Архив

Привычка жениться

О его любовных похождениях слагали легенды. Говорят, что Владимир Сошальский был женат то ли десять, то ли пятнадцать раз. В актерских кругах известна такая история. Однажды Владимир Сошальский вышел на сцену и нос к носу столкнулся сразу с тремя бывшими женушками. Накануне спектакля произошла неожиданная замена состава, вот и встретились экс-супруги в одном эпизоде. Увидев сразу трех бывших благоверных, Сошальский только и выдохнул: «Ну наконец-то мы встретились».

1 февраля 2004 03:00
2218
0

О его любовных похождениях слагали легенды. Говорят, что Владимир Сошальский был женат то ли десять, то ли пятнадцать раз. В актерских кругах известна такая история. Однажды Владимир Сошальский вышел на сцену и нос к носу столкнулся сразу с тремя бывшими женушками. Накануне спектакля произошла неожиданная замена состава, вот и встретились экс-супруги в одном эпизоде. Для Владимира это стало большим сюрпризом. Увидев сразу трех бывших благоверных, Сошальский только и выдохнул: «Ну наконец-то мы встретились».

А вот текст пьесы из головы куда-то улетучился.

Почему-то считается, что человеку ничто не дается просто так. Есть такая расхожая фраза — «рано или поздно за все приходится платить». Особенно за удовольствия. И уж тем более за былые грехи и ошибки. Но это — шаблон. А жизнь, как известно, не признает никаких шаблонов. Она постоянно преподносит нам исключения из правил.

Одно из таких исключений — Владимир Сошальский. Судьба наградила его внешностью породистого красавца. Он никогда не был праведником, никогда не отказывал себе в удовольствиях. Он жил широко, легко и красиво. Пришлось ли ему позже расплачиваться за грехи молодости? Кто знает. Эту тайну он не выдает никому. По крайней мере его старость совсем не похожа на расплату. Скорее — на награду.

В последнее время Владимир Борисович сильно изменился. Похудел, расстался с прежними привычками, уже не ходят вслед за ним толпы восторженных поклонниц и женщины не влюбляются в него без памяти. Этим летом ему стукнет семьдесят пять, но стать и осанка остались прежними. Вот уже пятнадцать лет рядом с Сошальским его жена Светлана, пять лет назад у них родился сын Владимир. Глядя на это тихое семейное благополучие, мне сложно поверить, что когда-то этот человек ни в чем не знал удержу — ни в любви, ни в работе, ни в веселье.

Талант к лицедейству у маленького Володи Сошальского проснулся рано. Да и как иначе, если все детство он провел за кулисами? Его мать, известная питерская актриса Варвара Сошальская, возила с собой сына на все гастроли. Просто потому, что оставить его было негде и не с кем.

— Проказничал я страшно, — вспоминает Владимир Сошальский. — Ходил по гримеркам, примерял разные костюмы. Мне, пятилетнему мальчишке, все это было безумно интересно. Но после одного случая о подобных выходках пришлось забыть. Произошло это во время гастролей маминого театра в каком-то южном городе. Шел спектакль «Привидение» по пьесе Ибсена, вещь серьезная и местами трагическая. По сценарию, один из героев пьесы сильно хромал. Актеру, который играл эту роль, привязывалась к ноге специальная такая деревяшка. И вот он отыграл свою сцену, отвязал деревяшку и ушел. Я же пробрался в гримуборную и от нечего делать прицепил «ногу» себе. Да так и пошел гулять за кулисами. Брожу, нигде никого нет. И тогда решил пробираться к людям «по звуку». Звук, само собой, шел со сцены.

Сильно хромающий маленький мальчик вышел «к людям» в тот момент, когда актер Георгий Еремеев играл сложнейшую сцену сумасшествия своего героя Освальда. Испуганно озираясь и щурясь от света софитов, мальчик побрел по краю кулис через всю сцену. Надо ли говорить, что трагический монолог Освальда сопровождался гомерическим хохотом публики? Спектакль был сорван.

За этот «дебют» Володе очень сильно досталось от мамы. Она постоянно повторяла: «Боже, какого идиота я родила! Боже, за что мне такое наказание?» Да и ей самой, судя по всему, тогда крепко попало. С тех пор его одного за кулисами не оставляли.

Но было уже поздно. Единожды почувствовав магическую силу сцены, оценив обращенные только к нему аплодисменты публики, Сошальский решил для себя: буду актером. Еще не закончив школу, он поступил в питерскую студию Театра юного зрителя, которой руководил Александр Брянцев. Здесь же, в Театре юного зрителя, сыграл свою первую по-настоящему звездную роль.

— Когда ТЮЗ принял к постановке спектакль «Ромео и Джульетта», Александр Александрович Брянцев сказал, что мне надо попробоваться на главную мужскую роль. Вроде как меня хотел посмотреть режиссер спектакля. Вместе со мной на пробы пришли человек пять-шесть. Честно признаюсь, роль Ромео меня, совсем зеленого и глупого мальчишку, не прельщала. В студии я в это время играл Незнамова в спектакле «Без вины виноватые», я весь был в этой роли, к тому же мне очень не хотелось учить монологи в стихах. А уж тем более во время спектакля ходить по сцене в обтягивающем трико на своих тоненьких ножках. Короче, на пробах я быстренько прочитал какой-то кусочек из «Ромео и Джульетты» и был таков.

Стоит ли говорить, что на роль Ромео в итоге был утвержден именно Владимир Сошальский. А на следующее утро после премьеры семнадцатилетний мальчишка проснулся знаменитым. Около его подъезда мгновенно появилась толпа поклонниц, которые дневали и ночевали в надежде увидеть своего кумира. Может, тогда и родилась привычка находиться в центре женского внимания?

— Хотите — верьте, хотите — нет, но эта толпа поклонниц меня очень раздражала. Я просто ненавидел, когда эти девочки бегали за мной по Ленинграду с криками: «Вовка идет!» Свита человек в пятнадцать — двадцать сопровождала меня повсюду. Я, бывало, остановлюсь да как крикну: «А ну-ка хватит за мной ходить!» Они поотстанут, а потом опять нагоняют. Помню такой случай. Я иду по Невскому и вдруг вижу: навстречу мне — Николай Симонов, который сыграл Петра Первого. Глыба, величина! Мы равняемся с ним, и дядя Коля, иронически глядя на мое окружение, лишь усмехается: «Да, когда идет Вовка, мне здесь делать нечего». Тогда я готов был провалиться сквозь землю от стыда. Хотя… Были и приятные моменты в этом почитании.

По крайней мере мои поклонницы не дали бы мне помереть с голоду. Послевоенные времена — не самые хлебные, а эти девочки меня постоянно подкармливали. Бывало, вызовут меня из квартиры: «Эй, Вовка, выходи, посмотри-ка, что здесь есть!» — а сами убегут. Я выхожу на лестничную площадку, а там все заставлено баночками с соленьями-вареньями.

Безумной популярностью молодого актера частенько пользовались старшие друзья-наставники. Сергей Филиппов, Ефим Копелян брали юного Ромео в свои походы по злачным местам.

— Как они сами шутили, меня брали в качестве «живца». После Ромео меня тогда в Питере все знали, в рестораны пропускали без очереди, обслуживали тоже по высшему разряду. Вместе с Сергеем Филипповым, которого я звал дядей Сережей, и Ефимом Копеляном я впервые стал играть в карты. Резались в «очко», в преферанс. Ходили на скачки на ипподром.

В cамый разгар веселых похождений Сошальскому пришла повестка из военкомата: его призывали в армию. Но «насладиться» настоящими армейскими буднями у актера не получилось. Довольно скоро о «питерском Ромео» стало известно в Театре Советской Армии, где тогда проходили службу подающие надежды молодые актеры. Компания сослуживцев у Сошальского подобралась достойная: Алексей Баталов, Всеволод Ларионов. Праздник жизни продолжился в московских ресторанах.

— Самым любимым нашим местом стал «Арагви» — был такой хороший ресторан прямо в центре Москвы. Скинув армейскую форму, мы вечерами бежали именно сюда, а уж в ресторане, распушив перья, играли во «взрослых актеров». Когда денег не хватало, брали выпивку в ближайшем магазине. И тоже неплохо проводили время.

Московская жизнь так закрутила-завертела Сошальского, что о переезде обратно в Питер не могло быть и речи. Хотя родной город продолжает сниться ему по ночам до сих пор.

— Но Театр Советской, а сейчас уже Российской армии стал моей самой большой привязанностью. Здесь были мои роли, здесь был мой зритель. Звали меня и в другие театры, я даже проходил пробы в Малый. Но там в конце концов испугались меня брать: мол, слишком хорош, все роли отобьет у ведущих артистов. В результате я вот уже пятьдесят три года остаюсь преданным Театру Российской армии. Первый год после окончания службы меня приютил у себя в квартире главный режиссер театра Алексей Попов. Потом я получил собственную квартиру — маленькую, но свою. Ролями и в театре, и в кино меня не обделяли. Так что на актерскую судьбу мне просто грех жаловаться. Лишь однажды был случай, когда роль, о которой я мечтал, так и осталась мною несыгранной. Я репетировал во втором составе главного героя в водевиле «Ринальдо идет в бой». Роль хорошая, как раз для меня — с песнями, танцами. После одного из прогонов музыканты из оркестра, отложив в сторону инструменты, долго мне аплодировали. Вещь небывалая! Но актеры — народ честолюбивый, конкурентов порой не признающий. Уже заслуженный в то время актер Даниил Сагал, который играл в основном составе, мою кандидатуру отклонил. Мол, Сошальский — парень молодой, будут у него еще и другие роли. Вот это было для меня настоящей трагедией. Помню, я спрятался за кулисами и, не стесняясь, рыдал в голос. Актер Сергей Шакуров, который в то время проходил службу в нашем театре, нашел меня за одной из декораций и долго-долго успокаивал. Иногда мы с Шакуровым до сих пор смеемся над той нашей встречей.

В театре рассказывают еще об одной ситуации, когда из-за главной роли развернулись страсти поистине шекспировские. В одном спектакле мужскую роль по очереди играли Владимир Сошальский и Андрей Попов. Актеры были друзьями, частенько проводили вместе время. Однако в какой-то момент популярность Сошальского стала бросаться в глаза даже людям сторонним. Чего уж говорить о человеке, который играл с ним на пару одну и ту же роль? Старожилы вспоминают, как однажды публика, пришедшая «на Сошальского», не приняла вышедшего ему на замену Попова. Спектакль начинался с того, что главная героиня вращалась на круге, вмонтированном в сцену, потом выходил герой и бросал первую реплику. В тот день героине пришлось ездить по кругу минут десять: из-за ропота недовольной публики Попов просто не мог выйти из-за кулис.

Злые языки говорят, что он очень сильно переживал из-за случившегося. И вроде бы именно он на дружеских вечеринках подливал Сошальскому вина покрепче в стаканы побольше. В театральных кулуарах утверждают, что именно после этой роли веселые попойки Сошальского стали превращаться в многодневные запои…

Владимир всегда любил шумные компании, застолья, он не мог долго оставаться один. В его маленькой квартирке рядом с театром постоянно происходило броуновское движение: одни лица сменялись другими, поток гостей никогда не иссякал. Театр подарил Сошальскому много друзей. Одним из самых близких был Евгений Евстигнеев.

— Евгений Александрович пришел в наш театр пробоваться на роль Ленина. А я случайно пробегал мимо. Евстигнеев был уже в то время величиной! Поэтому познакомиться с великим актером было для меня большой честью.

Знакомство «обмыли» в квартире Сошальского, благо жил он в трех минутах ходьбы от театра. Потом выпили еще раз, и еще… Позже, когда Евстигнеев развелся с Галиной Волчек и стал жить с молодой актрисой «Современника» Лилией Журкиной, именно у Владимира Сошальского пара нашла приют.

— Евгений Александрович был потрясающим человеком. Хотя, возможно, его стиль общения, поведения, манера одеваться кого-то могли сбить с толку. Начать с того, что одевался он всегда очень ярко. Ему казалось, что так он выглядит эффектней. А когда я однажды сделал ему замечание, что, мол, вот это яркое пятно — явный перебор, Евгений Саныч даже обиделся: «Ты просто ничего не понимаешь! Ведь надо, чтобы все было интеллигантиссимо!» Общался он тоже очень своеобразно. Однажды, помню, подходит ко мне и, глядя в глаза, долго мычит, пытаясь найти слова. «Ну же, говори быстрей, я на репетицию опаздываю!» Евстигнеев продолжает тянуть: «В общем, так: я… долго… думал… И… в конце концов… решил… Короче, выбор пал на тебя!» — «Какой выбор? О чем ты говоришь? Да не тяни же!» А он продолжает мычать: «Выбор был между тобой и Олегом Ефремовым. Я решил, что твоя кандидатура лучше». И только когда я практически схватил его за лацканы пиджака и попытался с силой встряхнуть, все выяснилось. Оказывается, Евгений Александрович решил, что именно я должен стать крестным отцом их с Лилией Журкиной дочери Маши. Он уже все оплатил в церкви, вот только сам на крестинах присутствовать не мог: ему срочно надо было бежать на партсобрание. Пришлось ехать в церковь без Евстигнеева. А вечером встретились и так отметили крещение Маши, что голова болела несколько дней!

Сошальского всегда называли везунчиком. Казалось, в жизни ему все давалось просто и непринужденно. Роли — самые яркие, вина — самые крепкие, женщины — самые красивые.

— Я давно понял: главное в жизни — все делать легко и изящно. Помню, как-то во время съемок фильма «На графских развалинах» мы, как истинные французы, ели настоящих лягушек. Хотя причина-то была другой, далекой от гастрономических изысков. Нам, съемочной группе, выдавали в качестве сухого пайка только черный хлеб, да и тот сомнительного качества. И вот актер Борис Новиков как-то говорит мне: «Слушай, я вот тут был в Париже, так там все истинные гурманы едят лягушек. А чем мы-то хуже?» Про то, что он был в Париже, он, конечно, наврал. Но это, увы, выяснилось много позже. А тогда мы наловили в местном болотце лягушек, надели их, как на шампуры, на веточки, и поджарили на костре. Сидим, едим. Гадость полнейшая, но признаться вроде неловко. Так и делаем вид, что смакуем. В разгар нашего странного пиршества появился кто-то из съемочной группы и посмотрел на нас с ужасом: оказалось, едим мы не лягушек, а жаб, которые не то чтобы невкусные, а попросту несъедобны. Справедливость его слов мы почувствовали довольно скоро. Как у нас болели животы! Но с каким задором мы рассказывали о своих гурманских опытах друзьям-коллегам!

В другой раз актер пострадал от невинного с виду подарка. И — в который уже раз! — о новых приключениях Сошальского говорила вся столица.

— Все началось с того, что мой приятель презентовал мне обезьянку. Милую такую, очень даже симпатичную. Дело было в Одессе, мы снимали фильм «Матрос с «Кометы». Я жил в дорогущей гостинице «Красная», со старинной антикварной мебелью, люстрами из настоящего хрусталя. Туда я и принес свой «подарок». На всякий случай посадил обезьянку на длинную веревочку и побежал на съемки.

А снимали мы на корабле, прямо в море. И вот в разгар съемок подплывает катер, меня срочно снимают со съемок и отправляют на берег: «Сошальский? Вас срочно ждут в гостинице!» Я ничего не понимаю: что случилось, к чему такая спешка? Еду к себе в «Красную», а там все в панике. «Гражданин! Что творится у вас номере?» А из номера действительно несутся непотребные звуки — крики, вопли, визг. Открываю дверь и вижу — разгром полный. Оказывается, милая обезьянка в мое отсутствие заскучала. Поэтому сначала она выкинула из окна все цветочные горшки, потом содрала тяжелые портьеры, а после запрыгнула на люстру. Там-то ее, раскачивающуюся на настоящем антикварном хрустале, и застали. Еле-еле удалось заманить ее вниз чем-то съедобным. А меня работники гостиницы «успокоили»: если бы обезьяна что-то сделала с люстрой, ее стоимость пришлось бы выплачивать не только мне, но и моим детям и внукам. Из гостиницы той я тихонько съехал, а обезьянку под милым предлогом передарил приятелю.

Та легкость, с которой актер Владимир Сошальский плыл по жизни, не могла не привлечь противоположный пол. С женщинами у Владимира Борисовича — давняя любовь. Официально он был женат семь раз. Первой его женой — еще в ленинградский период жизни — стала Ольга Аросева. Оля хорошо знала маму Володи, через нее они и познакомились. От молодой актрисы Аросевой сходили с ума все художники города. Каждый жаждал писать ее портрет, так она была хороша — тоненькая, озорная, с огромными глазами. Сошальский, блиставший тогда в роли Ромео, влюбился без памяти. Однако их союз оказался недолгим.

Позже супругами Сошальского были: Алла Покровская, Нина Ольхина, Мария Скуратова… Актрису Нелли Подгорную он увел под венец прямо из-под носа актера Малого театра Никиты Подгорного, а самый короткий его брак был зарегистрирован с Нонной Мордюковой.

— Мы прожили вместе всего полгода. Но и это время Нонна даром не теряла. Она… разбирала стенку между кухней и комнатой в нашей малюсенькой квартирке. Поскольку в доме у нас постоянно толпились гости, ей все казалось, что надо «расширить пространство». Хотя гостей она не очень любила. Постоянно говорила: «Вовк, а Вовк, ну чего это они все ходят и ходят? Да дались мне твои друзья!»

Нонна Мордюкова и Владимир Сошальский развелись сразу после того, как стенка между кухней и комнатой была разобрана. Других общих интересов у супругов, видимо, не оказалось…

— Владимир Борисович, а насколько правдива та история про трех ваших бывших жен, с которыми вы встретились на одной сцене? — интересуюсь я.

— Это не выдумка, так все и случилось! Я действительно тут же позабыл свой текст, когда увидел трех бывших женушек в одном месте — Покровскую, Скуратову и Подгорную. Обычно же мы встречаемся за кулисами. А что тут сделаешь? Работаем-то в одном театре, так что поневоле постоянно сталкиваемся. Когда их больше двух, тут же начинают надо мной подтрунивать: «Смотри-ка, „наш“ пошел! Как идет, как идет!»

Пять лет назад знатный ловелас Владимир Сошальский вновь потряс всю актерскую братию. В семьдесят лет он стал отцом Владимира Сошальского-младшего.

— Мне многие поначалу не верили. Даже близкие друзья при встрече наседали: мол, чего это ты народ дезинформируешь, какой ты к черту молодой отец, в твои-то годы?! Ведь твоей дочке Маше уже за сорок лет! И только потом все поверили, что это не шутка.

Нынешняя избранница Сошальского — заведующая репертуарной частью все того же Театра Российской армии Светлана. Познакомились будущие супруги здесь же, в родном театре. Светлана только пришла на новую работу в репертуарную часть, а Сошальский в те годы грустил, оставшись после развода с Мордюковой в пустой квартире. Ухаживать за молодой сотрудницей бывалый любовник начал с… ноги. Бараньей. Пригласил Светлану на чай-кофе, а сам накрыл роскошный стол, который венчала громадная баранья рулька, фаршированная чесноком.

— Запеченная баранья нога — это мое коронное блюдо! — смеется Сошальский. — Я многих женщин сводил с ума своими кулинарными способностями. Вот и Света не устояла.

— Скажите, Светлана, а вы не боялись связывать свою судьбу с человеком, за которым тянется такой длинный шлейф любовных историй? — не удержалась я от «нескромного» вопроса.

— Честно признаюсь, поначалу меня терзали сомнения. Но потом, когда мы уже немного пожили вместе, все мои сомнения рассеялись. На самом деле Володя — честный и преданный человек. И если он живет с одной женщиной и дома все в порядке, то «на сторону» никогда не побежит. Не в его это характере! К тому же его бывшие жены, работающие у нас в театре, дали, если можно так сказать, благословение. Покровская сразу сказала: «Молодец, Света, Володя — хороший мужик, вы с ним будете счастливы!»

…Кажется, они, бывшие жены, знали, что говорили. И именно с этой светлой и уютной женщиной Сошальский наконец обрел свое счастье. Сегодня в небольшой квартире Сошальских тихо и покойно. Жена хлопочет на кухне, хозяин квартиры, устроившись на тахте, читает книжку. И лишь пятилетний сын в соседней комнате носится из угла в угол и бормочет что-то себе под нос. Говорит, репетирует роль. Он-то для себя уже решил, что хочет, как и отец, стать знаменитым актером. И, как уверяют люди знающие, у маленького Володи есть талант к лицедейству. Героем чьих романов станет Владимир Сошальский-младший?