этим, а иногда проявлял недовольство: жена солидного бизнесмена не может быть домработницей, нянькой и прачкой. Она должна соответствовать, а не фаршировать на кухне кабачки. Тем не менее они, как и раньше, оставались образцовой парой. Он по-прежнему обращался к ней «Пунсик». Они строили огромный дом в Подмосковье, который называли «родовым гнездом». Вот только однажды он позвонил из командировки и сказал: «Пунсик, ты знаешь, я подал бумаги на развод. Я встретил другую женщину». Для бракоразводного процесса он нанял адвоката и предложил ей содержание. Она не выдержала и сказала ему: «Мне не нужны твои деньги. Я сама буду зарабатывать, как смогу».

— Это одна из трех возможных причин, по которой женщина после тридцати пяти решается делать карьеру. Я называю ее «доказать назло». Две других — отсутствие средств к сущестованию и «любовь к искусству», — говорит Альбина Пашина, директор центра женской психологической помощи «Ярославна». — Есть еще один вариант. Когда муж вдруг говорит жене: «Все, сегодня ты не обедаешь. Хватит. Тебе пора работать» — и жена, опять же назло мужу, устраивается на работу. Однако при такой мотивации попытки женщин чаще всего обречены на провал. Почему? Потому что сделать карьеру «назло» невозможно.


ЖИВЕМ ОДИН РАЗ

А что же тогда нужно? — резонно спросите вы. Все просто: нужно решиться. То есть, как говорят психологи, «созреть социально». Иными словами, однажды утром женщина просыпается и говорит себе: «Хватит! Надоело! Живем один раз, и я хочу прожить свою жизнь так, как мне нравится, в свое удовольствие. В конце концов я уже взрослая девочка, я могу себе это позволить». Эта тирада переводится психологами так: «Я хочу заняться тем, что мне нравится. Не просто хочу воплотить мечту в жизнь, но занять определенную ступень в социальной иерархии. Я не буду больше плыть по течению, я буду активной».

— У нас был случай — женщина с неудачной карьерой. Закончила престижный вуз, прошла массу собеседований, с трудом нашла работу, — рассказывает Пашина. — И, как это принято в солидной компании, ей дали три месяца испытательного срока. В это время у нее умер ребенок. И ушел муж. Эти два события часто следуют друг за другом В общем, нет ничего удивительного в том, что женщина в тот момент не могла быть хорошим работником. Коллеги по работе не вдавались в подробности ее личной жизни, а какой-то «доброжелатель» шепнул руководству о рассеянности, угрюмости, невнимательности новенькой. Испытательный срок она не прошла. Стала искать работу снова, нашла — но последовалновый провал: руководство компании узнало, что сотрудница не прошла испытательный срок на предыдущем месте. В результате у женщины началась депрессия, развился комплекс неудачницы. Потеряв все, она устроилась продавщицей и проработала в магазине несколько лет. Но спустя годы нашла в себе силы снова заняться своей карьерой: написала и разослала резюме, стала ходить на собеседования. И нашла, как она говорит, «работу всей жизни с большими перспективами». Недавно ей исполнилось сорок.

Перемену обстоятельств ее жизни объясняет психологический настрой, социальная зрелость: «Я хочу, я смогу, я этого добьюсь». Женщина стала внутренне готова строить будущее. Этот настрой дает намного больше плюсов и возможностей, чем, к примеру, второе высшее образование — он помогает найти и добиться такой работы, какую вы хотите и заслуживаете.


МОЗГОВОЙ ШТУРМ

Следующий шаг назовем бизнес-планом. Берете лист бумаги, карандаш и закрываетесь в комнате в полной тишине. Вопрос номер один: «В какой сфере я хочу выразить себя?» Ответить на него помогут дополнительные вопросы: «Для чего и во имя чего я хочу выразить себя именно в этой сфере?»

Вопрос номер два: «А что я хочу иметь в конечном итоге?»

Вопрос номер три: «Через сколько лет я хочу добиться результата?» Временной пункт очень важен, поскольку цель всегда требует временных рамок, иначе это уже будет не цель, а фантазия, мечта.

Теперь рисуем схему (см. схему 1): вертикальная ось (g) — этапы вашего продвижения к цели, горизонтальная (t) — время, которое вы себе даете на исполнение поставленной задачи. Отметки (t1-t7), которые делят ось t, это временные отрезки с микроцелями. Предположим, вы решили, что станете директором молочного завода через три года — укажите это в точке t7. А t2-t6 будут означать «через полгода», «через год», «через два года» и т. д. Запишите на этих дополнительных осях свои микроцели: они помогут дойти до главного пункта назначения.

После этого считаем свои плюсы, которые могут помочь при продвижении вперед, и минусы, которые можно попробовать преобразовать в плюсы. Также оцениваются ресурсы — внутренние и внешние. Внутренние — это образование и опыт: достаточно ли их, чтобы добиться желаемого результата? А внешние — это, в первую очередь, то, как вы выглядите. Никогда — слышите — никогда не комплексуйте по поводу внешности. Пусть вам не восемнадцать и даже не двадцать восемь. С этим нужно смириться, высоко поднять голову и больше не думать о возрасте. Иначе в вас так и будут видеть зажатую, неуверенную домохозяйку или женщину с комплексами. Вы в конце концов решили делать карьеру, а не участвовать в конкурсе красоты (а уж если потенциальному работодателю нужны 90−60−90, значит, вам такая должность точно не подходит). Другие внешние ресурсы — это круг знакомств, люди, которые могут оказать содействие в достижении цели, а также родственники и друзья, которые могут поддержать психологически или финансово (если вы вдруг решили открыть свое дело). Такой мозговой штурм нужно устраивать регулярно, в соответствии с поставленными микроцелями: каждые полгода садиться в тишине с карандашиком и заново просматривать все свои плюсы и минусы — что не так, насколько я приблизилась к конечному пункту, какие способы мне помогли, какие не работают, что нужно подкорректировать. А может быть, стоит вообще пересмотреть цель и немного снизить планку.

Важную роль в решении «делать карьеру после тридцати пяти» играют и психологические ресурсы. Прежде всего положительный настрой — уверенность в своих силах, которая поможет противостоять неудачам, предотвращать их, а если они все же случились — умение успокоить душу, объяснить себе, что на неудачах учатся и растут. К психологическим ресурсам также относится умение контактировать с внешним миром — ведь вы попадете в неизвестную среду и вашей новой «семьей» станут незнакомцы, с которыми придется ладить независимо от того, нравятся они вам или нет.


ОТСТОЯТЬ СЕБЯ

Одна из главных сложностей, подстерегающих тридцатипятилетнюю карьеристку, — домашнее насилие. Особенно если женщина пошла работать «из любви к искусству»: дети выросли, дома стало меньше дел, появилось свободное время. Профессиональный рост домашние нередко принимают в штыки. Мужская ревность к успехам жены вполне объяснима: это страх потерять власть и контроль. «Наши исследования показывают, что при совпадении трех факторов: карьеры, замужества и материнства, женщина чаще подвергается семейному насилию, — говорит Альбина Пашина. — Ведь дети тоже подчас не понимают, „что нашло на маму“, почему в доме больше нет горячих обедов и брюки сыну не поглажены. Если это ваш случай, я могу сказать одно — чтобы защитить себя от домашнего насилия, в том числе психологического, нужно найти любимое дело. Чтобы уверенно смотреть на жизнь и уверенно отстаивать свои права».

Вторая сложность — вписаться в незнакомый коллектив без серьезного ущерба для личного пространства. Как это возможно, когда жизнь давно устаканилась, сложились привычки и круг общения? Бывает, что в процессе погружения в работу разваливаются семьи: ведь коллективу наплевать на то, что у вас ревнивый муж, начальство требует вашего присутствия на вечерней незапланированной планерке, утреннем совещании или корпоративной вечеринке в доме отдыха.

Сложность третья — прорубание так называемого стеклянного потолка. Это когда ваша цель (например, новая более высокая должность) у вас перед глазами, но получить ее вы никак не можете. А ваша молоденькая и неопытная коллега или коллега-мужчина, например, рассматриваются как главные претенденты. «В чем дело?» — спрашиваете вы. И шеф дает понять: чтобы прорубить «стеклянный потолок», нужно заплатить. К оплате принимаются следующие номиналы: теневая игра (когда при необходимости всю вину за провал вы должны взять на себя) — раз; отсутствие временного регламента (когда вы работаете утром, вечером, ночью да еще и за себя, «и за того парня») — два и очень банальное «три» — сексуальная связь.

Принять или не принять эти правила — решать только вам. Но лучше все-таки сразу защитить себя при найме на работу. Оговорить карьерный рост, зафиксировать количество рабочих часов в неделю, обсудить норму, причем в формулировках конкретных, а не туманных. Пресечь все разговоры шефа об интиме, даже анекдоты. Пользуйтесь спасительной фразой «перейдем к делу». С коллегами не позволяйте панибратства. Отстаивайте свои позиции и учитесь искать компромиссы. Не бойтесь прослыть «сухарем»: вместо характеристики «она такая милая» вы приобретете другую, в карьерном смысле более ценную — «нужный сотрудник».

В Америке существует организация, обучающая женщин реагировать на насилие и избегать его. Основное упражнение — проходить через строй негативно настроенных людей. Сначала женщины идут с опущенными глазами: они боятся окружающих, тем самым неизбежно наталкиваясь на их негативную реакцию: пугливого неуверенного человека хочется унизить еще больше.

В процессе тренировок ученицы меняют поведение: они идут через строй уверенной походкой, с высоко поднятой головой, глядя в глаза. Перед такими женщинами расступаются стены.


ПОЛНАЯ ЧАША

— Карьеру делают, чтобы жить полной жизнью, — утверждает Альбина Пашина. — Ко мне часто обращаются женщины 35—46 лет, домохозяйки. Приходят, садятся на краешек стула, сутулятся и тихо говорят: «Что вы, что вы, говорите, меня здесь нет, не обращайте на меня внимания». Но постепенно они меняются до неузнаваемости — начинают искать себя. «Я не верю! Зачем я десять лет сидела дома?» — удивляются потом они. Преображение объяснимо: женщины после тридцати пяти наигрались в домашнее хозяйство и ищут других игрушек. Они перестают жить только интересами семьи, у них появляются собственные.

А это, между прочим, зачастую не только не портит, но даже укрепляет семейные отношения. Психологи объясняют это схемой (см. схему 2), состоящей из одних окружностей. Там, где окружности пересекаются (заштрихованная поверхность), находится сфера семейных интересов. Остальное — сфера интересов личных. Так вот, для того, чтобы брак был долгим, необходимо, чтобы площадь личной сферы была намного больше площади семейной. Иначе вы неминуемо начнете проживать чужую жизнь, превратитесь в зануду, сующую нос не в свои дела. Для этого, кстати, не обязательно быть домохозяйкой — нередко это происходит с женщинами, которые заняты нелюбимой работой и живут интересами других членов семьи.

Семья — да. Но не я для семьи, а семья для меня.