Архив

Принцип домино

За развитием интригующего сюжета следили с нескрываемым любопытством. Роман Николь Кидман и Ленни Кравитца начинался так красиво и безоблачно! И все, разумеется, ждали продолжения. А они? Они не оправдали надежд — ни своих, ни чужих. В канун Нового года стало известно, что самая скандальная love-story минувшего сезона завершена. Почему так быстро? И так банально? Неужели не будет следующей серии? Публика разочарована и хочет знать подробности…

1 февраля 2004 03:00
887
0

Принцип сработал: не только потому, что Кидман — самая белокожая дива Голливуда, а Кравитц — роскошный мулат. Но также потому, что оба часто играли в любовь, порой — с тяжелыми, болезненными проигрышами. Так было раньше — до того, как два игрока нашли друг друга. Их встреча все изменила. Многим показалось, что они готовы разыграть блестящую совместную партию…

За развитием интригующего сюжета следили с нескрываемым любопытством. Роман начинался так красиво и безоблачно! И все, разумеется, ждали продолжения.

А они? Они не оправдали надежд — ни своих, ни чужих. В канун Нового года стало известно, что самая скандальная love-story минувшего сезона завершена.

Почему так быстро? И так банально? Неужели не будет следующей серии? Публика разочарована и хочет знать подробности.

В июне 2003 года Ленни дал интервью, в котором, пожалуй, впервые позволил себе откровенность: «Мне тошно, скучно, плохо. Засыпаю один и просыпаюсь один. Ложусь в постель, не раздеваясь. Меня мучают кошмары, я стал плаксивым и нудным. Даже мой психиатр разводит руками. Через год мне исполнится сорок, а я до сих пор несчастлив в личной жизни». Близкие друзья объяснили его состояние недавней разлукой с очередной невестой. В начале весны, на фэшн-показе в Нью-Йорке Кравитц познакомился с двадцатилетней бразильской манекенщицей Адрианой Лим. Девушка показалась ему тихой, неиспорченной недотрогой, но главное, ей были совершенно неинтересны все его регалии. Ленни был несказанно рад, что Лим даже не слышала его музыки — значит, он приглянулся ей как мужчина, а не как звезда. Лим писала ему трогательные письма, намеревалась бросить карьеру модели ради создания семьи и делилась заветной мечтой — жить на уединенном острове. Девушка была просто поражена, когда Ленни сообщил ей, что у него есть вилла на Багамах и он проводит там десять месяцев в году, прячась от мира и сочиняя музыку. Невероятное совпадение! Так значит, это судьба?

Спустя два месяца после первой встречи Ленни подарил Лим кольцо с сапфиром в форме сердечка, пообещав в скором времени увезти любимую на остров. Однако Кравитца ждал сюрприз. В брачные планы отца неожиданно вмешалась пятнадцатилетняя Зое, дочка от первого брака. Коварное дитя, не подпускающее к папе «сомнительных невест», в очередной раз умудрилось отыскать веский аргумент для разрыва. Сначала Зое подслушала разговор Адрианы с подругой: девушки сплетничали на предмет предстоящей свадьбы. «Я и не думала, что с ним все будет так просто и быстро, — говорила Лим, — он только кажется недоступным, а на самом деле — наивный, мягкотелый тюфяк. На этот раз я точно не обломаюсь…» Затем Зое направилась в библиотеку и внимательно изучила светские новости за последние три года. Оказалось, что за полгода до встречи с Кравитцем двуличная Лим пыталась окрутить Джорджа Клуни, используя те же методы — засыпала его письмами, разыгрывала скромницу и сообщала о намерении уйти с подиума ради избранника, который на этот раз, в соответствии с ее мечтой, должен был жить в доме на высокой горе. Клуни — опять-таки чудесное совпадение! — имел роскошные апартаменты на Голливудских холмах. Тертый орешек, Джордж быстро раскусил дамочку, что не помешало ему провести с ней пару ночей, а затем выпроводить восвояси.

«Не понимаю, почему я привлекаю исключительно расчетливых женщин, — жаловался Кравитц журналистам. — Это похоже на наказание — безумные особы считают своим долгом испортить мне жизнь».


Невеста с помойки

В прошлом году двадцатипятилетняя итальянка Стелла Ди Дино зашла в дом Кравитца без приглашения. Случилось это субботним вечером, когда Ленни устроил шумную вечеринку. Двери дома были распахнуты — друзья бродили туда-сюда, упиваясь спиртным и объедаясь гавайскими сладостями, которые доставили специальным авиарейсом. Стелла разыскала своего кумира и без стеснения заявила: «У меня было видение. Ангелы предсказали мне свадьбу с вами». Поначалу Ленни подумал, что это милый розыгрыш, но, когда незнакомка призналась, что последние пять лет всюду ездила за своим «будущим мужем», поспешил вызвать полицию. Во время допроса выяснилось немало интересного: оказывается, у Стеллы дома хранилась богатейшая коллекция вещей Ленни, выброшенных им на помойку (девушка регулярно рылась в мусорных контейнерах возле его дома) — поредевшие зубные щетки, скомканные пачки от сигарет, пустые пакеты из-под молока и даже использованные презервативы. Найденные реликвии заносились ею в специальный каталог, а затем занимали почетное место на стеллажах в отведенном под «музей» помещении.


Песочный человек

«Иногда мне кажется, что я проклят. Одна гадалка, которую я случайно встретил в Новом Орлеане лет десять назад, назвала меня песочным человеком, превращающим все в пыль. И хотя я никогда не был суеверным, ее слова почему-то воспринял серьезно…», — признавался Ленни.

И вправду, все его сердечные надежды утекали, как песок сквозь пальцы. Первый и пока единственный официальный брак с актрисой Лизой Боннэ (темнокожая колдунья из культового «Сердца Ангела» Алана Паркера, соблазняющая Микки Рурка) продлился шесть лет. Ради семьи и новорожденной Зое Лиза оставила кино, но очень скоро пожалела об этом. Ей не нравилось, что Кравитц уделяет слишком много времени музыке. «Как-то раз, — сказала она в одном из интервью спустя несколько лет после развода с Ленни, — муж рассказал мне свой кошмарный сон, который снится ему постоянно: как гитара в его руках кричит от боли, когда он к ней прикасается, из струн сочится кровь. Инструмент — словно часть его плоти: Ленни не может без него жить, не может не играть… Кажется, я понимаю подсознательный мотив, объясняющий этот сон: что бы ни происходило в жизни — на первом месте для Ленни всегда была его музыка. Вот почему я никогда не верила в прочность нашего брака. Я не могу вспомнить ни одного счастливого дня семейной жизни. Вряд ли он способен любить живого человека». После того как Лиза ушла, они не общались несколько лет. И лишь когда Зое подросла, Ленни настоял, чтобы мать позволила ему общаться с дочерью. Кинокарьера Лизы, кстати сказать, так и не состоялась: песочный человек и ее превратил в пыль.


Игрушки

Как только Ленни снова стал одиноким, он точно сошел с рельсов: «Женщины — игрушки. Опасно на них надеяться, — говорил он после развода. — Они нужны лишь для того, чтобы мы играли с ними в простые, незамысловатые игры в минуты расслабленности». В этот период происходили хаотичные связи Кравитца со всеми красавицами подряд: моделями Наоми Кэмпбелл, Девон Аоки, Элль Макферсон, певицами Кайли Миноуг, Мадонной, Ванессой Паради, Натали Имбрулья. Каждой он давал уничижительные «игрушечные» прозвища: Имбрулья была «деревянной лошадкой», Кэмпбелл — «плюшевым негритенком», а Паради — «Питером Пэном». На вопросы о том, что происходит в его личной жизни, Кравитц отвечал коротко: «Игра».

17 марта 1999 года в Нью-Йорке на празднике вручения призов «Rock`n Roll Hall of Fame» Ленни оказался в эпицентре пикантного скандала. Среди гостей были Пол Маккартни с дочерью Стеллой, которая тотчас же положила глаз на «черного принца». Папина дочка вела себя отвратительно — кривлялась, висела на отцовском плече, громко визжала и хихикала по любому поводу. Провокационное поведение Стеллы дополняла футболка, надетая на голое тело, с надписью «Пора трахаться!». Великовозрастные друзья сэра Пола старались деликатно проходить мимо — Стелла забавлялась и свистела им вслед.

— Почему бы нам не смыться с этой нудятины? — подойдя к Ленни, прошептала Стелла. — Я знаю неподалеку приличный отельчик. Через пятнадцать минут парочка уже сняла номер в гостинице «Waldorf»…

«Всем этим женщинам не нужен ни я сам, ни моя музыка, ни мое чертово сердце, — защищался Ленни перед журналистами, описавшими его краткосрочную связь со Стеллой Маккартни в скабрезных деталях. — Им нужны не отношения, а случки, не Ленни Кравитц, а его чучело. Пусть так. А мне нужны игрушки… хотя, увы, из игрушечного возраста я постепенно начинаю выходить.»

Он стал все чаще пропадать на острове, появляясь в Нью-Йорке лишь по необходимости: «Мне нравится моя тихая жизнь, когда вокруг никого и ничего нет, кроме воды, песка и гордых пальм, — говорил Ленни. — Я просыпаюсь в пять утра, купаюсь голым, потом закрываюсь в студии и сочиняю музыку. На каникулы ко мне приезжают Лиза и Зое — специально для них я выстроил здесь маленькое бунгало».

Он строил планы — ему хотелось открыть собственный музей Джимми Хендрикса (в августе 2003 Кравитц приобрел в магазине редкой одежды «Gotta Have» рубашку кумира за 25 000 долларов), заняться дизайном одежды и сочинять симфонии. Уже давно Ленни мечтал написать оперу «Песнь океана», героями которой станут спасшийся после кораблекрушения моряк и русалка.


Красавица в стразах

В августе 2003 года посетители тайского ресторанчика напротив Сохо Хаус стали очевидцами незабываемого зрелища: в зал вошла ослепительная пара. Высокая блондинка в красном мини-платье и золотых туфлях обнимала мускулистого мулата, на шее, в ушах и даже в носу которого сверкали бриллианты. В это невозможно было поверить: Ленни Кравитц и Николь Кидман вместе!

Накануне Ленни был приглашен в яхт-клуб на вечеринку в честь дня рождения Паффа Дэдди. Ради старого друга он прервал отшельничество и отправился в Нью-Йорк, рассчитывая улететь обратно следующим же вечером. Но едва Ленни ступил на борт яхты, украшенной воздушными шарами и живыми цветами, как случайно толкнул высокую блондинку на шпильках. Бросив дежурное «простите», даже не повернув головы в ее сторону, Кравитц направился было к гостям, как вдруг…

— Весьма невежливое обращение с женщиной, — услышал он за спиной.

Ленни хотел крикнуть «да иди ты», но для начала обернулся. И — сразу же передумал ругаться. На него смотрела Николь Кидман. Копна пшеничных локонов, тонкие черты лица, синие лукавые глаза. Она недовольно качала головой. Стройная, одетая в бирюзовую тунику со стразами, Кидман казалась той самой русалкой из задуманной им оперы. В ответ на его «sorry, я не сразу узнал вас», Николь презрительно усмехнулась: это не извинение. И небрежно добавила, что вечеринка обещает быть невероятно скучной… Тогда он отважился на галантность: предложил засвидетельствовать свое почтение виновнику торжества, а потом «свинтить в какой-нибудь ресторанчик поблизости». Оказавшись за столиком, они проговорили до пяти утра. По такому случаю хозяин ресторана даже не решился закрывать свое заведение и провел ночь в пустом зале, неподалеку от звездной парочки.


«Квартирантка»

Вскоре о романе Кидман и Кравитца заговорили. Их стали замечать в клубах Манхэттена, в кино, в магазинах и в городских парках. Они не прятались. Через две недели после знакомства Николь с двумя приемными детьми, десятилетней Изабеллой и восьмилетним Коннором переехала в 15-миллионный пентхауз Ленни. И хотя ее пресс-агент упорно делал публичные заявления, что Кидман всего-навсего снимает у Кравитца жилье, поскольку в ее апартаментах идет ремонт, всем было ясно — это роман.

Да и как можно было поверить в утверждения из серии «между нами всего лишь приятельские отношения» (Кидман) и «нам просто интересно общаться друг с другом» (Кравитц), когда парочка целыми днями слонялась в обнимку по Нью-Йорку в поисках подходящего гнездышка для будущей совместной жизни? В конце осени Николь и Ленни пять раз заходили осматривать дом, выставленный на продажу, сказав агенту по недвижимости, что скоро сообщат ему окончательное решение. Огромный дом стоимостью 21 миллион долларов, с тридцатью комнатами, подземным гаражом, бассейном и зимним садом был для них не просто прихотью, но и необходимостью. Ведь их стало пятеро — Ленни с Зое (с недавних пор дочь постоянно живет с отцом) и Николь с двумя детьми. К тому же близкие друзья утверждали, что Ленни уже мечтает о многочисленном совместном потомстве…


Дневник разведенной женщины

Прошло два года с тех пор как 37-летняя Николь развелась с Томом Крузом. За это время она успела побывать в клинике неврозов, пережила унизительный раздел имущества, суд. Наконец, она пришла в себя. И даже позволила некоторым мужчинам недолго поиграть роль ее утешителей. Но ни одному из них так и не удалось достучаться до ее сердца — ни Расселу Кроу, ни Джуду Лоу, ни Тобби Макгуайеру, ни Робби Уильямсу. Всем вышеперечисленным Николь давала отставку с уничижительными комментариями в стиле Ленни Кравитца: «Мужчины — отличный досуг для одинокой разведенной женщины, потерявшей иллюзии и мечты. Не знаю, сумею ли я когда-либо вновь поверить в настоящее чувство. Возможно, что нет. Но я не отчаиваюсь. Ни к чему не обязывающие встречи и случайный секс способны обеспечить мне сносное существование».

За неполных десять лет брака со стерильным Крузом Кидман так и не рассталась с мечтой иметь собственных детей. «Мои планы на ближайшее время? — кокетничала она перед журналистами. — Найти нормального мужика и родить от него ребенка! А еще накупить себе туфель на высоком каблуке, надоело строить из себя карлицу, ходить, подгибая коленки и вжимая голову в плечи!» Обидчик Том Круз получал по заслугам — известно, что Николь была выше его на полторы головы. К счастью, она не опустилась до того, чтобы высмеивать его бесплодность.


Летающий Ленни

В канун Рождества Николь и Ленни устроили настоящий свадебный переполох — носились по магазинам в поисках подарков друг для друга. В прессу просочилась информация о том, что Кидман купила Кравитцу бриллиантовые сережки для… пупка и сосков (ей очень нравилось, что Ленни любит украшать интимные места), а также заказала у знакомого художника афишу к несуществующей пока опере Ленни «Песнь океана» с изображением обнаженной русалки, похожей, конечно же, на Николь. Она даже вытатуировала на талии маленькую драконью лапку, чтобы соответствовать образу подруги рокера. Кравитц — известный любитель «нательных граффити»: на его левом предплечье красуется гигантский дракон, на спине написано: «Мое сердце принадлежит Иисусу Христу», а в некоторых потаенных местах имеются крошечные этнические фигурки животных.

Кравитца в те дни видели и в магазине дорогого женского белья, и в ювелирной лавке «Тиффани», откуда он вышел с небольшим свертком. Вскоре после этой покупки на пальце Николь появилось кольцо с большим бриллиантом. Пошли слухи о грядущей помолвке.

Ленни регулярно навещал Николь на съемка фильма «The Stepford Wives», возил ее детей в парк аттракционов и выглядел очень счастливым. Близкий друг Ленни, Пафф Дэдди, поделился с журналистами: «Никогда раньше я не видел его таким. Он просто летает! Все время смеется! Думаю, что Николь — первая в его жизни женщина, с которой он чувствует себя на равных. Богатая, независимая, гордая, ей ничего от него не надо, кроме любви и секса! Я даже слышал, что Ленни собирается написать для Николь оперу. Ведь у нее чудный голос…»


Одинокая пантера у подножия белой статуи

Все шло на удивление гладко. «Многие воспринимают Ленни как шута, — говорила Кидман в интервью французскому еженедельнику „Ici Paris“. — Он вызывающе одет, часто ведет себя вульгарно, не спешит опровергать чудовищные слухи, которые распространяют таблоиды. На самом деле это игра — и я как актриса могу понять его характер. Так Кравитц выстраивает защитные барьеры вокруг своей души. Узнав Ленни близко, я поняла, что он серьезный и тонкий человек, к тому же — профессионал, виртуоз. И скоро он удивит мир своими новыми сочинениями. Ко всему прочему, Ленни потрясающе красив! Таких красивых мужчин я никогда еще не встречала…»

Ленни не отставал от любимой в комплиментарном красноречии: «Я ощущаю себя черной одичалой пантерой, уставшей от одиночества и задремавшей у подножия белой античной статуи. Вскоре она проснется, поднимет глаза вверх и поймет, что нашла пристанище, которое искала всю свою жизнь…»

Кидман и Кравитц уже планировали устроить вечеринку в Лондоне и наконец-то публично сообщить о своих отношениях. И — возможно! — назначить дату свадьбы.


Подарок на Рождество

За две недели до Рождества Николь сделала Ленни особенный подарок, пригласив его перебраться со всеми пожитками в ее новую, только что отремонтированную квартиру. Близкие друзья уже получили неофициальное приглашение на помолвку в Лондон. Как вдруг…

Находясь в Париже на съемках рекламного ролика для Chanel, Николь узнала из местных журналов о том, что любимый мужчина вовсе не тоскует без нее в Нью-Йорке, а наоборот, прекрасно проводит время в обществе роскошной бразильянки, дизайнера Изиш Арруды. Ленни не стесняется ходить с девушкой в обнимку по всему городу, сидеть в кафе и целоваться на скамейках Центрального парка. И это ее будущий супруг? И это- отец ее будущих детей, человек, на которого она делала ставку? Застигнутая врасплох французскими журналистами, актриса призналась: «Я потрясена. Я ничего такого и предположить не могла. Это безумие! Да, мы были очень близки, но теперь всему пришел конец. Я не собираюсь выслушивать от него никаких объяснений и уже тем более пытаться восстановить отношения. Это бессмысленно. Значит, между нами никогда ничего не было»…

Все тот же Пафф Дэдди позволил себе озвучить настроения близкого друга: «Он поступил, как обычно, как всегда. Ленни слишком не верит женщинам, чтобы возлагать на них надежды. И Николь он не верит. Как-то раз он случайно узнал о том, что в самом начале их романа Николь безуспешно пыталась охмурить другого черного парня, Дензела Вашингтона. Но тот дал ей от ворот поворот. Ничего в ней нет — она такая же, как и все эти подруги на один день, которых у Ленни был, есть и будет легион».

Сам же Ленни отделался лаконичным высказыванием: «Все мы во что-то играем. Игры наши бесконечны и конца им нет».