Архив

Ленинское знамя

Верховная европейская киноорганизация — European Film Academy — это закрытый клуб признанных мэтров, не принимающий новых членов и раздающий награды только «своим». Хотя и в этом кинопуле иногда случаются маленькие революции. И особенно приятно, что последняя из них произошла не без нашего, хоть и опосредованного, участия — возмутителем спокойствия стал немецкий суперхит «Гудбай, Ленин!».

22 декабря 2003 03:00
852
0

Это только кажется, что в старушке-Европе все хорошо и правильно.

Что во главе местных союзов кинематографистов там не стоят свои никиты михалковы, а молодые да талантливые режиссеры получают государственные субсидии независимо от политических взглядов. Дудки, там еще хуже. Даже верховная европейская киноорганизация — European Film Academy — это закрытый клуб признанных мэтров, не принимающий новых членов и раздающий награды только «своим». Хотя и в этом кинопуле иногда случаются маленькие революции.

И особенно приятно, что последняя из них произошла не без нашего, хоть и опосредованного, участия — возмутителем спокойствия стал немецкий суперхит «Гудбай, Ленин!».

Сказать, что получение остальгической (это не опечатка — остальгией в Германии называют ностальгию по старой доброй ГДР, от ост — восток) комедией главного европейского киноприза European Film Award было неожиданностью — не сказать ничего. Так уж повелось, что награду за лучший фильм европейская киноакадемия дает только «старым коммунистам», а таких в этом году было сразу двое — датчанин Ларс фон Триер с «Догвиллем» и англичанин Стивен Фрирс с «Грязными прелестями». В итоге первому пришлось довольствоваться утешительным призом за режиссуру, а второй и вовсе оказался в пролете. Зато «Гудбай, Ленин!» отхватил сразу шесть наград — за фильм, сценарий, главную мужскую роль плюс три зрительские симпатии — режиссер, актриса и актер.

Это зрительское единодушие, кстати, отчасти и объясняет победу немца в абсолютной категории — у Вольфгана Бекера получился действительно всеевропейский суперхит (даже так любимая в России «Амели» выиграла только в одной из трех зрительских номинаций). Ленту закупили для проката во всех без исключения странах континента, а на двух главных кинорынках — немецком и французском — она прочно оккупировала первую строчку чартов. В итоге — больше сотни миллионов евро кассовых сборов, любовь народная и 2,9 миллиона призовых от щедрот немецкого союза кинематографистов. Плюс место в истории как первому немецкому фильму, отмеченному Европейской киноакадемией.

Кстати, был в этом году на церемонии и еще один исторический момент. После пятидесяти лет работы и шестидесяти фильмов один из столпов французской новой волны Клод Шаброль получил официальное признание — приз за вклад в киноискусство. Конечно, в последние лет тридцать режиссер не отметился ни одной громкой работой, но все-таки прижизненный суперкультовый статус как-то не вяжется с единственной за полвека наградой — серебряным медведем Берлинского фестиваля.

Было чему гордиться и нам — награду с несколько двусмысленным названием «Открытие Европейской киноакадемии» получило уже и без того обласканное критикой «Возвращение» Андрея Звягинцева. Это, конечно, не «Лучший фильм», но все-таки победа — последние десять лет в Европе у нас были только номинации.