Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

От постели до ненависти

1 февраля 2004 03:00
706
0

Через это проходили все… Или почти все. В один прекрасный момент ты вдруг замечаешь, что он на тебя смотрит. Не в годовой отчет и не в окно на падающий снег, а именно на тебя. Еще вчера вы были просто коллегами. Но этот многозначительный взгляд все меняет. Теперь все зависит только от тебя. Если ты хочешь того же, что и он, — у вас будет любовь. Если нет, а он настаивает, — у вас будет война…

Через это проходили все… Или почти все. В один прекрасный момент ты вдруг замечаешь, что он на тебя смотрит. Не в годовой отчет и не в окно на падающий снег, а именно на тебя. Еще вчера вы были просто коллегами. Но этот многозначительный взгляд все меняет. Теперь все зависит только от тебя. Если ты хочешь того же, что и он, — у вас будет любовь. Если нет, а он настаивает, — у вас будет война.

Граница между служебным романом и банальным сексуальным домогательством — тонка и прозрачна. Бессовестный флирт запросто перерастает в глубокое и светлое чувство. А большая любовь легко может закончиться обвинениями в домогательстве.

О чем люди думают на работе? Британские социопсихологи попросили сотрудников двух солидных фирм на условиях анонимности записывать мысли, которые приходят им в голову в течение рабочего дня. Через неделю блокноты собрали и проанализировали. Хотя в первой фирме коллектив был в основном мужским, а во второй — женским, записи в блокнотах практически не отличались. Ну разве что женщины чаще вспоминали о несделанных домашних делах, а мужчины мучились по поводу пропущенной спортивной тренировки. Однако более половины сокровенных мыслей имели однозначно сексуальный подтекст! Одни вспоминали состоявшийся накануне романтический ужин, а другие предвкушали покупку нового кружевного белья… Часть записей касалась непосредственно коллег: «А Донахью сегодня ничего, загар ему очень к лицу», «Милли слишком отклячивает свою задницу, поэтому на нее все пялятся», «Том, когда мы поднимались в лифте, явно искал повода заговорить со мной» и так далее. В ходе последующих интервью выяснилось, что сотрудники компаний очень подробно могут описать внешний вид и характер своих сослуживцев, но при этом почти ничего не могут сказать о том, чем конкретно они занимаются на работе.

Нет ничего странного, что люди влюбляются в перерывах между составлением отчетов и подготовкой бизнес-планов. Служебный роман, утверждают психологи, — явление абсолютно естественное. Когда мужчины и женщины проводят треть своей жизни вместе, между ними неизбежно складываются не только деловые, но и личные отношения. Так устроено природой, что мужчина в первую очередь обращает внимание на ноги и грудь коллеги, а не на ее профессиональные качества. И женщины с большим успехом этим пользуются. Согласно опросу, проводившемуся Society of Human Resources в пятнадцати странах мира, служебный роман хоть однажды случался в биографии 72% опрошенных, неоднократно — у 29%.


Наедине со всеми

В России «любовь по месту работы» явление обыденное, хотя и плохо изученное. Советский кинематограф в подробностях исследовал романы между дояркой и трактористом, поваром и бригадиром, королевой бензоколонки и шофером. (Не говоря уже о классике жанра — кинофильме «Служебный роман».) В реальной жизни — почти как на экране. Режиссер Андрей Кончаловский влюблялся в героинь по крайней мере трех своих картин («Первый учитель» — Наталья Аринбасарова, «Романс о влюбленных» — Елена Коренева, «Дворянское гнездо» — Беата Тышкевич). На съемках познакомились и прониклись чувствами Наталья Гвоздикова и Евгений Жариков, Дмитрий Певцов и Ольга Дроздова, мент Алексей Нилов и следователь Ирина Климова. На эстраде — та же картина. Российские звезды — от Пугачевой до Валерии — на практике подтверждают тезис о том, что песня помогает не только строить и жить, но и любить. И даже политики, у которых времени на личную жизнь катастрофически не хватает, весьма преуспели по части создания семейных ячеек по месту службы. На работе нашел свою нынешнюю половинку — Елену Батурину — мэр Москвы Юрий Лужков. А Татьяна Дьяченко и Валентин Юмашев так прикипели друг к другу, создавая имидж экс-президента, что даже после его ухода из Кремля не захотели расставаться: официально оформили брак и родили дочку Машу.

В чем же прелесть служебного романа? Ну, во-первых, в его непредсказуемости. Вы летите по коридору, вы опаздываете, мобильный звенит не умолкая, в голове — цифры, в руке — чашка кофе. Вы резко поворачиваете за угол, и… лобовое столкновение. ОН тоже летел по коридору в обратном направлении. Кофе на полу, а он — у ваших ног, он собирает осколки. Потом он поднимает на вас глаза. Смотрит и улыбается. И — вот уже искры, искры в воздухе. Вы смущены, вы растеряны, вас бросает в жар. Возбуждение? Ну нет! Хотя… Завтра вы совсем иными глазами будете смотреть на него, даже если дальнейшее общение так и ограничится разбитой чашкой. Все то же самое можно испытать, «слегка соприкоснувшись рукавами», — случайно, конечно, случайно! Или запрыгнув в битком набитый лифт. И даже одновременно паркуя автомобили у входа. Главное — никогда не знаешь, рядом с кем и в какой момент в воздухе появятся эти искры.

Есть и другие, крайне приятные составляющие. Интрига, например. Что за радость флиртовать с мужчиной один на один, а потом пересказывать свои ощущения подруге по телефону? То ли дело — когда вокруг десятки любопытных глаз. От них ведь надо все это скрыть, надо беречь свою репутацию, надо… Надо ли? Тут каждый решает для себя, но факт остается фактом: строгая конспирация и игра в прятки лишь разжигают страсть. Впрочем, как и любая игра.

Еще один плюс: офисные влюбленные начисто избавлены от вечных кандалов любви — от быта. Обед в кафе напротив, ужин в ресторане, милые подарки — вот и все «материальные» отношения. В остальном: сплошная романтика, язык жестов, понятных только им двоим, дуэль взглядов…

Однако статистика — вещь упрямая. По данным Society of Human Resources, только 11% таких вот офисных влюбленных признали, что роман по месту службы оказался счастливым и закончился браком. Оставшиеся 89%, напротив, испытали жесточайшее разочарование, а 45% даже давали себе обещание впредь ни за что не пускаться во все тяжкие с коллегами. Ведь служебный роман только на первых порах кажется интересной авантюрой. Эйфория довольно быстро заканчивается, и начинаются трудности. И тогда все плюсы мгновенно превращаются в минусы. Непредсказуемость? Да, завтра он приходит на работу, и вместо искр в его глазах — колотый лед. Десятки посторонних взглядов? Да, они следят за вами и не упустят возможности больно уколоть свою жертву. Отсутствие быта? Да, вас ничего не связывает, кроме совместных походов в кино и восторженной болтовни на свиданиях. Вдобавок у вас нет возможности, как у обычных пар, отдохнуть друг от друга, остаться наедине с собой, все взвесить — и тем самым остановить трещину в отношениях. Нет. Вы обязаны ежедневно созерцать друг друга согласно штатному расписанию. И тогда высоковольтные провода, протянувшиеся между вами, превращаются в тяжелые корабельные канаты…

Я хорошо помню откровения своей приятельницы Кати, 25-летней сотрудницы рекрутингового агентства: «Когда я поняла, что я ЕМУ нравлюсь, все вокруг кардинальным образом изменилось, и в первую очередь — мое отношение к работе. Раньше мне стоило огромного труда вылезти из теплой кровати, привести себя в порядок и выйти из дома. Зато теперь я лечу в офис как на крыльях. Я тщательно выбираю одежду, с радостью покупаю обновки не для похода в театр, а для того, чтобы прийти на службу и произвести впечатление на него. Когда мы, наконец, объяснились, рабочий день стал проходить в поиске поводов, чтобы остаться наедине друг с другом. Теперь мы якобы случайно выходим вместе покурить и „невзначай“ сталкиваемся в пустом коридоре. Эта игра наполняет день смыслом. У нас есть тайна, о которой знаем только мы. Больше никто ни о чем не догадывается».

Это известное заблуждение всех влюбленных: они свято верят, что одни такие умные на свете. На самом деле коллектив — не стог сена, иголки там не утаишь — невзирая на любую конспирацию. Служебные романы обречены на проверку молвой, слухами и общественным мнением. Самое неприятное, что отношения развиваются на глазах людей, социально значимых для вас: начальников, коллег, подчиненных, деловых партнеров. Любой ваш промах на любовном поприще может повлечь за собой самые унылые последствия в карьере. Хорошо, если коллектив попался молодой и понимающий. А если нет?

Настроение моей подруги Кати резко изменилось уже полгода спустя: «Безумно трудно держать себя в руках, когда отношения заходят в тупик и речь идет о разрыве. На душе и так погано, а тут тебе еще постоянно намекают: „Ну что: прошла любовь — завяли помидоры?“ Или лезут с лицемерным сочувствием. Мы с ним расстались тихо, без истерик, и то я чуть было заявление об уходе не написала. Тошно было приходить туда, куда недавно шла как на праздник».

Действительно: неудачный служебный роман довольно долго может оставаться «открытой раной». Бывшие влюбленные продолжают вместе работать, у них могут появиться совместные проекты, задания и даже командировки. Если чувства были не очень сильны, люди со временем привыкают к такой ситуации. В противном случае кому-то одному, а то и сразу двоим — приходится увольняться.


«Она сама все затеяла!»

Все наши беды оттого, что женщины — с Венеры, а мужчины — с Марса. За тысячи лет совместного существования мы так и не научились понимать сигналы друг друга. Большинство мужчин пребывают в уверенности, что если женщина увлечена карьерой и допоздна засиживается на работе, значит, с личной жизнью у нее полный швах. Приударить за бедняжкой считается воистину благородным поступком. «Ведь если не я, — рассуждает спаситель, — то кто же?» И вот в перерыве он приглашает ее пообедать. Коллега соглашается. Дарит шоколадку — она кокетливо принимает. Спрашивает о наличии кавалера — не отвечает. Пытается поцеловать — отворачивается. Настаивает — получает в поддых. С точки зрения женщины здесь все ясно: кавалер пришелся не ко двору. Лучше, пока не поздно, сделать вид, что ничего не произошло, и продолжать работать, как раньше. Но не тут-то было. Мужчина видит эту ситуацию совершенно по-другому. Вежливая благожелательность в переводе на язык «марсиан» означает согласие. Если женщина не отвечает на прямо поставленный личный вопрос, а молчит или отнекивается, значит, скромничает. Ну, а проявление агрессии с ее стороны — это вообще самый лучший вариант. От ненависти до постели — один шаг. Повыпендривается ради приличия и согласится!

70% мужчин уверены, что женщины своим поведением сами провоцируют их на флирт. Каждый из них так сосредоточен на себе, любимом, что нисколько не сомневается — весь мир вертится вокруг его персоны. Вот, к примеру, Сергей, 34-летний сотрудник страховой компании, яркое тому подтверждение. «Маринка сама все затеяла. Я на нее даже внимания не обращал, пока она не стала подходить ко мне с бесконечными вопросами. Потом попросила объяснить, как вводить данные в таблицы…»

Сергею показалось, что в ходе компьютерного ликбеза Марина чересчур интимно прижималась к нему грудью, а чтобы затянуть время, специально задавала «глупые» уточняющие вопросы. В конце концов ему надоели игры в кошки-мышки: он довольно недвусмысленно обнял ее за талию и попробовал дотянуться рукой до выступающей под свитером точки…

В изложении Марины та же самая ситуация выглядела абсолютно иначе: «Я только что пришла в компанию и до этого перестрахованием никогда не занималась. Начальник сказал, что если у меня возникнут какие-то вопросы, я могу обращаться к Сергею: он у них вроде „туитора“ — работает с новичками. Понятно, что на первых порах вопросов у меня было много. А что касается того, что я якобы специально прижималась к Сергею, так у меня плохое зрение, я просто старалась увидеть, что происходит на экране».

Поведение мужчины считается сексуальным домогательством только в том случае, если оно не нравится женщине и она это открыто демонстрирует. Все остальное — всего лишь флирт, ухаживания и даже… привычная рабочая обстановка.

Когда одна из моих коллег, назовем ее Елена, устроилась на работу в известный издательский дом, она была просто шокирована: «Начальник моего отдела может совершенно спокойно подойти к кому-то из сотрудниц и спросить: „Ну как дела? С кем провела ночь? Я забыл — ты сейчас с Ивановым или с Сидоровым?“ Ко всем без исключения женщинам мужчины из руководства относятся здесь как к своим давним любовницам. Отпускают в их присутствии недвусмысленные шуточки, при встрече целуют в губы, хватают за голые плечи».

Подруги Елены, работающие в представительствах западных компаний, на все ее рассказы только недоуменно морщились. Им казалось, что после всем известной истории с Моникой Левински выражение sexual harassment понятно без перевода. Однако американская Фемида так и не разобралась, была ли Моника с Биллом по согласию или по принуждению, а в офисе Елены никакого принуждения не наблюдалось.

«Есть женщины, для которых подобные порядки внутренне абсолютно неприемлемы. Они здесь долго не задерживаются, — рассуждает Елена. — Остальные просто не обращают на происходящее никакого внимания. А некоторым даже нравится постоянное проявление внимания со стороны статусных мужчин. Я лично отношусь к последним».


Клятва джентльмена

В мировой судебной практике сексуальным домогательством считается:

вербальное преследование: намеки, оскорбления, угрозы, сексуальные предложения, шутки относительно внешности и т. п.;

невербальное преследование: многозначительные взгляды, жесты, присвистывание, непристойные жесты;

физическое преследование: прикосновения, пощипывания, поглаживания, принуждение к половому акту или покушение на изнасилование.

В США под определение sexual harassment попадает не только приглашение к сексу, но любые действия сексуального характера, мешающие работать окружающим. Например, если коллега взялся во всех подробностях пересказывать содержание эротического фильма, на него можно смело подавать в суд. Первый процесс по делу о сексуальном домогательстве на работе состоялся в США в 1975 году против сотрудника компании Bausch&Lomb. Теперь каждый год слушаются тысячи подобных дел, а общая сумма компенсаций составляет более 10 миллионов долларов. Заметим, что пострадавшими выступают как женщины, так и мужчины. Ведь сексуальная агрессия — качество, свойственное всему человечеству. Поэтому при приеме на работу многие компании требуют от своих сотрудников дать расписку, что они не будут оказывать никаких знаков внимания представителям противоположного пола. Мужчинам запрещается даже делать комплименты, так как в них может таиться обидный смысл, который способен привести даму к психическому расстройству.

Тем, кто все же столкнулся с проявлением подобного неуважения к собственной личности, предлагается действовать строго по инструкции. Для начала написать агрессору письмо с требованием прекратить домогательства (сохранив у себя копию и почтовую квитанцию), потом сообщить о проблемах друзьям, точно фиксировать время и подробно описывать место харассмента, пожаловаться работодателю и, наконец, обратиться к психиатру и в суд.

Европейский закон о сексуальном домогательстве на рабочем месте вступит в силу только в 2005 году. В деле борьбы с сексуальными агрессорами европейцы безоговорочно признают авторитет своих заокеанских коллег: многие статьи нового закона были чуть ли не дословно списаны у американцев. Во избежание крупных штрафов компаниям предлагается заблаговременно заключать с сотрудниками соглашения о «джентльменском поведении» в офисе.

В России согласно новому УК сексуальным домогательством считается лишь принуждение к половому акту «путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества». Обычная мера наказания — штраф 200−300 минимальных зарплат, максимальная — лишение свободы сроком на один год. Все остальное — взгляды, намеки, прикосновения — находится вне правовой базы и никакого уголовного или административного преследования не влечет. Кстати, в старом УК имелась более конкретная статья о понуждении к вступлению в половую связь «с лицом, от которого человек зависим материально или по службе». И давали за это правонарушение до трех лет тюрьмы.

Впрочем, на практике статьи о сексуальном домогательстве ни тогда, ни теперь почти не применяются. Во-первых, нет массовых обращений в суд. А во-вторых, в отличие от изнасилования факт сексуального преследования доказать очень трудно. По крайней мере наши адвокаты этого делать пока не научились.

Единственный широкоизвестный случай: дело врача барнаульской больницы Татьяны Смышляевой, обвинившей в прелюбодеянии главврача той же больницы. Однако до приговора дело так и не дошло. Его сняли с производства в 1994 году по амнистии.


Против природы не попрешь

«Русские женщины, как и сто лет тому назад, покорно терпят потребительское отношение к себе мужчин во всех сферах жизни, в том числе и на работе», — писал пару лет назад журнал Times. Русскому человеку, наоборот, претит ханжество, глубоко пустившее корни в США, где даже календарик с обнаженной красавицей на столе у коллеги может стать поводом для обращения в суд. Россиянки гораздо более умеренны в своих требованиях. Они согласны считать сексуальным домогательством только насильственные действия со стороны вышестоящего должностного лица. Если начальник просто флиртует с секретаршей, то приписать ему sexual harassment готовы не более 10% опрошенных. 25% считают оскорбительными прикосновения к талии и груди, 29% — скабрезные шутки, 30% — раздевающие взгляды. А еще 30% женщин вообще считают сексуальные домогательства на работе надуманной проблемой. В общем, пока дело не дойдет до откровенных просьб встать на колени, снять трусики и расстегнуть бюстгальтер, большинство согласны не обращать на поведение начальника никакого внимания.

Как бороться с повышенной сексуальной активностью на работе, не знает никто. Против природы, как известно, не попрешь. Работники социальных центров предлагают женщинам при приеме на работу заключать договор с четким перечнем обязанностей и по мере необходимости напоминать о его существовании начальнику. Правда, когда начальник — один, а молоденьких барышень, желающих устроиться к нему на фирму, — пруд пруди, сама возможность подобного соглашения вызывает большие сомнения. Строптивых и требовательных у нас не любят. Качать права и диктовать условия большинство женщин могут разве что дома, на кухне. Также наивно выглядят советы «сообщить об имевшем месте случае сексуального домогательства в профсоюз» и «постоянно носить с собой диктофон». Если мужчина очень сильно хочет, профсоюз и диктофон ему не помеха. К сожалению, у женщины в такой ситуации есть только два пути: пойти у него на поводу или сразу исчезнуть…

Впрочем, такие упертые маньяки попадаются не так уж часто. Хотя женщины — с Венеры, а мужчины — с Марса, жить нам испокон веков приходится на Земле, поэтому худо-бедно договариваться между собой мы уже научились. Тем более что, встречаясь взглядом с коллегой или даже начальником, невозможно с уверенностью сказать, чем закончится этот невербальный контакт — романом, скандалом или вообще ничем.

В этом и заключается вся прелесть человеческих отношений.