Архив

Капля дегтя

18 декабря 2000 03:00
683
0

Жизнь суперзвезд — не сплошная малина. Оказывается, в короткие промежутки между активным шопингом, светскими мероприятиями и крайне рентабельной работой в шоу-бизнесе они успевают еще подумать об очень плохих вещах, которые с ними некогда приключались, и испортить себе при этом настроение на долгое время.

Том Круз

Когда из семьи ушел отец, Том испытал такой сильный эмоциональный удар, что почти заболел неврастенией: сестры и мать часто находили его заплаканным на чердаке или в подвале их дома… Спас надломленную психику мальчика сосед, пожилой фермер, который сумел восполнить несчастному ребенку утраченную любовь и нежность ушедшего родителя: он учил мальчика завязывать галстук, водить машину, играть в футбол и даже общаться с девушками. Но, уехав из родных Сиракуз, Том вскоре забыл… своего старшего друга и пережитое в связи с уходом отца унижение. Ну, а став суперзвездой, и вовсе перестал вспоминать об этом черном периоде своей жизни.

В мелодраме «Магнолия» герой Тома попадает в схожую ситуацию, это дало Крузу повод сделать в интервью такое признание:

«Я испытываю невероятный стыд, когда вспоминаю своего соседа. Увы, я не помню его имени, не помню адреса… и даже не помню его лица.

Несколько лет назад я получил от него письмо, в котором он просил меня о материальной помощи, чтобы поправить свое здоровье… А я не ответил! Испугался зависимости. Может, я стал черствым и жестоким человеком? Во всяком случае, этот сосед — мое самое мучительное воспоминание!"

Пенелопа Круз

Испанская актриса, стремительно набирающая очки в Голливуде, считает, что ей здорово мешают мысли о несостоявшихся судьбах двух ее школьных подруг — Мариты и Лауры.

«Когда я облачаюсь в красивые и дорогие платья, сажусь в лимузин или просто слоняюсь по гостиничному номеру-люкс в центре Лос-Анджелеса, меня одолевают черные мысли: «А вот у них этого нет и никогда не будет. Они с трудом дотягивают до следующей зарплаты, у них одна пара туфель, а у меня десять». И так далее…

Настроение тотчас же падает, мне становится дурно. Поэтому я не могу наслаждаться своей славой в полной мере, увы!"

Эрик Робертс

«Я живу с постоянным сожалением, — сказал как-то актер, — что в свое время грубо обращался со своей женой Лайзой. Однажды дело дошло до того, что я в порыве ревности так оттолкнул ее от себя, что она ударилась головой о стенку. Пришлось вызывать «скорую».

Что только не делал Эрик, чтобы загладить свою вину перед ней. И покупал дорогие подарки, и бесконечно просил прощения у нее, и соглашался на любую ее прихоть — ничего не помогало. Во сне то и дело ему чудилась избитая им Лайза с окровавленной головой. А в периоды бодрствования одолевали те же воспоминания! Специально разработанная для Эрика его личным врачом программа психореабилитации не принесла положительных результатов.

«Я регулярно говорю себе: „Какая же ты, Эрик, сволочь…“ — и мне на какое-то время даже становится легче. Увы, это единственный способ хоть на мгновение облегчить свою моральную травму».

Келли Престон

Супруга небезызвестного Джона Траволты не раз признавалась в том, что ее спокойную жизнь отравляет… вечная борьба с микробами, которых она видит повсюду.

Свою прислугу Келли терроризирует по полной программе, заставляя сотни раз на дню вычищать спецсредствами столы, стулья, паркет, стены. Полотенца и постельное белье меняются ежедневно. «Я не знаю, откуда во мне развился такой комплекс, но он здорово мешает. Я бегу мыть руки и лицо, когда на вечеринке меня кто-то целует или случайно задевает плечом. Я хожу на приемы… со своей вилкой, а в сумочке всегда ношу антисептический лосьон!»

Интересно, что думает по этому поводу сам Траволта?

«Для жены самым большим ругательством, которое она может себе позволить, — говорит он, — является выражение: «Ты — скопище микробов!»

Шер

Каждый раз, когда Шер отправляется в супермаркет за покупками, она сразу начинает испытывать рефлекторный страх. Ей кажется, что она обязательно недосмотрит и купит просроченные хлопья или йогурты. Эта фобия появилась у актрисы-певицы после того, как она однажды отравилась старым кефиром. Даже после того как врачи убедили ее в том, что сей малоприятный инцидент произошел по ее же собственной халатности (она забыла поставить продукт в холодильник), Шер не успокоилась. «У меня портится настроение, как только я переступаю порог магазина. Мало того, страх съесть не то перешел в другую стадию. Я боюсь теперь ходить в рестораны, обедать в гостях и даже пить кофе в баре. Мне всюду чудится какая-то отрава…»