Архив

Стареют душой ветераны

26 февраля 2001 03:00
556
0

Криса Кельми в нашей стране не знают, наверное, только оленеводы. При этом внятно объяснить, чем он знаменит, сумеют лишь единицы. Вроде как музыкант, но единственное ощутимое тому доказательство — песня «Ночное рандеву» больше чем десятилетней давности. С другой стороны, две последних пятилетки имя Кельми то и дело появлялось на страницах газет и журналов и достаточно регулярно всплывало на ТВ. И объясняется это очень просто — Крис не пропустил ни одной более-менее заметной тусовки, так что его персона если и не была в центре внимания, то постоянно находилась в поле зрения телекамер. У него даже было прозвище — Ветеран Банкетного Движения.

-Все это уже в прошлом. Если я и был человеком, который старался откликаться на приглашения друзей, даже если на это и не было времени, то теперь я уже год или полтора не посещаю эти мероприятия.

— Из-за чего такая резкая перемена?
 — Ну, если копнуть, то это сложилось исторически. В 70-е годы мы пили портвейн в подъездах или на квартирах, когда мама и папа уезжали на дачу. Наконец мечта сбылась, мы перешли в капитализм, и теперь у нас на каждом углу есть ночные клубы. Но со временем всего стало так много, что начинаешь этим пресыщаться.

Второй момент — моя семья просто перестала меня понимать. Потому что вторая составляющая семьи не хочет ходить в такие места, а ходить одному — получается так, что в конечном итоге я оказываюсь там не один. Возникают пересуды, пятое-десятое.

А третье связано с тем, что для меня куда интересней не элитные клубы, а молодежные, потому что там очень правильная атмосфера. Но, к сожалению, в этих клубах я не могу себя почувствовать свободно, приходится забиться в уголочек, надеть парик или шапочку, в общем, кошмар.

— За время активного посещения тусовок не возникло какой-то градации: туда стоит идти, чтобы вкусно поесть, туда — пообщаться с друзьями, туда — еще потому-то?
 — Уже полгода я веду жесткий спортивный образ жизни и, что касается фабрик общественного питания, сейчас для меня куда важней найти хороший ресторан и там поужинать, чем есть какие-то бутерброды на фуршетах. В таких местах вообще лучше ничего не есть, а просто общаться. Для меня тусовка — это место встречи людей, которые в повседневной жизни видятся достаточно редко.

С этим можно поспорить, еще года два-три назад Криса каждый день можно было увидеть общающимся с друзьями на очередном мероприятии. Он так часто посещал различные заведения, что за ним закрепилась репутация главного халявщика отечественной эстрады. Создавалось ощущение, что он только и делает, что курсирует с одной тусовки на другую.

 — Да, у меня был такой период в жизни, когда я слишком часто появлялся в различных местах. В итоге у людей сложилось мнение, что у меня просто нет денег, чтобы самому сходить в ресторан.

— А на тусовки уходит много денег? Все-таки постоянно выходишь на люди, приходится покупать много одежды.
 — Вообще-то раньше я мало внимания обращал на свой гардероб. И этому есть свои причины — мое детство прошло не то чтобы в трущобах, но в андерграунде. Но в последнее время я решил, что горизонт должен быть расширен, и стал какую-то часть времени уделять выбору одежды.

— А есть такие персонажи, которых вы не хотели бы видеть у себя на вечеринке?
 — Нет, таких людей нет. Точно так же, как у меня нет врагов. Потому что мое сознание устроено таким образом, что плохое отсекается, остается только хорошее. Даже если они напьются, будут дебоширить, что неоднократно бывало. Но если человек занимается творчеством и результат мне интересен, то уже не имеет большого значения, что он будет вытворять. Ну пусть он пойдет и разобьет витрину, что ж… Зато будет событие для светской хроники.

— Есть такая вечеринка, которая будет вспоминаться всю жизнь?
 — С хорошей стороны запомнилось мое сорокалетие. В тот день меня все поздравляли, я приехал с прямого эфира, настроение замечательное, и тут телефонный звонок. Нежный девичий голос говорит: «Я с радиостанции „Юность“. Мы хотим завести ваши песни, но у нас пропали записи. Нет ли у вас чего-нибудь?» Потом из домофона раздался тот же голос: «Вот, это я тут подъехала…»

Я открываю дверь, а вместо девушки стоит молодой мужик. А в руках у него, как они говорят, волына. У меня перед глазами промелькнула вся жизнь, потому что об ограблении я тогда просто как-то не подумал. И я, страшно испугавшись, бросился на него. Была серьезная борьба в коридоре, он пару раз даже нажал на курок. Но потом выяснилось, что это вроде бы был не пистолет, а пугач, но все равно было очень громко.

И после всего этого я поехал в клуб. Там было много музыкантов, играли джем-сейшн, а потом был салют и песни до утра. Так что сама вечеринка, ее предыстория и мое эмоциональное состояние сложились для меня в единое целое. Такой вот получился энергичный день рождения.