Архив

Раба любви

Странно, что такая женщина одна. В следующем году она отметит юбилей, который не принято праздновать и к которому она успела построить дом, обрести любимую специальность, сделать карьеру, но так и не нашла единственного. Хотя поиски эти приносят свои плоды: совсем недавно Евгения Добровольская решилась родить третьего ребенка.

22 декабря 2003 03:00
727
0

Странно, что такая женщина одна.

В следующем году она отметит юбилей, который не принято праздновать и к которому она успела построить дом, обрести любимую специальность, сделать карьеру, но так и не нашла единственного.

Хотя поиски эти приносят свои плоды: совсем недавно Евгения Добровольская решилась родить третьего ребенка.

НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Евгения ДОБРОВОЛЬСКАЯ

Родилась в Москве в семье инженеров. Окончила ГИТИС. Служила во МХАТе им. М. Горького, в «Табакерке», в «Современнике−2». В настоящий момент актриса МХАТа им. А. П. Чехова. Снималась в фильмах «Клетка для канареек» (1983), «Мужской зигзаг» (1992), «Кризис среднего возраста» (1997), «Королева Марго» (1997), «Подозрение» (2000), «Бульварный переплет» (2003) и др. Дважды была замужем. Разведена. Имеет троих сыновей.



— Женя, если начать с достижений, то вы уже осуществили то, что не каждому мужчине под силу. Три года назад въехали с семьей в новую трехкомнатную квартиру на Никитском бульваре. Хоть и с опозданием, но поздравляю с новосельем.

— Спасибо. Наконец-таки я ее выкупила и сделала ремонт. Мечта сбылась. Теперь есть место для всех: и для нас, и для няни, и для собаки породы голден ретривер по имени Зорге. Сейчас уже хочется какой-нибудь коттедж за городом, чтобы на свежем воздухе полежать на травке, следя за облаками… И чтобы моим мальчишкам было пространство для игр.

— Но старший сын у вас ребенок относительный, ему ведь уже 17?

— Верно. Хотя Степан только в этом году кончает школу, потому что второгодник, как и средний.

— Это вы недосмотрели?

— Так получилось. Сначала я их отдала по глупости в ближайшую литовскую школу, где, как мне тогда казалось, царит атмосфера праздника и демократичности, где все друг к другу обращаются на «ты». Но это было моим заблуждением, так как за внешней мишурой скрывалось то, что знания в данном заведении даются непрочные, на класс ниже, чем в обыкновенной российской школе. Поэтому, когда я их уже перевела, они стали учиться, соответственно, не с ровесниками, а на класс ниже.

— Наверняка в среднем сыне, двенадцатилетнем Николае, отчетливо проступают ефремовские, актерские гены. Будет продолжать династию?

— Не уверена. Он непоседливый, обучается игре на гитаре, любит спорт, особенно прыжки в воду, хотя у него и астма. Но я детей старалась всегда развивать разносторонне. Они у меня с малых лет плавают, играют в теннис, футбол, катаются на роликах и прочее.

— В ноябре Михаилу Ефремову исполнилось 40 лет. Вы его поздравили?

— Позвонила. Он отдыхал на Кипре. Вообще я с бывшими мужьями в нормальных отношениях, они общаются со своими сыновьями сейчас гораздо больше, нежели когда мы жили вместе.

— Около полутора лет назад вы поразили общественность, решив в одиночку родить еще и третьего сына. Вся Москва судачила: кто же его папа? Это была благодатная почва для всякого рода слухов…

— Это не моя тайна. Если бы это зависело только от меня, то я бы уже давно во всеуслышание объявила, кто является отцом Яна.

— Его имя слишком известно?

— В узких кругах. Кроме материальной помощи, он никак не принимает участия в воспитании ребенка. И пусть это останется на его совести.

— Вы ни секунды не сомневались, что вам в сложившейся ситуации имеет смысл производить на свет третьего ребенка?

— Что вы! Друзья меня отговаривали, это сообщение явилось для них шоком. А я долго терзалась, но потом пошла к батюшке, и он мудро ответил на все мои вопросы. Сказал спокойно: «Рожай». И как-то отлегло, я перестала нервничать и переживать, стала ждать еще одного мальчика, потому как девочку что-то не хотелось. Мой Ян благополучно родился, и теперь делает меня счастливой каждую минуту.

— А вы какой были дочерью? С родителями как у вас складывались отношения?

— Я младший поздний ребенок, поэтому наши отношения не были доверительно-дружескими, а были обыкновенными, как это принято, ровными. Я их очень люблю и нежно о них сейчас забочусь. Они инженеры по профессии, неимоверно далеки от кинематографического мира и не разделяют моих интересов. Но у них хватило мудрости не воспитывать меня ни в детстве, ни в юности, не наставлять — я была предоставлена самой себе. Не слышала при этом ни одного упрека в свой адрес. Мама меня никогда не допрашивала — ни где я была, ни где ночевала. Я имела индивидуальное пространство и была благодарна, поэтому, боясь причинить боль, отовсюду звонила и предупреждала, где нахожусь, несмотря на то что с меня не требовали отчета.

— Перейдем на тему работы. Вот о сериалах вы всегда отзывались достаточно критично и редко в каких участвовали, не считая «Королевы Марго» и недавнего «Подозрения», а тут вдруг появились в «Бульварном переплете». Почему?

— Во-первых, это один фильм, который телевидение разбило на две серии, то есть он не изматывающе длинный. Во-вторых, идея неплохая. Вообще я действительно очень избирательно подхожу к выбору материала. Участвую лишь в наилучшем. Та же «Королева Марго» стала, по-моему, легендарной, ее многие посмотрели. Великолепный сценарий «Подозрения», где я играю медсестру, написала Елена Райская. Кстати, если бы его чуть-чуть сократили, то мог бы получиться не сериал, а просто добротное кино. А вот сериалом Елена как-то осталась не слишком довольна… Я не становлюсь участницей сериалов еще и потому, что не люблю затянутых повествований, мне они быстро надоедают, интерес улетучивается. А на ерунду себя растрачивать не хочется…

— В настоящий момент вы снимаетесь в стоящем проекте?

— Пока еще не снимаюсь, только дала свое «добро». Режиссер и сценарист талантливая девушка Анна Меликян, выпускница Сергея Соловьева. И скоро, надеюсь, мы приступим к работе.

— Кто ваша героиня и о чем будет кино?

— Героиня — наша современница, больше говорить пока не буду. Ну в принципе о чем у нас все картины?! Конечно, о несчастной любви! Об одиноких, несчастных девушках или об одиноких матерях с детьми, обманутых мужьями, и о прочих бедах…

— Да, вам почему-то предлагают именно подобные роли. Интересно, а как бы вы играли роль богатой, успешной бизнес-леди? Она пришлась бы вам впору?

— Вполне. Только если она во всем такая удачливая, в любви все равно была бы несчастная. Обязательно.

— Отчего же?!

— Ну, если она хозяйка собственного дела, то где она найдет достойного мужчину? Это может быть лишь шейх с замком, которому важна только любовь к ней и больше ничего не надо. В таком случае зачем ей трудиться от зари до зари?

— Кажется, вам нравится страдать… В юности именно несчастливая любовь вам виделась истинной?

— Естественно. Я перечитала уйму книг, где сказано, что по любви нужно непременно плакать. А пора взросления обычно тоже не приносит ничего, кроме разочарований в этой области. В любви ведь ты абсолютно не защищен. Новому захватившему тебя чувству ты открываешься целиком и полностью. Выходя замуж, готовишься прожить с этим мужчиной долгие годы в согласии, холить его и лелеять, терпеть его плохое и хорошее настроение, но однажды неожиданно обжигаешься. А дальше уже выбираешь, каким образом поступить. Знаю, что некоторые женщины способны выносить мужчин, которые относятся к ним не лучше, чем к какому-нибудь шкафу, которые смиряются с многочисленными похождениями своей второй половины, прощают недопустимое… Я не из их числа. Я еще себя уважаю.

— Но, как известно, идеальных браков не бывает.

— Христианский брак, освященный в церкви, очень к нему близок. Вот где настоящая гармония! Ни с одним из своих мужей я не была венчана, а знаете, очень хочется пройти через эту церемонию. Может быть, на старости лет эта мечта осуществится…

— Приход к религии связан у вас с каким-то значимым событием?

— К вере я шла постепенно, с течением времени. Крестилась в уже достаточно зрелом возрасте, это был абсолютно осмысленный шаг. Да, я человек воцерковленный, часто хожу в храм, где советуюсь по всем проблемам со своим батюшкой, все мои дети крещеные, и кума у меня замечательная — народная артистка России Екатерина Васильева. И к Богу я пришла вовремя, очень много испытаний он мне послал после этого, которые мне пришлось преодолеть… Но это уже слишком личное.

— После развода с Ефремовым вам с сыновьями пришлось скитаться по съемным квартирам, иногда даже ночевать в машине, нуждаться и т. д. Вы стали основным добытчиком. До сих пор именно вы приносите в семью мамонта. Деньги вам достаются тяжело?

— Чрезвычайно! Трачу неимоверно много усилий на их зарабатывание, а они мгновенно испаряются, хотя и на нужные вещи. И копить я не умею. Но тем не менее никогда не соглашаюсь участвовать в проектах заведомо низкого качества, только ради определенного количества дензнаков и дешевой популярности. Сейчас много такой недостойной шелухи. Если этот опасный процесс будет продолжаться, то может просто произойти подмена понятий: что же на самом деле является актерским мастерством, дарованием, которое нужно беречь? А те же сериалы-однодневки натурально убивают актера. И к низкому уровню работы быстро привыкаешь, а я не для этого приходила в профессию. Я знакома с высшим пилотажем. Мне посчастливилось играть на одной сцене с гениями русского театра: Смоктуновским, Евстигнеевым, Ефремовым…

— Режиссер, которому вы можете довериться полностью, должен быть каким человеком?

— Наверное, он должен меня любить… Я же не сахар, как вы понимаете. Со мной трудно. Но в этом нет ничего страшного. Могу процитировать Фаину Георгиевну Раневскую, которая отвечала всем недоброжелателям, обвиняющим ее в скверности нрава, что у нее не плохой характер, а просто он у нее есть. И с теми режиссерами, с которыми мы понимаем друг друга, возникают альянсы. Это Александр Муратов, Дмитрий Месхиев, Павел Чухрай, Игорь Апасян и некоторые другие, с которыми дружу, но еще ни разу у них не снималась.

— Почему?

— Значит, не было роли для меня. Важно же прямое попадание в героиню, а не утверждение тебя лишь по симпатии. А в эпизодах, даже у товарища, не стоит мелькать. У меня уже был неприятный опыт в прошлом году, правда, в родном театре, когда мне как бы в шутку говорили, что скоро будет учреждена премия за проход Добровольской по третьему плану.

— Из этого следует, что во МХАТе вы заняты неплотно?

— Да, что обидно, потому что я себя считаю как раз театральной артисткой. Но поскольку МХАТ сейчас постоянно то сдается в аренду, то еще с ним что-то происходит, мы играем наш текущий репертуар не чаще одного раза в два месяца. А если учесть, что везде есть второй состав, то получается что-то сыграть лишь единожды в полугодие. Что, согласитесь, не густо. А занята я в спектаклях «Чайка», «Священный огонь» и «Ю». И все.

— Даже нового ничего не репетируете?

— Репетирую. Во МХАТе, у Кирилла Серебренникова Елену в «Мещанах». Кирилл — чудесный режиссер, пока он снимает кино, и мы приостановили эту работу, но я с нетерпением жду ее возобновления.

— Некоторые актрисы решают свои материальные проблемы более чем элементарно: выходят замуж за состоятельных поклонников, а дальше уже, не заботясь о трудоустройстве, играют себе в наслаждение… Оба ваших бывших мужа — актеры по профессии, а давно не секрет, что союз двух творцов — смесь взрывоопасная. Быть может, вам надлежит обратить свой взор в сторону банкиров и предпринимателей, у которых совершенно иной склад ума?

— Браки между двумя творческими личностями совсем не случайны. Твою метущуюся натуру, слезы, казалось бы, невпопад, местами нервозность или ничем очевидно не объяснимое молчание способен понять человек исключительно одной с тобой профессии. Бизнесмены же, как, впрочем, и остальные, видят в тебе лишь экранного персонажа. Слабости тебе не прощаются — дома ты тоже должна играть. А что касается денег… Мы же говорим о чувствах, и я в принципе против спонсорства. Даром ничего не дается. Расплачиваться все равно приходится, а расплата порой бывает слишком велика… Уж лучше брать заработанное, из своего кармана.