Архив

Своя в доску

11 декабря 2000 03:00
853
0

Дженнифер Лопез прилетела в Париж на два дня. Поселилась в отеле «Крийон». Тут есть тонкость: вообще-то «Крийон» — это такой отель, где обычно останавливаются главы государств. А на звездах эстрады и кино в Париже специализируется другая люксовая гостиница — расположенный неподалеку отель «Бристоль». Но Дженнифер выбрала «Крийон» — наверное, потому, что ее всеамериканская шоу-слава уже сделала из нее официальное лицо Америки. При этом Дженнифер как бы своя в доску — и это результат труда бригады имиджмейкеров. Недавно на экраны США и Европы вышел фильм «Клетка», где она сыграла молодого психолога, время от времени являющегося на экран в образе Святой Девы — ну, или что-то вроде того, иконообразное. Очевидно, имиджмейкеры, поселившие Дженнифер в «Крийон» и обязавшие ее носить демократические прически, сочли эту роль единственно непозорной для звезды ее уровня.

По своему двухкомнатному номеру-сьюит с видом на площадь Согласия Дженнифер перемещалась, завернутая в большую шаль, что выглядело совсем по-домашнему. Время от времени Дженнифер начинает говорить с сильным испанским акцентом — но это у нее специальный трюк для журналистов. Ее сценический образ — горячая и сексуальная «латино», а в жизни Джен спокойна, рассудительна, у нее практичный ум и твердая воля стопроцентной американки.

— Вы получаете удовольствие от славы?

— С некоторых пор, я могу признаться, переживаю нечто особенное… Да, все в моей карьере движется сейчас так, как нужно, но я могу сказать, что много работаю для этого!

— Что изменилось в вашей жизни с тех пор, как вы стали так известны?

— Для своих близких я осталась прежней. Что до публики… Она знает о вас то, что читает в журналах, и невольно ассоциирует с вашим именем. Иначе говоря, ничего. Поверьте, что популярность — это такое явление… странное и очень беспокоящее.

— В одном из своих фильмов вы играете певицу, на которую покушается ее поклонник. Вы не опасаетесь подобных ситуаций в жизни?

— Но у меня есть люди, которые отвечают за мою безопасность. Кроме того, я нахожу, что не нужно зацикливаться на этом, и совершенно точно невозможно думать об этом двадцать четыре часа в сутки.

— Джен, от чего вы больше тащитесь: от того, что вы — популярнейшая певица, или от того, что вы — признанная профессионалами хорошая актриса?

— (Смеется.) Мне просто повезло — я хорошо использую все свои данные. Я использую мою энергию конструктивным образом. Мой отец и моя мать воспитывали меня в том духе, что нужно хорошо выполнять свою работу.

— У вас безумная работа…

— Не такое уж безумие заниматься несколькими проектами одновременно. Самое главное — это уметь все распланировать, организовать. И чередовать жанры: фильм, альбом, потом снова фильм.

— Вы снимались вместе с Николсоном и Джорджем Клуни и у таких известных режиссеров, как Оливер Стоун и Фрэнсис Коппола. Почему вы согласились на участие в «Клетке» — фильме режиссера-дебютанта, в котором, кроме вас, других звезд нет?

— Мне понравился сценарий. Это было что-то очень отличное от того, что я прежде делала. Я знала, что в Голливуде будут раскручивать этот проект, и позвонила в студию New Line тамошнему патрону. Он спросил меня: тебя действительно интересует эта история? Мне она тоже нравится! Найдем режиссера и приступим к съемкам. Выбор режиссера — это было определяющим. Я тотчас же почувствовала, что Тарсем Сингх может возглавить этот проект. Что у него есть собственное видение, что он способен создать новый фильм без того, чтобы придать ему нервозность безукоризненно сконструированного психологического триллера.

— Говорят, для этих съемок вы работали с настоящим психотерапевтом?

— Ну да, чтобы он мне объяснил некоторые вещи. Кроме того, могу сказать, что ты всегда многому учишься от людей, которые так хорошо знают… себе подобных.

— Но вы сами никогда не прибегали к помощи психоанализа?

— Нет, мне как-то не приходило это в голову.

— Вы говорили в одном из интервью, что есть определенное сходство между вами как личностью и вашим персонажем — психологом Катрин. В чем оно состоит?

— Когда я утверждала, что между нами есть параллели, я имела в виду, что Катрин и я — мы испытываем одну и ту же страсть к перевоплощениям. Катрин обращается со своими пациентами по-особенному: очень реально и глубоко.

— Вас не раздражает, когда вас называют «латино»? И кто вы на самом деле — «латино» или «испано»?

— Ни то, ни другое. Мои родители — из Коста-Рики. По-испански я изъясняюсь неплохо, но не более того. Во всяком случае, сниматься предпочла бы только на английском… Успех — понятие не этническое. Успех зависит от конкретной индивидуальности. В общем-то я даже горжусь тем, что меня называют «латино». Но когда начинают говорить о какой-то «волне латино», к которой я якобы принадлежу… Я просто считаю себя частью человеческого общества.

— У вас очень много прозвищ — от Гитары до Королевы Нью-Йорка. Какое из них ваше любимое?

— Люди, которые работают со мной, называют меня Ма. Мой менеджер — Принцессой. Но самое клевое имечко — это Беа. Сокращенно от «бьютифул спаниш» (прекрасная испанка). Так называл меня один друг.

Родилась 24 июля 1970 года в Бронксе (штат Нью-Йорк).

В детстве Джен была большой задирой и очень любила подраться, особенно часто ссорясь со старшей сестрой Лесли (на фото ниже). Однажды она, разругавшись с сестренкой, гонялась за ней по дому с ножом.

Дженнифер росла в пуританской семье, поэтому впервые, по собственному признанию, поцеловалась в 15 лет. Это был соседский мальчик Дэвид Круз, с которым они вскоре и объявили о помолвке. Естественно, довольно скоро помолвка была расторгнута, так как больших чувств там и в помине не было.

Со своим первым мужем Ожани Ноа Дженнифер познакомилась в ресторане, где он работал официантом. 22 февраля 1997 года они поженились. Не прошло и полгода, как появились слухи о постоянных скандалах и скором разводе. Поначалу Лопез пыталась бороться со сплетниками, раздавала направо и налево интервью, в которых говорила, что они живут душа в душу. Но уже в мае 1998 года она была замечена в обществе рэпера Шона Комбса, более известного как Пафф Дэдди. Они провели двое суток в отеле в Майами, даже не пытаясь ни от кого скрываться. Тогда-то и выяснилось, что с Ожани Лопез развелась еще в марте.

27 декабря 1999 года, когда парочка со своими друзьями веселилась в нью-йоркском ночном клубе, один из приятелей Паффи затеял перестрелку. В результате три человека были ранены. Скрыться с места преступления они не успели, полиция поймала их через пару кварталов. Дженнифер, просидевшую в камере 14 часов, отпустили за отсутствием состава преступления. Паффу Дэдди пришлось заплатить залог в 10 тысяч долларов, а судебная тяжба длится до сих пор.

Сейчас они расстаются. Джен обвинила своего бойфренда в неверности. Хотя пару месяцев назад саму Дженнифер застали в фешенебельном лондонском отеле в постели с собственным телохранителем за просмотром порнофильма.

В декабре 1999 года Дженнифер Лопез стала самой дорогой звездой на Земле: она застраховала свое тело на один миллиард долларов.

Дженнифер мало того, что она сама звезда, она захотела и из своей собаки сделать кинознаменитость. Поэтому отдала своего чиахуахуа в лучшую в США собачью киношколу. Там же «учатся» питомцы Мэрайи Кэри, Сары Джессики Паркер, Мартина Скорсезе.