Архив

Enfant terrible

— Каждый рэпер хотя бы раз в жизни должен сменить имя. Le Truk значит все что угодно. Меня так в студии зовут. Но Дэцл тоже останется при мне…

10 ноября 2003 03:00
829
0

МС-Словарик:

Жесткач — агрессивная лирика или музыка. Цитата с сайта ненавистников Дэцла типичный жесткач. Если вам не нравится это слово, говорите «сгущенка». Означает примерно то же самое.

Экспириенс — по-английски опыт. Фраза

«у меня был опыт» звучит простовато, а вот «у меня был экспириенс» — совсем другое дело.

Коннект — по-английски связь или контакт.

Брикс — то есть кирпич. Довольно большая порция гашиша.

Пятка — маленький косяк.

Я не верю глазам и не верю ушам:

Руль Хип Хоп индустрии дали мудакам.

Дэцльная б… ядь со сцены слазь,

Смойся с эфира прочь, е… анная мразь.

Таких, как ты, я ненавижу, когда я вижу

Твое е… ало не приснится в кошмарах.

Посмотри, сука, тебе место не в рэпе,

А с Губиным вместе на попсовой панели.

Как осточертели понты Шеffа!

Возомнил себя, сука, крестным отцом рэпа.

Это фрагмент наиболее интеллигентного отзыва о Дэцле с сайта его ненавистников. Бедному парню пришлось нелегко. Говорят, пару раз помяли его ярко-желтый Mini Cooper. Однако Кирилл не испугался. Наоборот, он стал весьма самоуверенным типом, за словом в карман не лезет, в общем, готовая звезда. Готов и новый альбом, который называется «Первый Раунд». Дэцл им доволен и с удовольствием рассуждает о том, как ему работалось одному.

— Мне приносили на студию минуса, я шел домой и садился писать тексты. Писал этот альбом в течение двух лет: это довольно много. Постоянно что-то переделывал, перечитывал и переписывал. Дома целые кипы черновиков до сих пор валяются. Но в итоге получился самый качественный продукт на нашем российском рынке. Это даже знающие люди говорят.

— Ты, кажется, имя сменил, и теперь тебя называют Le Truk…

— Каждый рэпер хотя бы раз в жизни должен сменить имя. Le Truk значит все что угодно. Меня так в студии зовут. Но Дэцл тоже останется при мне.

— О чем новые песни?

— Обо всем. Много песенок о любви, поскольку у меня за эти два года был достаточно интересный экспириенс. Я был на любовной волне, и первая половина альбома нежная, лиричная и мудрая. А потом было расставание, и я немножко рассердился и написал пару жесткачей. Потом были наезды на несколько малоизвестных московских групп, которых, по моему мнению, просто не должно быть. Музыка тоже разная. Пошло много регги и раггамуфина. То есть не просто регги, а нью-скул регги, или, как эту музыку еще называют, раггамуфин дэнсхолл. Готов клип на песню «Легалайз». Хорошая вещица полудаб-полурегги, еще одна песенка на английском языке в стиле Шона Пола. Записали, отправили в Лондон, ждем ответа.

— А что в Москве, выступаешь где-нибудь?

— Пока нет. Вот, может, только на показе Маши Цигаль попробую. Мне это на фиг не надо, я другим зарабатываю. Потом, я уверен, что мой альбом выйдет, продастся, и у меня будут гастроли. Это сто процентов.

— Не жалко было расставаться со славой?

— Это была странная слава. На меня все гнали и поливали чем только можно. Типа, у меня родители, водители, охранники и так далее. В какой-то момент меня все жестко напрягло, и я решил остановиться, хотя и понимал, что вся конструкция из-за моего простоя может рухнуть.

— Тебе не кажется, что страсти по хип-хопу у нас как-то поутихли и возродить интерес к твоей персоне будет нелегко?

— Я тут как-то анализировал ситуацию. Это все не потому, что хип-хоп не нравится, а потому, что нет качественного продукта. И еще нет персоны, которая бы тянула за собой всю ораву, как это делал я. Сейчас, конечно, есть все эти «Касты» и так далее, но они не на том уровне, который был тогда у меня. А то, что я сделал сейчас, не сделает здесь никто еще лет пять.

— Правильно, скромность не украшает артиста.

— А что скромничать? Я настоящий МС и настоящий рэпер. Много путешествую и знаю почти всех, кого показывают по телевизору. Я знаю языки, у меня коннекты по всей Европе. Я как бы открываю окно. Знаешь, в Америке люди из гетто понятия не имеют о том, что есть на свете Москва и Россия. А я им все расскажу. Всем же хочется, чтобы появился человек, который будет известен, как Фрэнк Синатра, но при этом из России. Вот он я, тут как тут.

— Телевизионные игры на выживание тоже часть твоего миссионерства?

— А почему нет. Съездить на Карибы и еще проявить себя. Хотя меня в «Последнем герое» не много показывали. Наверное, из-за марихуаны.

— В смысле?

— Ну я же купил там целый брикс и мог спокойно готовить суп с пяткой во рту. Эти кадры, конечно, никуда не вошли. Но даже того, что показали, хватило. Мне теперь менты на улице честь отдают. Правда.