Архив

Империя детективов

10 октября 2000 04:00
658
0

Такое ощущение, что все наше кино последнее время делается только в Санкт-Петербурге. И в эти октябрьские солнечные деньки улицы Петербурга потрясают взрывы, перестрелки, погони. Да-да, опять детективы. Мы читаем только детективы, смотрим только детективы — современные и исторические, сочувствуем ворам и киллерам и просто «братьям"-убийцам по призванию души. Но и, конечно, — ментам. Именно с них, «Ментов», и началось все наше криминально-сериальное движение. Потом — «Убойная сила» с теми же героями: полюбившимися народу Лариным, Дукалисом, Волковым, Соловцом и новым — Плаховым, которая показала, что и они такие же люди, с такими же человеческими достоинствами и недостатками, как у всех. И, наконец, «Империя под ударом», в котором действуют «менты» начала XXвека.



Хичкок отдыхает

Успех «Убойной силы» был ошеломляющим, телевизионный рейтинг зашкаливал — и вот мы уже на съемочной площадке «Убойной силы−2». Плахов (Константин Хабенский) и Рогов (Андрей Федорцов) пошли на повышение и теперь работают в главке. А обаятельный круглолицый капитан Дукалис (Сергей Селин) исчез из сериала, так как остался простым районным опером.

В первой же серии, «Двойном угаре», расследуя кровавые махинации квартирной мафии, Вася Рогов ложится в сумасшедший дом, выдавая себя за лейтенанта Коломбо. Может быть, именно поэтому наш сериал, как и «Коломбо», решено тоже показывать раз в неделю.

Каждая серия снимается как отдельный сюжет, причем разными режиссерами.

«Дачный сезон» режиссера Вячеслава Сорокина начинается крайне неудачно для нового коллеги Рогова и Плахова — дачу его родителей захватывают бандиты. И пока доблестные сыщики, как всегда, достойно выходят из всех переделок, на съемочной площадке не так все гладко. То грим актерам надо подправить, то камеру перезарядить, то дубль переснять, ну и так далее. В небольшом кабинете три стола, заваленные делами и канцелярскими принадлежностями. Открываю первое попавшееся дело: «Ленинградский механический завод им. Карла Либкнехта. Отдел главного технолога…». В следующем какие-то проблемы адресованы «начальнику транспортного цеха» — хорошая бутафория! На стене стенд — на нем портреты тех, кто разыскивается милицией, и заметки, вырезанные из «Московского комсомольца». Замечательная надпись: «Отсутствие вашей судимости не является вашей заслугой, а является нашей недоработкой. Ф. Э. Дзержинский». Жаль, всего этого в кадре видно не будет!

На другом столе в печатной машинке «Erika» торчит лист бумаги, на нем крик души, актерской души, истерзанной муками кинопроцесса. Написано сбивчиво и несуетливо, без претензий на грамотность: «Дорогие товарищи!.. сидим тут, как козлы… Козлы мы и есть!.. Дывлюсь я на небо, тай думку гадаю… А еще мы играли ментов… поганых, недобитых… Чувствую, раньше пяти утра не закончим…»

А закончится все 20 октября, причем в Америке. Именно там последние две серии будет снимать Родион Нахапетов с Александром Рогожкиным. Нахапетова ничуть не смущает якобы не слишком высокий художественный замысел:

 — Триллеры и детективы снимали и Спилберг, и Хичкок, — говорит режиссер, — и многие большие режиссеры. Идея показалась такой интересной, что вывезли писателя Кивинова в Америку и вручили его мне. Мы повозили его по разным местам, в том числе и по преступным местам Лас-Вегаса и Лос-Анджелеса. Я не зря прожил 12 лет в Америке и постараюсь не сделать ничего карикатурного или гротескного. Кроме того, меня убедили сыграть одну из ролей. Поскольку я везде его возил, то Кивинов мне и написал роль гида, бывшего милиционера, который работает в полиции Лос-Анджелеса и консультирует по вопросам, связанным с российской преступностью. Конечно, публика ждет от меня, наверное, чего-то особенного. Может быть, надеясь, что я вырос как актер. Постараюсь оправдать надежды.

Сценарист Андрей Кивинов, майор милиции, начальник отделения Кировского РУВД Санкт-Петербурга, удостоенный медалей и наград за раскрытие серии из 9 убийств, тем не менее уверен, что его творение прежде всего не детектив:

 — Это не тот детектив, когда зритель следит за тем, кто кого убил, а истории из жизни милиционеров. Тут будет и триллер, и мистический триллер, и комедия, и лирическая драма, и даже история из футбольной жизни, что тоже многих интересует. А поскольку жанры такие разные, то и режиссеры будут снимать разные.

В общем, продюсеры Анатолий Максимов и Константин Эрнст просто влюблены в себя. Они считают, что большинство наших детективных сериалов до их уровня просто не дотягивают. А, например, та же «Каменская» больше близка к западным образцам, и потому удалена от жизни. «Мы же снимаем — о простом народе, поэтому конкурентов не видим».

Петербург

наносит ответный удар

Константин Хабенский, прославившийся как Игорь Плахов из «Убойной силы» и до этого замечательно сыгравший в «Женской собственности» Месхиева с Еленой Сафоновой, только и успевает бегать с одной съемочной площадки на другую. Буквально через пару часов он уже вовсе не опер, а коварный злодей эсер Гершуни — руководитель боевой организации, жертвующий жизнями людей, не моргнув глазом. В своем новом гриме он просто неузнаваем: усы, борода, да и то сказать — в начале века мужчины, их не носившие, наверное, совершали нечто неприличное. Так же, как женщины, носившие короткие волосы. На изготовление всех этих париков и постижей, которые, кстати, шьются, так же, как и одежда, только после снятия индивидуальных мерок, ушло колоссальное количество денег. И хотя сняты всего лишь три серии из двенадцати, в новом сериале «Империя под ударом» уже потрачено 63 кг взрывчатки. Вышел даже казус с новым русским. Зазевался парень во время взрыва дома на Фонтанке, от любопытства даже окошко в своем «Мерседесе» приоткрыл и получил осколочные ранения. Правда — незначительные.

Именно тогда, с 1900 по 1909 год, Москва и Петербург были потрясены неслыханной жестокостью террористов, по стране прокатилась волна громких политических убийств, и власть пыталась сохранить порядок в стране. Имперское охранное отделение создает специальную следственную группу, которой поручено всеми средствами предотвратить грядущую катастрофу — крушение монархии.

Следователи Павел Путиловский (Игорь Ливанов), Евграфий Петрович Медянников (Валентин Букин) и поручик Иван Берг (Денис Зайцев) — реальные исторические лица, так же, как и другие персонажи: Великая княгиня Елизавета Федоровна (Елена Сафонова), Великий князь Сергей Александрович (Борис Плотников), Столыпин (Александр Феклистов), Плеве (Николай Еременко), Карсавина (Илзе Лиепа), Гапон (Александр Домогаров).

Игорь Ливанов в нашем веке следователем уже побывать успел — в сериале «На углу у Патриарших». Денис Зайцев — актер молодой, свою первую роль Лиса сыграл в 9 лет в ленте «Рыжий, честный, влюбленный», а в «Империю» был выбран режиссером Андреем Малюковым за роль Кролика в студенческом спектакле. По словам Малюкова: «Зайцев очень напоминает молодого Юрского голосом, интонациями, манерой игры».

Валентина Букина зрителю представлять не надо. Актер очень разноплановый, сыграл в своей жизни более ста ролей: и бандитов, и жуликов, и милиционеров, и даже алкоголиков. Напомним хотя бы «Изыди» Дмитрия Астрахана, «Кин-Дза-Дза» Георгия Данелия, «Бродячий автобус» Иосифа Хейфица и трагический персонаж — 75-летний дедушка в последней картине Сергея Микаэляна «Звездочка моя ненаглядная».

 — Тема, которая поднимается в этом сериале, — говорит Валентин Букин, — великая тема, попытка исследовать на примере человеческих судеб, как интеллигентные, образованные российские мальчики, знающие массу языков, вдруг кинулись в террор и начали пускать кровь себе подобным, думая при этом, что они осчастливят мир, изменят и сделают его лучше. И мощная страна вдруг оказалась у разбитого корыта…

 — Ваш персонаж — человек симпатичный?

 — Да, он хороший человек. Евграфий Петрович Медянников — начальник наружного сыска Департамента полиции, начальник филеров, поэтому он у нас многоликий. То он переодевается кучером, то носильщиком, то официантом, чтобы быть незаметным среди своих. У меня два напарника с университетским образованием — белая косточка, один офицер, другой дворянин, а этот из сибирских крестьян. Савинков даже пишет о нем в своих воспоминаниях. Был такой реальный персонаж, Медников, он в 17-м году попал в сумасшедший дом, его большевики упрятали. Видимо, из-за того, что он много переодевался и менял личину на каком-то этапе у него крыша и поехала. Человек он одинокий. В одной из серий он находит мальчика деревенского и пытается воспитать из него себе помощника, очень трогательно. Бывает он и грубым, бывает и злым, разным… Он все время сыплет пословицами, прибаутками. Я проявляю инициативу и лично выискиваю их в словаре Ожегова.

 — А то, что одновременно снимается несколько разных серий — и третья, и девятая, — не слишком большая нагрузка для артиста?

 — Нет, к нагрузкам я привык, и в театре 20 лет проработал, совмещал. А вот то, что разные режиссеры снимают, — это сложнее. У нас же и Малюков, и Газаров, и Ройзман, и Снежкин, и Никифоров. К одному только привыкнешь, пристроишься, тут же приходит другой, который все по-своему видит. Поэтому мы, артисты, напоминаем такую девку, которая то под одного, то под другого подкладывается. Кто-то однажды сказал гениальную фразу, что актеры, проститутки и тайная полиция нужны при всех властях, потому что под всех надо подкладываться. Так что у каждого режиссера свой характер, свои амбиции, и, когда в сериале 12 серий, понятно, что каждый пытается сделать лучше предшественника. А лучшее — враг хорошего, в общем, как говорил Карлсон — житейская история. Ну, профессия такая: зажмешь самолюбие в кулак, про себя матюгнешься, но работать-то надо.

 — Вам, наверное, все-таки проще многих, потому что вы играли и царей, и мужиков, и главные роли, и эпизодические. А ведь у многих актеров одно амплуа на всю жизнь?

 — Ну, в этом смысле да, я похож на десятиборца в спорте.

 — Как вам работается с Игорем Ливановым?

 — Он очень легкий партнер, хороший товарищ, может и похулиганить. Мне приходилось работать с его братом Аристархом в картине «Людмила», и было удобно и с тем братом, и с этим. — В отличие от вашего героя вы человек не одинокий?

 — У меня есть семья, растет дочь. Но мне кажется, роль одинокого мужчины мне удается, потому что при моей шумной профессии я люблю одиночество. Особенно по утрам — пораньше встать, пробежаться или пройтись… И потом, не буду хвастаться своим профессионализмом, но мне всегда, например, удавались роли пьяниц, хотя я вообще человек непьющий.

Но вот перерыв закончен. Съемки возобновляются. Девушка-каскадер, изображающая извозчика, откладывает детектив Марининой и натягивает вожжи. Все мужчины-каскадеры сегодня на работе — приходится заменять. Доблестный начальник наружного наблюдения полицейского департамента Евграфий Петрович строит своих жандармов и строго командует:

 — Туда! Туда! Ты за мной!

Сейчас они арестуют школьного учителя Студзинского (красавца Андрея Руденского, который воплотил в свое время революционный образ Клима Самгина). Учитель-то ох как не прост оказался! Заказывал бомбы и подставил своего бывшего ученика, труп которого нашли в самом начале серии. Съемки идут в гимназии № 209, той самой, где разворачивалось действие романа Лескова «Ниоткуда» о первой петербургской коммуне. Сейчас здесь тоже гимназия, и вокруг копошатся любопытные дети, мешая снимать кино, вперемежку с детьми-актерами, одетыми в старую гимназическую форму. И получается, что все связано в мире — и люди, и роли, — поверь, все связано, и Евграфий Петрович уже открывает дверь… настоящей гимназии.