Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Одной крови

Илья Легостаев
15 марта 2004 03:00
603
0

«Кроме бархатного мрака, Он не видел ничего, Упыри да вурдалаки, Сотоварищи его», — выводят Эдмунд Шклярский и Вадим Самойлов. Все в черном, глаза рок-звезд недобро сверкают. Настоящая жуть, и не исключено, что именно такого воздействия на публику хотели добиться лидер «Пикника» и креативная «половинка» «Агаты Кристи», когда начинали записывать совместный альбом. Труд получил название «Тень Вампира», а любители готики отхватили кусочек мрачного удовольствия.

«Кроме бархатного мрака, Он не видел ничего, Упыри да вурдалаки, Сотоварищи его», — выводят Эдмунд Шклярский и Вадим Самойлов. Все в черном, глаза рок-звезд недобро сверкают. Настоящая жуть, и не исключено, что именно такого воздействия на публику хотели добиться лидер «Пикника» и креативная «половинка» «Агаты Кристи», когда начинали записывать совместный альбом. Труд получил название «Тень Вампира», а любители готики отхватили кусочек мрачного удовольствия.

«Тень Вампира» — это десять тягучих песен, где странным образом мешаются страдальческий вокал фронтмена «Пикника» с манерным пением Вадима Самойлова, тягучие гитары с этническими инструментами, готика с электрикой и прочие малосопоставимые вещи. Артисты нашли друг друга совершенно случайно. «Агата Кристи» записала свою версию песни «Я Невидим» для трибьюта «Пикника», а г-н Шклярский был как раз озадачен странным непредсказуемым ходом.

Шклярский: — После появления альбома «Вампирские Песни» возникло смутное желание сделать нечто иное, но не продолжение и не «Вампирские Песни-2». Так вышло, что новые песни предполагали некоего, воображаемого на тот момент, исполнителя (такой, ожидающей своей материализации, песней стала, в частности, композиция «Теперь Ты!»). Так и возник Вадим. Лично меня в этом проекте как раз больше всего интересует сочетание «пикниковских» песен с вокалом Вадима. Я думаю, за счет этого смешения получилась совершенно неожиданная краска.

Самойлов: — Как выяснилось, Эдик сильно симпатизировал и «Агате Кристи» в целом, и моей продюсерской деятельности в частности. Я же еще в молодости очень любил «Пикник», даже виниловые пластинки остались. Мне нравился их холодный романтизм, тот самый, который позже взяли на вооружение «Наутилус». Еще яркое личное начало вместо политики и социальных протестов. Они тогда были чуть ли не первой группой, которая обращалась исключительно к человеку. У них в текстах почти нет местоимения «я», вместо этого совокупность странных образов. А странности мне всегда импонировали.

Обоюдные симпатии, правда, не избавили музыкантов от одной большой проблемы. Две рок-звезды в одной студии — это еще хуже, чем две хозяйки на одной кухне. Пение под чужую дудку просто исключалось, и поэтому музыкальное развитие пластинки довольно скоро зашло в тупик.

Самойлов: — Они в Питере, я в Москве, у всех гастроли, и работа носила авральный характер. Мы встречались раз в две недели, и я пел уже готовые песни. Довольно скоро стало ясно, что вдвоем работать над альбомом не получается, поэтому решили делать это порознь. Через месяц выходит вторая версия этой пластинки, где каждая песня будет дублирована моей. Отличаются они радикально.

Впрочем, термин «радикальность» больше подходит к альбому, который уже издан. Получился настоящий восхитительно угрюмый «Пикник», который слегка молодит вокал Самойлова. У последнего музыкальные версии более легкомысленные и радиоформатные. Тем не менее обе рок-звезды остались довольны как друг другом, так и совместной работой.

Шклярский: — В альбоме ни разу не пропето слово «вампир», но реализовалось желание создать атмосферу готико-электрического музыкального пространства, с использованием лютни, струнных и духовых средневековых инструментов, название которых язык отказывается произносить…

Самойлов: — Мне понравилось, что работали мы на полном доверии. Когда я продюсировал «Титаник» «Наутилуса», то было понятно, что есть продюсер, предлагающий идеи, а есть заказчик, ставящий точку. С Эдиком мы были на равных.

Впрочем, погрузиться в альбом с головой г-н Самойлов не решался еще и из родственных чувств. Его брат Глеб — персонаж страшно ревнивый ко всему, что происходит за бортом «Агаты Кристи». Особенно в момент, когда екатеринбургские рок-корифеи озадачены очередным номерным альбомом.