Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Свадьба с приданым

31 мая 2004 04:00
1019
0

Их романтическая история любви началась с банальных пива и пиццы в сиднейском ресторане. В 2000 году Фредерик приехал в Австралию на Олимпийские игры. Его друг — племянник короля Испании Бруно Гомес Асебо — притащил принца с собой на вечеринку к своим приятелям, Мэри пошла туда же за компанию со своей подругой…

Что такое любовь по-королевски, известно не только королям: их жизнь в отличие, например, от жизни знаменитых актеров, которые могут в случае чего скрыться от навязчивых журналистов, всегда должна быть на виду. Поэтому всякие сплетни, слухи и сомнительные разговоры тут практически исключены: пресс-служба любого королевства добросовестно посвящает весь мир в мельчайшие детали жизни своих «подопечных» монархов, а те, в свою очередь, с детства обучены тщательно следить за каждым своим шагом.

Светской политической жизнью королей пусть занимаются другие — серьезные — издания. «МК-Бульвар» будет следить за их поступками (представьте себе, жизнь их величеств состоит не только из светских и благотворительных визитов) и «оступками» (в это сложно поверить, но оступиться и дать слабину может даже вышколенный по придворным правилам король).

В старых добрых сказках истории любви принцев и принцесс красивы, романтичны и полны бесстрашных подвигов. В жизни все гораздо прозаичнее. И только сказочный хеппи-энд с пиром на весь мир отчасти повторяется в реальной жизни. Свадьба наследного принца Дании Фредерика и принцессы Мэри, с королевским размахом прошедшая 14 мая, тому хороший пример. Сотни высокопоставленных гостей, самые изысканные и деликатесные блюда на банкете, редкие цветы, выбранные самой королевой Маргрете II и посаженные под ее чутким руководством, платье невесты от самого модного местного кутюрье Уффе Фрэнка, беспрецедентные меры безопасности — все это обошлось датскому двору в 20 миллионов евро.

Их романтическая история любви началась с банальных пива и пиццы в сиднейском ресторане. В 2000 году Фредерик приехал в Австралию на Олимпийские игры. Его друг — племянник короля Испании Бруно Гомес Асебо — притащил принца с собой на вечеринку к своим приятелям, Мэри пошла туда же за компанию со своей подругой. Это не было любовью с первого взгляда, так как Мэри строила глазки кузену Фредерика греческому принцу Николаусу. То ли Николаус не отвечал взаимностью разговорчивой австралийке, то ли Фредерик был чересчур обаятельным, но продолжать пивные возлияния Мэри отправилась уже с принцем Дании.

Несколько месяцев спустя Фредерик вернулся в Сидней: День святого Валентина он хотел отпраздновать со своей возлюбленной. Именно с этого момента начался их бурный тайный роман. Чтобы быть подальше от любопытных людских глаз, они пропадали в Тасмании, где живут две сестры Мэри. В крохотной Дании им затеряться было гораздо сложнее, поэтому вскоре близкие отношения наследного принца и его австралийской подруги стали поводом для разговоров. За два года трансконтинентальной любви Дональдсон выучила датский язык (для входа в королевскую семью это необходимо), ушла с работы агента по недвижимости (особа королевских кровей не имеет права заниматься бизнесом) и похудела больше чем на пять килограммов (это уже просто для души и, разумеется, тела) — теперь она была готова стать невестой принца.

8 октября 2003 года они объявили о помолвке. В тот же день она официально предстала как невеста наследного принца Дании. Когда Мэри вышла на балкон королевского дворца в Копенгагене, единственное, что она могла сказать своему жениху Фредерику: «Ух ты! Потрясающе!». 32-летняя австралийка Мэри не могла более многословно выразить свои эмоции, увидев толпу в 50 тысяч человек. 35-летний Фредерик лишь довольно улыбался и про себя гордился своими подданными: в честь одобрения выбора своего будущего короля датчане держали в руках австралийские флаги.

Мать Фредерика — королева Дании Маргрете Вторая — немного нервничала на свадьбе своего старшего сына, но наконец могла вздохнуть с облегчением: Фредерик остепенился. Он был несносным мальчишкой с детства. Датская язвительная пресса порой даже позволяла себе ставить под сомнение возможность Фредерика в будущем быть лицом королевства: уж очень он не был похож на монарха. Несмотря на то что учился он очень хорошо, если бы в его школе ставили отметки за поведение, у будущего принца был бы вечный «неуд». К моменту полового созревания живчик Фредерик переключил всю свою активность на женский пол: с 16 лет он менял подруг как перчатки, что приводило его степенных родителей в ужас. Два раза он чуть не собрался жениться — сначала на модели Кате Сторкхолм Нильсен, потом на рок-певице Марии Монтелль, — но после серьезного разговора с матерью желание связывать себя узами брака у принца полностью пропало.

Куда меньше хлопот доставлял Маргрете ее младший сын Йоаким. Он всегда был в тени своего брата, и не только потому, что Фредерик является наследником престола, а из-за того, что на его фоне был самим спокойствием и послушанием. Так случилось, что будущую профессию Йоакима определили вовсе не его родители, а их друзья. Когда принц был еще совсем крохой, одна супружеская пара, тесно общавшаяся с королевской семьей, предложила Маргрете и ее мужу передать свое роскошное поместье с усадьбой и хорошо налаженным хозяйством их младшему сыну (у самих «дарителей» детей не было). Выбора у Йоакима не оставалось. Ему пришлось полюбить сельское хозяйство, чтобы хоть чем-то заниматься в жизни: политика, экономика и дипломатия были «уделом» его старшего брата. Поэтому Йоаким стал дипломированным фермером: в Дании без соответствующего образования на земле не может работать никто — даже принц, — это запрещено законом.

Однако он, как все наследники королевской семьи, включая женщин, был обязан пройти воинскую службу. На стажировку Йоаким в 1993 году был командирован в Гонконг. Именно там он встретил свою судьбу в лице биржевого маклера очень запутанных кровей: отец принцессы Александры наполовину китаец, наполовину англичанин, мать — австрийка. Через два года они поженились. Дания приняла принцессу на удивление тепло: ей восторгались не меньше, чем в Британии принцессой Дианой. А когда Александра родила в 1999 году сына Николая (в русском имени ребенка нет ничего необычного — это очень распространенное имя в Дании), любовь датчан выросла вдвое. Сейчас у принца-фермера, который сильно уступает своей супруге по популярности и народной любви, уже двое детей: в 2002 году Александра подарила ему второго мальчика — Феликса.

Датская монаршья семья вообще может считаться образцово-показательной. Маргрете и ее супруг принц Хенрик (в юношестве Анри де Монпезе, вынужденный поменять имя при женитьбе) живут в счастливом браке уже 37 лет. Правда, в прошлом году Хенрик пережил запоздалый кризис среднего возраста: Данию потрясли признания принца, что он чувствует себя ненужным их стране и их королеве, не видит для себя будущего и не считает себя счастливым человеком. Хенрик даже уехал в свою родную Францию, чтобы собраться с мыслями, то есть, говоря проще, бросил жену. Маргрете отнеслась к его поступку с нордическим спокойствием и пониманием. «Когда ты живешь с человеком так давно, ты не можешь испытывать безумное счастье каждый день. Отношения в семье, что погода, могут меняться непредсказуемо. Но это не трагедия. Мы все пережили и простили друг друга», — говорила Маргрете после воссоединения своей семьи.

А Хенрик теперь стал тем, кем ему и предписано быть: надежным тылом ее величества. Когда недавно антимонархисты вновь (такое уже случалось в 2001 году) обвинили королеву в пропаганде табакокурения — а Маргрете не стесняясь курит как паровоз, — Хенрик первым выступил в защиту своей супруги: «Если человек хочет курить, это его личное дело, и королева тут ни при чем». Маргрете было очень приятно заступничество своего мужа, в присутствии журналистов она поблагодарила Хенрика за поддержку и добавила: «Пусть они говорят, что хотят. На то мы и королевская семья, чтобы нас обсуждали».