Архив

Шансон в руку

«Я был на гастролях в Туле. Но она мне сразу же позвонила туда, наверное, даже часа после родов не прошло — Ванька на фоне, в трубке, так орал! А в Туле меня тут же поздравили. Подарили ящик местной водки, которая, как говорят, настояна на церковном серебре. Не знаю, насколько это правда, но моя группа после этого напитка полегла…»

8 декабря 2003 03:00
792
0

К шансону в нашей стране относятся по-разному. Кто-то его ненавидит, считая откровенной похабщиной, кто-то не представляет без него жизни, усматривая в песнях свою личную историю. Но чаще всего и ценители, и критики шансона объединяются за щедро накрытым столом, включая после обильного возлияния музыку для души. Уж кто только не напевал, к примеру, песню Трофима «Снегири» про любимую девушку. А у певца, между прочим, большой семейный праздник — у него сын на днях родился.



— Сергей, поздравляю вас с прибавлением в семействе.

— Большое спасибо. Это огромное событие в моей жизни, ведь я так мечтал о сыне. И вот 18 ноября у меня появился Ванька.

— Вы сразу ему имя подобрали?

— Да, мы с женой давно договорились, что если будет сын, назовем его обязательно Иваном.

— При родах присутствовали, или это занятие не для настоящих мужчин?

— К сожалению, в этот момент меня не было рядом с женой. Я был на гастролях в Туле. Но она мне сразу же позвонила туда, наверное, даже часа после родов не прошло — Ванька на фоне, в трубке, так орал! А в Туле меня тут же поздравили. Подарили ящик местной водки, которая, как говорят, настояна на церковном серебре. Не знаю, насколько это правда, но моя группа после этого напитка полегла.

— А вы?

— Я не пью уже очень давно.

— Сын богатырем родился?

— 49 сантиметров и 2800 веса. Я считаю, что это нормально. На самом деле он чуть раньше родился, чем надо было. Но говорят, что такое частенько случается.

— Жене что-то будете дарить за рождение сына?

— Обязательно. Машину ей подарю, но еще не знаю какую — выбираю пока.

— Дома уже все готово для маленького?

— Вроде бы все. Мы вместе с женой по магазинам ходили, что-то я еще потом сам докупал.

— А вы разбираетесь в этом?

— Да, это же мой второй ребенок. У меня есть дочка от первого брака, Анечка. Ей 15 лет скоро будет, уже невеста.

— Жене будете помогать ухаживать за сыном?

— А как же.

— И тошнить от грязных памперсов не будет?

— Я на гастролях в основном буду. Ха-ха!

— Вам, наверное, пришлось многие концерты из-за сына отменить?

— Да, но больше, к сожалению, не могу. Надо работать. Вот скоро в «Олимпийском» достаточно интересное мероприятие радио «Шансон» устраивает.

— Насколько я знаю, концерт длится довольно долго. Тяжело выдерживать такие многочасовые марафоны?

— Тяжело ожидание. Сначала саунд-чек, потом само выступление. В общей сложности часа три-четыре находишься за кулисами. А вообще я не могу за всех говорить. Мы же не целый сольник отрабатываем, а поем по 2—3 песни каждый.

— Вы, кстати, уже знаете, какие будете песни петь?

— К моменту концерта моему сыну будет уже практически месяц. Думаю, что с этим особым чувством я исполню на фестивале «Я по тебе скучаю» и «Ветер в голове». Еще новую — «Пожалей меня».

— А «Снегири»?

— Нет, не буду. Я их уже не могу больше петь.

— С вами как-то оговаривается программа? Или каждый волен делать все, что пожелает?

— Песни артисты выбирают по своему усмотрению. Но вообще, основные моменты оговариваются. Потому что есть некоторые исполнители, которые выходят на сцену, и их потом никак не могут оттуда убрать. Поют и поют.

— На эстраде почетно открывать и закрывать концерты. Из-за этого между звездами частенько случаются скандалы. В шансоне такое тоже случается?

— По-моему, никогда еще не было. Может, кому-то и кажется основополагающим — открыть или закрыть концерт. На мой взгляд, дело немножечко в другом.

— Как вы считаете, почему у нас шансон считается блатной песней, а в той же Франции совершенно иное к нему отношение?

— Потому что у них страна другая. У нас какую песню ни возьми — все блатные. Для меня лично шансон — это в первую очередь русская песня, городской романс и фольклор. Я не знаю, почему его блатной песней считают. Хотя по большому счету настоящих шансонье (так ведь говорят?) в нашей стране только трое. Это Вертинский, который занимает процентов восемьдесят всего русского шансона, Аркадий Северный и Галич.

— А из ныне здравствующих?

— Розенбаум, но не все его произведения. Кое-что из моего… А вообще в чистом виде шансон поет Александр Душенон. Это гениальнейший человек, жаль, что его не позиционируют как шансонье.

— То, что будет происходит в «Олимпийском», считается новогодней елкой для взрослых. Вам никогда не предлагали сыграть Деда Мороза?

— Нет, никогда. Хотя Снегурочку я бы с удовольствием сыграл.

— Она же девочка.

— Ну и что? Но только без грима и косичек.

Фестиваль хорошей музыки «Да здравствует шансон!». 4 декабря в 19.00 в СК «Олимпийский». Билеты можно заказать по телефону 995−95−20.