Архив

Доспехи йога

6 ноября 2000 03:00
1777
0

Первое, что бросается в глаза в городе Киеве, — обилие аптек, банков и закусочных «Макдоналдс». Перефразируя известное замечание Ильфа и Петрова, можно сказать, что жители Киева рождаются только для того, чтобы открыть себе счет, съесть биг-мак, потом пулей в аптеку за слабительным — и умереть. Но первое впечатление, как всегда, обманчиво. Киевляне еще занимаются йогой. Это массовое помешательство постигло Украину несколько лет назад, когда в Киеве и Чернигове появились очень сильные школы, исповедующие разные направления йоги. Один из первых в СССР йогов Андрей Сидерский тоже живет в Киеве. В 1978 году ему попалась самиздатовская книжка о йоге. Попробовал заниматься — и, что называется, засосало. Сейчас 40-летний Андрей считается одним из самых известных мастеров в Европе. У него несколько групп учеников, он проводит семинары и занятия по всей стране и помимо йоги снимается в Киеве для рекламы оружейных магазинов и ковров. (Фотомоделью Сидерский стал тоже благодаря йоге: атлетическое телосложение плюс невероятная гибкость позволяют ему изображать такие загогулины, что любой гимнаст обзавидуется.) Кроме того, Андрей пишет музыку и стихи. В ближайших планах — выпустить видеопособие по занятию йогой в офисе.

 — По всей видимости, к йоге народ приходит, когда уже некуда больше деваться?

 — Кто как. Мне, например, просто стало интересно, решил попробовать. А потом понял, что имею дело с совершенно универсальной тренинговой системой, которая позволяет развивать и тело, и сознание. Ни в одном виде спорта такого нет.

 — Вы занимались по книгам или пользовались помощью каких-то мастеров?

 — Года до 92-го я занимался исключительно по книгам. Потом я познакомился с Виктором Ванкутеном и Анжелой Фармер. Это, пожалуй, и по сей день одни из самых сильных мастеров йоги в мире. Мы до сих пор дружим, переписываемся, обмениваемся подарками. Позже я уже общался со многими всемирно известными йогами, работал два месяца в качестве ассистента-переводчика у китайского мастера — в общем, много интересного узнал.

 — Основная часть населения знакома с йогой по бородатой шутке о том, что йоги спят на гвоздях, потому что с шурупов труднее вставать. Зачем все эти истязания?

 — На гвоздях никто не спит — это полный бред. Лежат — да. Но неужели вы думаете, что ипликатор Кузнецова стал первым открытием этого эффекта — притока крови к различным органам от множественных уколов? Любой человек может, например, встать на битое стекло — и ничего ему не будет. Это просто шоу, рассчитанное на профанов. Знаете, существует странная закономерность: позы, которые выполняются на грани возможностей человека, — они не зрелищны. А те асаны, которые выглядят как свернутые узлы, как правило, делаются элементарно. Циркачи этим умело пользуются.

 — Вам приходилось использовать свое искусство в каких-то бытовых аспектах?

 — Какую из его частей?

 — Ну, скажем, гибкость тела.

 — Ну конечно. Мне, например, не надо приседать, чтобы шнурки завязать. Даже ноги сгибать не надо. Но это неинтересно. Вот умственные возможности — это другое дело.

 — Например?

 — Ха, так я вам и рассказал! Да нет, просто как-то происходит все на автомате, не запоминается. Вот вы используете умение разговаривать — попробуйте привести пример… Если я умею изменять режим работы мозга, я пользуюсь этим не задумываясь. Ну например: захожу я в туалет и понимаю, что унитаз сзади протекает. Заглянул — действительно протекает. То есть, сосредоточившись на процессе использования унитаза, я осознал, что он неисправен. Или, там, заворачиваю за угол, чувствую: что-то там сейчас упадет — и действительно падает кусок штукатурки.

 — Связь с космосом?

 — Скорее со штукатуркой. Нет, просто мы не используем тех возможностей, которые у нас есть. Акулы, например, воспринимают электромагнитные поля. Мы тоже их можем воспринимать.

 — Насколько я понимаю, не обладая натренированным телом, невозможно привести в порядок свой ум.

 — Нет, можно. Есть люди, у которых то ли от рождения, то ли в результате какого-то стресса включаются возможности, скажем так, суперсенсорного восприятия. Просто этот процесс требует много энергии. И кроме того, им надо управлять. А средств для управления нет. Человек начинает болеть. Есть, конечно, исключения, но это большая редкость. Здесь аналогия очень простая: давайте возьмем 486-й компьютер с 16-ю «метрами» памяти и поставим на него 98-й Windows. Ну встанет он, может, даже будет немножко крутиться. Но в конце концов там накопится такое количество ошибок, что система просто погибнет.

 — Чтобы достичь каких-то результатов, человек должен постоянно заниматься йогой — или можно оздоровиться за несколько занятий?

 — Для улучшения состояния здоровья я бы лучше посоветовал цигун. Это оздоровительная гимнастика, она гораздо проще и в этом плане не менее эффективна. Просто если человек начинает заниматься йогой и въезжает в это, он, как правило, не уходит. Он начинает замечать, что до этого не замечал 70% красок жизни. У него раскрываются всякие творческие способности, он начинает рисовать, писать стихи, становится крутым специалистом в своей области… Особенно, кстати, математики много извлекают из йоги. Если кто-то бросает — значит, не въехал. Тут проблема вот в чем: когда мы усиливаем свои положительные качества, наружу одновременно вылезает все дерьмо. Если человек сумеет отделить одно от другого — он остается. Если нет…

 — У вас много учеников?

 — Понятия не имею. Поверьте, самое простое — создать какую-нибудь школу, построить шеренги и повести их к светлому будущему, не забывая при этом собирать мзду. Я мог уже 10 лет назад иметь свои школы, храмы, своих последователей по всей стране, черт знает что еще — но мне это не нужно. Здесь, в Киеве, у меня постоянно работает группа, ходят где-то 40—50 человек. Сколько всего прошло, не скажу, но у многих моих бывших учеников есть сейчас свои группы, разбросанные по всей стране. Меня эта ситуация вполне устраивает.

 — Что за люди сейчас увлекаются йогой?

 — Когда все это начиналось, в основном это были дамы лет 40—50, которым нечем было заняться, но было достаточно болячек. Для социально активной части населения йоги были, понятно, факирами, жующими стекла и спящими на гвоздях. Сейчас же занимается молодежь, причем именно социально активная. Особенно — люди творческие. Тут, вероятно, сказывается влияние Запада. В Америке занимаются йогой многие известные музыканты и киноактеры. Как у наших звезд обстоят дела, я не знаю.

 — Вам приходилось отказывать человеку, который хотел заниматься под вашим руководством?

 — Нет. Люди, которые ищут психоделическо-эзотерическую тусовку, которые хотят почувствовать себя пупом земли и хотят, чтоб им в этом помогли, — они уходят сами. Хочешь заниматься? Мое время и аренда зала стоят столько-то. Устраивает? Вперед. Потом я уже говорю человеку, что он может, а что нет. У нас был тренинг в Крыму, причем я проводил его для инструкторов и сильных практиков. И приехала одна дама, которой я сразу сказал: вы не сможете сделать и десятой части того, что я предлагаю, отправляйтесь домой.

 — Очевидно, йоги должны себя сильно ограничивать в питании и всяких излишествах нехороших, типа сигарет и алкоголя.

 — Нет. Какой смысл заставлять себя через силу отказываться от какого-то аспекта своего образа жизни? Но если человек начинает изменяться, то просто тело ему говорит: ситуация с алкоголем, сигаретами, наркотиками себя исчерпала. Можно, конечно, себя заставить продолжать употреблять все это, но зачем? То есть не «я выкурю сигарету, и на тренировке мне будет тяжело», а «я выкурю сигарету, но все равно ничего не почувствую». Хотя, с другой стороны, бывают ситуации, когда необходимо закурить или выпить, — всякое бывает.

 — Я смотрю, вы особой диеты не придерживаетесь. Вот только что два здоровых куска торта съели, мороженое. Чай с сахаром, опять же.

 — Я ем что хочу, сколько хочу и когда хочу. И алкоголь тоже употребляю. Просто это бывает редко и, как правило, понемножку. Водку я не люблю, хороший коньяк — редко, красное вино — это вполне уместно. Но только в ограниченном количестве, потому что чувствует печень и происходит потеря энергии.

 — То есть йоги — отнюдь не угрюмые люди, ведущие аскетический образ жизни?

 — Ну возьмите Мадонну и Тома Круза — две звезды, достигшие очень серьезных успехов в йоге. Конечно, их профессиональные данные можно обсуждать, но то что йога помогает им в работе — это точно. С Мадонной, например, занимается очень известный мастер — Дэвид Вайф. Он один из самых сильных специалистов в Америке.

 — Какие-то аморальные поступки с точки зрения йоги наносят вред человеку?

 — Не столько поступки, сколько отношение к ним. В одном социуме измена жене считается кошмаром, а в другом — если гость откажется от жены хозяина, то для последнего это будет позором. Если человеку по барабану — ничего не будет. Если же он начинает генерировать какие-то негативные эмоции, они ему повредят. Поэтому очень важной частью практики йоги является возникающая в человеке отрешенность. Он просто перестает воспринимать как оскорбление то, на что он обижался до этого.

 — Как ваша семья относится к вашему занятию? Не считает, что это все ерунда?

 — Какая ж это ерунда? Ерунда была в советские годы, когда мне родители говорили, что это империалисты подбрасывают эти дурацкие книжечки советской молодежи, чтобы отвлекать ее от светлого дела строительства коммунизма. А сейчас я зарабатываю йогой деньги, и зарабатываю хорошо.

 — А можно подобрать, скажем, асану для повышения потенции?

 — Ну, одной не обойдешься, а комплекс из нескольких асан — пожалуйста. Кстати, что касается потенции, тут йога — это просто лучшее средство. Действует очень эффективно и достаточно быстро. Правда, есть один побочный эффект.

 — Какой?

 — Женщины перестают интересовать. Нет, не в том смысле, конечно. Просто начинаешь присматриваться к внутреннему миру человека, а не к внешности.