Архив

Кадры решают все

20 ноября 2000 03:00
1280
0

…У НАС

Для воплощения собственной гениальной идеи режиссеру необходим актер. Помочь творцу найти своего героя берутся скромные работники актерского отдела «Мосфильма», официально именуемого сектором по подбору и учету актерских кадров. Прогресс не стоит на месте, и этой структуры тоже коснулись преобразования. Огромные стеллажи с карточками актеров — это уже анахронизм. Вся система компьютеризирована. В огромной базе данных на сегодняшний день числится около 5 тысяч человек, включая, естественно, иногородних актеров. Прежняя картотека безнадежно устарела, и сейчас сотрудники заняты созданием новой. Но ситуация несколько изменилась, если раньше артист был заинтересован, чтобы информация о нем хранилась в недрах «Мосфильма», то сегодня сотрудники сами ходят по театрам, училищам и вузам, пополняя свой актерский фонд. Требования остались прежние: обязательное заполнение анкеты, где учитывается все — возраст, рост, вес, особенности фигуры, цвет глаз и волос, музыкальное образование, умение петь, танцевать, водить машину, спортивные навыки, владение иностранными языками, а также полный список работ (при условии, что таковые имеются) в театре и кино. К анкете прилагаются фотографии — портретные и в полный рост. Новая анкета почти повторяет старую, в ней отсутствуют только четыре пункта: партийность, правительственные награды, категория актера и собственный гардероб (имелось в виду, что раньше артист мог иметь в бабушкином сундуке фрак, старинную обувь или дореволюционное бальное платье). Старожилы помнят еще такие времена, когда на киностудию для подбора героев в свои фильмы приезжал Дин Рид (одна из сотрудниц после его поцелуя неделю не умывалась), Радж Капур (выбрал балерину Ксению Рябинкину).

Эти люди заняты актерской кухней и поэтому хранят множество тайн, которыми не очень охотно делятся. Например, только они знают, что на обожаемый нашим народом фильм «Ирония судьбы, или С легким паром!» пробовались Гурченко и Миронов. И когда уже были утверждены Барбара Брыльска и Мягков, Людмила Марковна удивлялась: «Не понимаю, мне казалось, мы так хорошо с Андрюшей играли». Эти женщины еще помнят, как долго, почти до 40 лет, не снимали Станислава Любшина, как сначала не признавали Евгения Леонова, как первоначально воспринимали «в штыки» назначение на главную роль в фильм «Дом, в котором я живу» еще молодого Михаила Ульянова. Сравнивая вчерашний и сегодняшний день, сотрудники признают, что тогда подход был другой. Выбирать актеров в свой шедевр всегда приходил сам режиссер, давал прочитать девушкам весь сценарий, внимательно просматривал картотеку и прислушивался к советам. Ведь как часто мнение именно этих женщин решало судьбу артиста. Сейчас актерский отдел является чисто информативной службой. По словам руководителя отдела Ирины Коккиниди, «главная задача — восстановить утерянную из-за развала Союза связь с театрами России и ближнего зарубежья, совершенно уникальные дарования из глубинки должны быть востребованы. Допускаю, что мы не нужны таким известным актерам, как, допустим, Меньшиков, который имеет собственного агента. Или тем, кто уже не хочет светиться на экране, как Маргарита Терехова. Но мы необходимы другим. Я их всех очень люблю. Актеры, как дети, такие ранимые, часто приходят, жалуются, что их не снимают, не замечают, а время идет. Но вот в этом мы им никак помочь не можем». Сколько раз они доказывали свою незаменимость, бывало, прибежит режиссер, весь в мыле, с криком: «Мне нужен кудрявый, русопятый!». А ему под нос сразу карточку — вот вам, пожалуйста. Много раз на роль утверждали только по фотографии. Сейчас режиссеры практически уже сами не заходят — ассистентов посылают. Те сценарии не показывают, а просто ставят задачу — нужен такой-то типаж. Отбирают несколько кандидатур и назначают собеседование с режиссером. Иногда, правда, и с типажностью возникают проблемы. В 90-х годах был огромный спрос на «качков» — снималось много русских боевиков. А из нашей сегодняшней жизни совсем ушел типаж простака. Раньше их была тьма-тьмущая, а недавно понадобился такой, так из двух альбомов с большим трудом удалось наскрести всего двух человек. Но кроме картотеки «настоящих», дипломированных артистов на «Мосфильме» существует еще огромный фонд «не настоящих» — это дети и массовка. Встать сюда на учет можно совершенно бесплатно, и поэтому он пополняется ежедневно. Симпатичных, общительных ребятишек для съемок в рекламе родители приводят сами. И надо сказать, этот фонд, который насчитывает 1000 с лишним человек, достаточно востребован.

…У НИХ
Слово «кастинг» появилось в нашем лексиконе с широким распространением видео в конце 80-х — переводчики почему-то никак не хотели его переводить, а потому просто озвучивали английский вариант. Сейчас, когда кино-видеорынок стал более-менее цивилизованным, в титрах это слово иногда переводят как «подбор актеров», а иногда так и оставляют кастингом. Отчего это зависит — науке неизвестно, исключительно от симпатий переводчиков, потому что «подбор актеров» — это совершенно правильный русский эквивалент английского «кастинг». Хотя оригинальный вариант имеет куда более широкое значение, кастинг — это подбор не только актеров, но и режиссеров, манекенщиц, танцоров, торговых агентов или дворников.

Обычно подбором актеров для фильма занимается режиссер по кастингу или, в случае крупномасштабного проекта, целая команда под руководством режиссера. Этот человек примерно знает, какое количество актеров потребуется для съемок фильма и какими характеристиками должен обладать тот или иной персонаж. Примерно, потому что до самих съемок сказать это точно абсолютно невозможно, творческий процесс все-таки. С этим списком режиссер обращается в то или иное актерское агентство, а то и в несколько сразу, где и начинается очень долгий и утомительный просмотр кандидатов.

Соответственно, каждый актер имеет своего агента (состоит в агентстве), который и предлагает своего подопечного режиссерам по кастингу. Делает он это, естественно, не из энтузиазма, а за плату — стандартная плата агенту в Голливуде составляет 10% от гонорара. Таким образом, агент сам заинтересован в продвижении клиента. Как и большая часть современной индустрии развлечений, эта область давно разделена на сферы влияния: существует несколько крупных агентств, которые и контролируют подавляющую часть рынка актеров. Самое крупное и влиятельное из голливудских актерских агентств — Creative Artists Agency (CAA).

Несколько иная ситуация со звездами. Они тоже состоят в агентствах и также выплачивают им проценты с гонорара, но в их случае эта сумма может варьироваться. Согласитесь, платить, например, Арни Шварценеггеру своему агенту Уилльяму Морису 10% с 25-миллионного гонорара — это многовато, так что в подобных случаях соглашения заключаются в индивидуальном порядке.

Не всегда звезды общаются и с режиссерами по кастингу. Не редки случаи, когда проект с самого начала разрабатывается под какую-то звезду. Например, многострадальный фильм о Муххамеде Али, с которым Майкл Манн и Уилл Смит носятся уже добрых полгода. Почему студия Colambia просто не сменила эту парочку на более сговорчивую, когда Манн и Смит потребовали увеличить бюджет? Потому что права на экранизацию принадлежат режиссеру и актеру, так что в данном случае именно они выбирают студию, а не наоборот.

Но бывают и звездные кастинги. К примеру, на роли в только что вышедшей комедии «Ангелы Чарли» претендовало сразу с десяток знаменитостей, в том числе Дженнифер Лопез и коллектив Spice Girls в полном составе. Но продюсеры устроили претенденткам настоящие смотрины и в конечном итоге выбрали Кэмерон Диаз, Дрю Бэрримор и Люси Лиу. Так что и звезды могут иногда почувствовать себя простыми смертными.