Архив

«В фильме также снимались…»

20 ноября 2000 03:00
2567
0

Эту тему не принято обсуждать в киношных кругах. Не то чтобы она специально замалчивается, нет, просто всегда больно обжигает ранимое сердце любого артиста, вне зависимости от степени его дарования. И хоть Станиславский и утверждал много лет назад, что не существует маленьких ролей, а есть маленькие актеры, маленькие роли все-таки есть — это роли не главные, а значит, вторые роли. Одним артистам их удалось удачно избежать, всегда оставаясь на первом плане, другие, во множестве собрав роли подобного толка, вырвались в герои и героини, а третьи, так и не дождавшись крупных предложений, запомнились зрителю по череде хорошо сыгранных, но не главных ролей. Как объяснить такую несправедливость? Характером артиста, прихотью режиссера, усмешкой судьбы? В надежде найти ответ на этот вопрос я предложила встретиться со мной мэтру отечественного кинематографа Эльдару Александровичу Рязанову и актерам Владимиру Борисовичу Сошальскому и Тамаре Макаровне Носовой.

О массовке и групповке

 — В кино существует массовка, групповка, эпизод, просто роли и главные роли. Набором массовки занимается второй режиссер, и его профессионализм заключается в том, чтобы создать жизненный фон, органично сочетающийся с сюжетными линиями. Люди подбираются с занятными, запоминающимися лицами. Отыскивают их в актерском отделе киностудии. Групповка — лица, сопровождающие действие, такие небольшие, сквозные роли. Вот, например, в «Девчатах» — это девчонки из общежития, проходящие через весь фильм. У меня в «Гараже» целый ряд таких персонажей — влюбленные, женщина с протухшей курицей. Там из 30 человек 10 играли главные роли, 8 — просто роли, а остальные — роли второго плана. Эпизоды, как правило, поручаются выбившимся из массовки артистам. Это зависимые очень люди. Хотя сама профессия подразумевает зависимость.

О бриллиантах и сигаретах для Абрама Семеновича

Артист, приходящий даже на малюсенькую роль, должен быть высокопрофессионален. И зачастую поиск свежего лица на эту роль не оправдывается, на мой взгляд, здесь гораздо интереснее видеть уже знакомое. Кадр с известным лицом — это бриллиантик в картине. Например, в «Старых клячах» крошечную роль играет Михаил Державин, в «Берегись автомобиля» Галина Волчек появлялась в эпизоде, в комиссионном магазине, в «Вокзале для двоих» Шурик Ширвиндт участвовал всего в двух сценах в роли пианиста. Если актер талантлив, он может играть и героя, и эпизоды. Хотя я не люблю это слово — эпизод, в моей картине «Берегись автомобиля» я даже первый раз написал в титрах: снимались в главных ролях, в ролях и в маленьких ролях. Маленькую роль очень трудно сыграть — мало драматургического материала. В моей практике был совершенно невероятный случай, когда я стал, можно сказать, жертвой собственного начинания. Снимал фильм «Дайте жалобную книгу». Два героя, которых играли Олег Борисов и Анатолий Кузнецов, влюблены в героиню Ларисы Голубкиной. И в сцене, где во дворе ее дома между мужчинами происходит серьезный разговор, к ним должен подойти некий субъект, попросить сигарету, сказав: «Беру две, одну для Абрама Семеновича», и уйти. На этот эпизод я пригласил Ролана Быкова — феерическую личность. Он, естественно, сразу потянул одеяло на себя. Он так импульсивно фонтанировал, столько всего наиграл в этой сценке, я увлекся, мы фантазировали. А когда посмотрел отснятый материал — ахнул. Ведь фильм совсем про другое, а не про персонаж, который попросил две сигареты, одну для Абрама Семеновича. Пришлось все выкидывать и приглашать на эту роль не менее замечательного артиста Михаила Пуговкина, который, к счастью, уже сыграл все спокойно и точно, как у меня это было задумано, четко выполнив задачу.

Помимо малого драматургического ряда у ролей второго плана существует еще один минус — короткий отрезок времени, за который актеру нужно успеть создать незабываемый образ. Вспомните Раневскую в «Тапере» Пархоменко. Мы фильм забыли, а помним эту ее аккомпаниаторшу. В таких ролях важно, чтобы внешность актера, его психофизические данные совпали с социальной сущностью героя. В «Берегись автомобиля» Яков Михайлович Ленц играет киоскера, торгующего сигаретами «Друг» — такой несчастный, затюканный, больной, старый еврей. Продавец того времени. Штирлица-Тихонова в этот киоск явно не посадишь. И еще, роль второго плана не обязательно характерная, может требоваться только фактурность, допустим, красавец с хорошим телом и благородным лицом.

О Фрейндлих

и Ахеджаковой

Можно ли со второго плана выйти на первый? Полагаю, что реально. Вот у меня в «Тихих омутах» небольшую роль нового русского играет Анатолий Лобоцкий. До этого он не снимался. Я его увидел в театре и пригласил. А после моей картины у Меньшова в «Зависти богов» он уже выступает в главной роли. Многое зависит от случая. В фильме «Берегись автомобиля» и «Старики-разбойники» я взял на главные роли Ольгу Аросеву. А ведь до этого из-за своей своеобразной внешности эта замечательная комедийная актриса играла только подруг героинь. Здесь мне помог жанр. А бывает, актер и правдив, и достоверен, но юмора в нем нет, значит, комедию не снимешь. Правда, нужно делать эксперименты, как я со Смоктуновским. И думаю, мой риск оправдался. Иногда стоит принимать решения, которые кажутся первоначально невозможными. Нередко режиссеры считают, что артист себя исчерпал, и его перестают приглашать. Ну, вы меня извините, если актер или актриса уникальны — это никогда не пройдет незамеченным. Вот Лия Ахеджакова — яркий пример того, как можно со вторых ролей переместиться на первые. Она начала с крохотного эпизода в картине «Зося», причем так его сыграла, что уже не могла повторить. И в цветную картину взяли черно-белый кусок из проб. После этого была роль подруги в «Иронии судьбы», и уже в «Служебном романе» я ей доверил, по сути, вторую женскую роль после Алисы Фрейндлих. У Фрейндлих, кстати, тоже был непростой путь. Алиса Бруновна сыграла небольшую роль в фильме Элема Климова «Похождения зубного врача», но это не произвело должного эффекта. И, будучи примадонной в питерском театре, кинематографом она оставалась не замеченной. Только после выхода на экраны «Служебного романа» пришел настоящий успех, но она к тому времени была уже сложившейся, потрясающей, зрелой актрисой.

Вообще все очень относительно и неоднозначно в кинематографе. Нельзя дать емкий совет по выживанию. Случается, актер крошечного дарования, но живой, занятный, удачно поймал волну, играет из картины в картину, и в итоге оказывается на вершине. Он ликует, потому что в глубине души знает, что взял ту высоту, которой, по большому счету, недостоин. А бывает, человек с замечательной внешностью, петь умеет, на лошади скачет, а использовали его всего в нескольких эпизодах. Спрашивается, почему? А потому, что в эпизодах этих он реплики произносил вяло, играл неярко — не запомнился. И это уже, конечно, человеческая драма.