Архив

Новые поморские сказки

10 октября 2000 04:00
717
0

«Мой дед был сказочник. Звали его сказочник Леонтий. Говорили о нем: большой выдумщик был, рассказывал все к слову, все к месту. На промысел деда Леонтия брали сказочником.

В плохую погоду набивались в промысловую избушку. Начинает сказочник сказку длинную или бывальщину с небывальщиной заведет. Говорит долго, остановится, спросит: „Други-товарищи, спите ли?“ Кто-нибудь сонным голосом отзовется:

 — Нет, еще не спим, сказывай.

Сказочник дальше плетет сказку. Сказочник получал два пая: один за промысел, другой за сказки…»

Так писал знаменитый поморский сказочник Степан Писахов в предисловии к своему сборнику «Ледяна колокольня». Ужасно занимательная книжка, между прочим: одна смачная речь дорогого стоит. Но доведись классику (или его дедушке) очутиться в родном Архангельске нынешним сентябрем — пожалуй, отдохнул бы в стороночке. Потому как и в плохую, и в хорошую погоду все сознательное население города набивалось уже не в тесную промысловую избушку, а в просторные кинотеатры-дворцы. Причем виртуальные легенды, которые современные мифотворцы-кинематографисты привезли на свой профессиональный фестиваль «Созвездие−2000», самым загадочным и неожиданным образом перемешались с российской реальностью… А «пайки», то бишь призы и награды, раздавались лучшим российским сказочникам, то бишь актерам, в привычных народных традициях — щедро и в общем предсказуемо.

СКАЗКА ПЕРВАЯ. ПРОЩАЛЬНАЯ

Любовь пожилых людей всегда грустна. Особенно если она захватывает интеллигентных людей на фоне бандитско-рыночного капитализма — так и произошло в новом фильме Виталия Мельникова «Луной был полон сад». Сентиментальная история о разладе, который случился у пожилой семейной пары, прожившей долгую счастливую жизнь. Вера Андреевна (Зинаида Шарко) узнает в отталкивающем старике на рынке свою первую детдомовскую любовь Алешу. Алексей Иванович (Николай Волков) под благотворным влиянием воспоминаний молодеет и здоровеет. Муж Веры Андреевны (Лев Дуров) страдает и психует. А она чувствует себя как счастливая любимая женщина, которой предстоит сделать выбор.

Замечательные артисты, занятые в этом «треугольнике», были признаны лучшими исполнителями главных ролей, причем Волков и не заявленный в номинации Дуров этот приз поделили между собой. Похоже было, что немолодое жюри прослезилось… Жаль только, что никто из благородной троицы так и не доехал до Архангельска, чтобы лично торжествовать… Видимо, никто особенно не верил в победу.

А кстати, «Луной был полон сад» побил все рекорды по количеству призов: там еще и Вера Карпова получила свою мраморно-бронзовую свечу как лучшая исполнительница эпизодической женской роли. Злые языки не преминули отметить, что ежели б у фильма был другой продюсер — не по фамилии Сергей Жигунов, — то и призов ему бы обломилось значительно меньше. Но это уже из области фантазий…

СКАЗКА ВТОРАЯ. СКАНДАЛЬНАЯ

Любителям творчества Ивана Бунина этот фильм смотреть не рекомендуется. Нетривиальный «четырехугольник» несколько корректирует моральный облик лауреата Нобелевской премии по литературе. Авторская версия захватывает события в жизни писателя между 1928 и 1946 годами и основывается полностью на документальных свидетельствах, дневниках, мемуарах, письмах, связанных с поэтессой Галиной Кузнецовой. В роли коварной разлучницы Марги впервые в кино снялась стильная рыжеволосая Елена Морозова — внешним обликом сошедшая с полотен старых фламандцев или ранних итальянцев. Она получила приз «Созвездия» за дебют, обойдя Юлию Свежакову из «Барака» и Анатолия Лобоцкого из «Зависти богов».

СКАЗКА ТРЕТЬЯ. ПАТРИОТИЧЕСКАЯ

«Русский бунт» оказался совсем не бессмысленным и отнюдь не беспощадным по отношению к своим создателям фильмом. Масштабное творение Александра Прошкина продолжает поход за призами. На сей раз внимание жюри привлек не блистательный дуэт Владимир Машков — Сергей Маковецкий, а исполнительница роли второго плана Наталья Егорова. Она стала лучшей в этой номинации, и не только. Жюри также отметило ее работу в картине Валерия Огородникова «Барак». А мы добавим, что на днях выходят «Тайны дворцовых переворотов», где она блистает в одной из главных ролей…

СКАЗКА ЧЕТВЕРТАЯ. НОСТАЛЬГИЧЕСКАЯ

Как молоды мы были… Начало 50-х, Урал, мощная коммуналка-барак, где на «тридцать восемь комнаток всего одна уборная». Все это не мешает обитателям социалистического «рая» любить, рожать детей и искренне радоваться жизни. Драма Валерия Огородникова посвящена поколению родителей, вкусивших все прелести тоталитаризма и не потерявших при этом ни силы духа, ни чувства юмора.

Герой Леонида Ярмольника — ушлый фотограф, ловко приклеивший голову своей знакомой к роскошному телу Данаи и зарабатывающий на продаже наивной порнушки. Героиня Натальи Егоровой (снова!) — оскорбленная мама двух дочерей. Все кончается хорошо — порок наказан, добродетель торжествует, обидчик несет заслуженное наказание — женится на жертве. Два приза «Созвездия» — за лучшую мужскую и женскую роль второго плана — оказываются вполне заслуженно у Леонида Ярмольника и Натальи Егоровой.

СКАЗКА ПЯТАЯ.

ПАНСКО-ШЛЯХЕТСКАЯ

Само появление Александра Домогарова в Архангельске смахивало на хорошо срежиссированное шоу. На торжественном вечере закрытия в драматическом театре Северодвинска после объявления его как победителя в номинации «Легионер» (лучший русский артист в иностранном фильме) за участие в польском фильме Ежи Гофмана «Огнем и мечом» повисла некоторая пауза. А затем достопочтенной публике было сообщено, что кумир уже в воздухе и летит со страшной силой в направлении драмтеатра. Спустя пару часов артист действительно «нарисовался» на сцене комплекса «Модерн», где и принял из рук Сергея Жигунова долгожданную награду, с которой потом уже и не расставался.

Надо сказать, что костюмная историческая драма по произведению классика польской литературы Генрика Сенкевича вывела Домогарова в число звезд не только отечественного розлива.

СКАЗКА ШЕСТАЯ.

СОЛОВЕЦКАЯ

Для многих — это лучшее кино всего фестиваля. Не зря так рвались туда и артисты, и журналисты. В первый десант вошли члены жюри, в том числе и Николай Петрович Бурляев, застрельщик православно-патриотического фестиваля «Золотой витязь». Николай Петрович нынче готовит к опубликованию загадочный документ-манифест касательно «кинематографа духа» (!) и поэтому вовсю вдохновлялся соловецкими пейзажами и многозначительно цитировал Евангелие, в частности, слова, относящиеся к непростой профессии участников смотра: «Невозможно не прийти в этот мир соблазнам. Но горе тем, через кого они приходят». Он предлагал почаще об этом вспоминать актерам: «И тогда будем действительно достойны любви нашего народа».

Остальные члены жюри — Наталья Белохвостикова с дочерью Наташей Наумовой, литовец Альгимантас Масюлис, азербайджанец Расим Балаев — хоть ничего такого глобального не замышляли и не декларировали, но наслаждались древними островами не меньше Бурляева.

 — Я убежден, что рано или поздно мы тоже будем богами, — поразил позднее коллег председатель жюри Виктор Степанов. — Все работы очень талантливы. Какой же критерий? Наш подход к нравственному человеку стал основой наших размышлений. И сразу все начало становиться на свои места. Ибо каждый из нас только и ожидает исследования глубин в сердце… Там, где мы разыгрываем игры в казаков-разбойников, — к сожалению, теряется человек. Поэтому мы отыскивали в работе пять-семь миллиграммов души — это и есть наша точка отсчета.

Короче, «звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас» — эта установка Иммануила Канта вполне пригодилась для девиза северного «Созвездия−2000». Возьмет ли ее на вооружение российский кинематограф — еще вопрос.