Архив

Мама выйдет замуж?

4 декабря 2000 03:00
740
0

Слухи ходили давно. Еще летом на концерте-презентации первого альбома «Чичериной» произошел инцидент, на который, впрочем, тогда и внимания не обратили. Всем желающим было предложено придумать про группу частушку. Прочесть со сцены, взамен получить диск. И вот один пацан среднешкольного возраста выдал: «Юлия Чичерина классная девчонка, а вот тут недавно родила она ребенка»… Народ не понял. Ведущий пожурил мальца за излишний интерес к чужой личной жизни. А ведь устами младенца, как водится, глаголет истина. У Юли действительно есть ребенок. Дочка. Она долго скрывала этот факт от журналистов. И только «МК-Бульвару» согласилась наконец показать малышку и поделиться с нами сенсационными подробностями.

С маленькой Майей — ей полтора года — мы познакомились во время фотосессии. Спокойный, любопытный, уверенный в себе ребенок. Она не боится незнакомых, она вообще на равных со взрослыми. Тут же приносит мне книжку стихов Агнии Барто: ну, тетя, давай читать. Требовательно, но без истерик, тянется к взрослым журналам и взрослой еде. Юля ест суп из пакетика и салат. И с Майкой приходится делиться. Она смешная и трогательная — белокурая, бровки домиком, надутые губы — кажется, вот-вот заплачет, хотя на самом деле Майя не плакса. Внешне она совсем не похожа на Юлю.

 — Это сейчас она на меня уже похожей становится. А когда я на нее в роддоме глянула — вылитый Саша Бурый (бас-гитарист группы. — Авт.). Ты бы видела Сашкины детские фотографии — ну это же просто одно с Майкой лицо!

Кто отец ребенка — мы и сами догадывались. Юля с шестнадцати лет вместе с Сашей. Познакомились на какой-то музыкальной тусовке в Екатеринбурге и с тех пор неразлучны.

 — А по характеру Майя на кого больше похожа — на тебя, на Сашу?

 — Не знаю. Бурый говорит, что на меня — такая же хитрая. Вот, например, она поела и вилку — она и вилкой, и ложкой из детского набора уже сама ест — отдавать не хочет. Так она ее попой к стене прижмет и ручки показывает: нету.

…Дети никогда не «случаются» вовремя. В конце 98-го группа «Чичерина», уже раскрученная в родном Екатеринбурге, активно завоевывала аудиторию за его пределами. Еще несколько месяцев — и на «Нашем радио» с благословения Михаила Козырева появится в горячей ротации «40 000 километров». Словом, время брать Москву. И тут Юля поняла, что беременна… И очень обрадовалась. Вопроса «рожать или нет» и в мыслях не было. Сообщила радостную новость Саше — и он обрадовался тоже. И Юлины родители обрадовались. Правда, не сразу.

 — Я токсикозила, ходила по квартире с ведром, а маме говорила, что у меня давление. Она, конечно, догадалась: «Да ладно, давление! Давай рассказывай». И я ей все рассказала, прибавив, что обязательно рожу и что отговаривать меня бесполезно. То, что бесполезно, мама и сама знала. И хотя была не в восторге, смирилась. У отца меня «выкупила» — сама ему про ребенка сказала. Потом, еще до рождения Майи, они оба были счастливы, что у них будет внучка или внук.

Не считая упомянутого «давления», которое мучило Юлю пару месяцев и к которому под конец она уже стала привыкать, беременность прошла легко. Майка появилась на свет девятого мая. Обычный ребенок со «стандартными» для новорожденного весом и ростом. Только, со слов мамы, «очень щекастая».

 — Ну не такая же, как сейчас? Сейчас-то ей уже по возрасту положено.

 — Не такая, да. Сейчас она уже похудела, вытянулась…

 — Легко родила?

 — Я долго рожала — двенадцать часов, со стимуляцией… Наконец Майю показывают: поздравляем, мама, у вас девочка. Я: как девочка?! Вы что?! УЗИ пол ребенка не показывал: Майя была стеснительной, к «зрителям» попой лежала. А я хотела мальчика и до последней минуты надеялась, что он у меня и будет. Мы ему уже и имя придумали — Максим… Думали: если мальчик — Максим, если девочка — Катя. Но я еще в роддоме увидела, что наша дочка на Катю не похожа.

После долгих мучений, как же назвать дорогое чадо, Майя наконец стала Майей. Не потому, что майская. А в честь Юлиной бабушки. Прекрасным июньским днем Юля и Саша впервые после родов оставили дочку бабушкам и отправились на прогулку — пару остановок на трамвае прокатиться. Тогда Юля и придумала имя. И все опять очень обрадовались. И Саша, и Сашины родители, и Юлины…

Майе было чуть больше месяца, когда ее молодая мама вернулась на сцену — первый концерт группа отыграла в клубе «Фауст» в Екатеринбурге. Критики заметили, что «в новом качестве» Юля стала более «женственной и романтичной».

«Чичерина» делала первые шаги в шоу-бизнесе — первый клип, первый сингл, первый альбом, Майя — первые шаги в жизни. У мамы с папой свои дела и победы, у нее — свои. Малышка любит рисовать кисок и собачек, кататься с горки, купаться в ванне — родители подкалывают: «Май, ты рыба или жаба?» — «Жаба!»

Любимая игрушка — кукла Ляля, младенец мужеска пола, в натуральную величину и со всеми натуральными достоинствами. Эта игрушка досталась Юле во время акции, когда чичеринцы выменивали кукол на синглы «Ту-лу-ла». Любимая книжка — стихи Барто про мишку: «все равно его не брошу, потому что он хороший» (тут Майя нежно прижимается к маме) и про самолет, который «полетит под небесами, а потом вернется к маме» (Майя обнимает маму за шею).

Когда Саша с Юлей на гастролях, ребенком занимается няня. Бабушки-дедушки далеко и работают. Хотя у группы плотный гастрольный график, родители не пропустили главных событий в жизни дочки — ее первое слово и первый шаг.

 — Она пошла дома — несколько шажков от кресла до дивана. До этого прилично ходила в ходунках, уверенно стояла. Она у нас, кстати, вообще не садилась. Я научила ее вставать — привязала к кроватке ленточку, и Майя по ней поднималась. А потом начинала орать, потому что долго стоять она не могла, а как принять горизонтальное положение и не рухнуть — не знала. Придешь, уложишь ее — она тут же встает опять, упрямая, Телец по гороскопу. Когда Майка пошла, я была с ней, а Сашка в ванной. Хочу ему крикнуть: хватай скорее нож или ножницы и беги сюда — ну чтобы перед ножками ребенка «путь» обрезать, примета такая есть. А сама боюсь Майку испугать…

Первым взрослым, не исковерканным по-ребячьи Майкиным словом было «капуста». Папа малышки кашеварил на кухне и, видимо, от хорошего настроения напевал: «Капуста, капуста, жареная капуста». А дочка, которая все время крутилась рядом, тоже от хорошего настроения взяла и повторила.

Зато главное слово каждого ребенка «мама» Майя долго произносить не желала. Папа давно был «папой» и «Сашкой» (за мамой выучила), бабушки — «бабушками», а дедушки — «дедушками». А Юля была «дадей». Что в общем было обидно, потому что «дадями» были все остальные вокруг.

Сейчас Майя не только хорошо говорит, но и песни сочиняет. Про памперсы — их ей пока еще на ночь и на прогулку надевают. «Папельси, папельси, папельси» — поет она и тихонько шлепает себя по попе — вот они, папельси, где.

 — Она вообще очень музыкальна, — считает Юля. — Еще бы — я с ней в животе до восьмого месяца пела. Репетировала и даже, по-моему, на сцену выходила. Она под мои песни в животе «танцевала» так ощутимо, ножками била.

Несмотря на довольно юные годы (Юля родила в 20 лет), г-жа Чичерина оказалась мамой строгой и правильной. Еще во время беременности перелопатила кучу литературы по здоровью и уходу за детьми. Она в семье главный воспитатель: «Саша очень мягкий человек, дочка на нем ездит и в прямом, и в переносном смысле».

 — Например, Майя не ест. Я спокойно тарелку убираю — до следующего раза ходи голодная. И кусочничать ей не даю. Жалко ее, конечно, ужасно, когда она потом начинает просить «кушать, кушать». Но я не хочу ее очень баловать. Меня вот слишком баловали, как я теперь понимаю. У меня ведь есть старшая сестра Дина, и меня, понятное дело, баловали как младшенькую.

Конечно, Майя не ангел. Может и покапризничать, громко возмутиться, когда ее пытаются кормить с ложки — она все хочет делать сама, когда уводят с горки, когда пытаются надеть шапку. Юля с ней играла в «бабусю»: повязывала голову шарфом и говорила скрипучим старческим голосом. И теперь, хотя Майя любит эту игру и уже сама маме шарф несет: «Не хочу маму, хочу бабусю», с себя все шапки тут же стаскивает с ревом: «Я не бабуся!». В день же нашего знакомства Майя была так тиха и покладиста, что я не выдерживаю:

 — Юль, ведь ты и беременность хорошо перенесла, и Майка получилась такой замечательной. Ты еще одного ребенка не хочешь?

 — Ага, одного, двоих, троих…

 — Пятерых, шестерых… Предел — это сколько?

 — А нет предела. Ну пятерых родить — это правда легко.

 — И теперь уже мальчиков.

 — Не-е, теперь как раз только девочек. Они роднее. А мальчика — ну можно одного.

 — Рождение ребенка часто становится стимулом узаконить отношения. Вы с Сашей пока расписываться не собираетесь?

 — А мы и поженимся, когда у нас много детей будет. (Смеется). На самом деле Бурый время от времени делает мне предложение. А я пока говорю: подумаю.