Архив

Ты кинула, ты…

26 марта 2001 04:00
972
0

Инна ЧУРИКОВА: «Меня ограбили таможенники»

— Я два раза в жизни серьезно пострадала по вине воров. Один раз меня ограбили в Ленинграде прямо накануне моего дня рождения — унесли чемодан с вещами прямо из номера в гостинице «Октябрьская». А второй случай произошел три года назад в поезде, когда я с труппой «Ленкома» возвращалась из Киева в Москву. Мы в купе ехали вместе с Машей Мироновой. Ночью в поезд зашли воры в форме украинских таможенников. Проводники ничего не заподозрили, и эти люди разбрызгали, как потом выяснилось, снотворный газ и вынесли все ценное из вагона. Пропали деньги, драгоценности, мои часы, которые достались в наследство от бабушки. Ничего я так не жалела, как эти часы и перстень, подаренный мужем. Но вы знаете, судьба творит замечательные вещи! Не всегда зло остается безнаказанным, я в этом убедилась, когда после моего возвращения в Москву мне позвонили из милиции и сообщили, что вора поймали. Вот такие замечательные люди работают у нас в милиции, им удалось схватить злоумышленников, которые еще не успели освободиться от награбленного. Поэтому большую часть ценностей нам вернули. Но знаете, мне всегда хочется посмотреть в глаза человеку, который пытается таким бесчестным путем заработать деньги. Я всю свою жизнь верю, что такие деньги счастья не приносят!

Клара ЛУЧКО: «Все артисты доверчивы как дети»— Как-то в середине 90-х на одном из собраний Актерской гильдии Союза кинематографистов нас познакомили с чрезвычайно завлекательным предложением банка «Чара». Вкладчикам сулили под неслыханные проценты невиданные дивиденды. И очень многие актеры клюнули на это — я в том числе. Тем более что делами в «Чаре» тогда заправлял некто Рачук — сын одного из тогдашних руководителей Роскино. Казалось бы, свой человек, гарантия обеспечена.

Как вы знаете, и банк, и миф о нем развеялись как дым. Очень много замечательных, известнейших артистов, гордость советского кино, осталось у разбитого корыта. Мы уже ни на что не надеялись, ни на что не рассчитывали. Я мысленно распрощалась с теми небольшими деньгами, которые доверила «Чаре». Но нашелся среди нас энтузиаст — Борис Токарев, который взял дело в свои руки. Он трижды ездил в представительство банка и добился того, что часть вкладов была переведена в нашу сберкассу. И мы все-таки получили обратно свои деньги — правда, конечно, не полностью. Но и то хорошо. Это для меня был урок: я ведь сроду никогда ни в какой сберкассе, тем более банке, денег не хранила — я люблю их тратить, а не копить.

Вообще мы, артисты, очень доверчивые люди. Верим всем на слово, по телефону. И все-таки я недавно убедилась в том, что, несмотря на то, что мы все разрознены, среди коллег встречаются порядочные люди. Со мной был такой случай. В одном сибирском городе, куда я приехала с концертом, наш тамошний продюсер уж так заботился о нас, так пекся — квашеную капусту от мамы носил: «Угощайтесь, гости дорогие!».

И что же? Время уезжать, а гонорара нет. Он пообещал: «Деньги сам лично привезу в Москву». Я уехала, и, конечно, о нем ни слуху ни духу. И тут звонит мой коллега Ляховицкий — его зовут с концертом в тот же город! Как опытный человек, он интересуется степенью благонадежности устроителей. Я говорю ему: «Принимают прекрасно, все очень хорошо. Кормят квашеной капустой. Но денег не дали!»

Он тем не менее поехал — но поставил условие, чтобы ему заплатили перед концертом. И вот, получив свои деньги перед концертом, говорит продюсеру: «Вы еще должны деньги Лучко. Я сейчас выйду на улицу и буду ждать, пока вы их мне не привезете». И концерт задержался на двадцать минут. Все это время Ляховицкий гулял вокруг клумбы возле этого Дома культуры, а продюсер в мыле искал деньги. Наконец он их принес, и представление началось. А мне опять повезло — мой гонорар вернулся! Я так благодарна! Хотя деньги и не составляют для меня принципа жизни, но у меня хватает ума понять, что я в этом смысле идиотка. А Ляховицкий молодец!Александр АБДУЛОВ: «Мне продали угнанную машину»— На заре перестройки я решил купить автомобиль — шикарный джип «Тойота». До этого я ездил на нашей «шестерке» и грезил джипом. Накопил денег, что-то одолжил у друзей и поехал на автомобильный рынок. Там увидел Его и влюбился — беленький, с кожаными сиденьями, с автоматической коробкой передач… Что говорить, до сих пор душа ноет! Оформили все документы, как полагается, получил я ключики от заветной мечты и счастливый умчался домой. Ездил я на этой машине ровно месяц, а потом как-то ночью ехал после спектакля, остановили меня на посту ГАИ, проверили документы, и оказалось, что машина в угоне. Пришлось бы домой добираться на такси, но молоденький такой сержантик сжалился и отвез меня на милицейской машине — из уважения, так сказать. А по дороге рассказал, что на эту удочку многие попадаются. Это целый бизнес такой существует: покупает человек за границей, например в Германии, машину у хозяина за полцены, а через месяц хозяин заявляет об угоне. А сам покупатель за этот месяц успевает продать машину такому, как я, за полную стоимость. Хозяин же получает страховку от своей страховой фирмы плюс те деньги, которые ему заплатил покупатель. Куда я только не ходил: документы оказались «липой», адрес, по которому должен был жить тот, кто мне «Тойоту» продал, — поддельным. Так концов и не нашел. Мою белую мечту конфисковали, и оказался я опять на моей старенькой «шестерке», и денежки мои приказали долго жить.Клара НОВИКОВА: «Мой билет оказался голубеньким…»— Наверное, все через это проходили. По мелочам меня много раз обманывали: в магазине сдачу недодавали, крали документы из сумочки. А однажды я купила фальшивый билет на поезд. Дело было так: я поехала на гастроли с группой артистов. Мы дали пять концертов в разных городах, шестой — в Москве. Из Москвы в Киев я решила уехать на день раньше остальных артистов, чтобы успеть на день рождения подруги. После выступления все отправились отсыпаться в гостиницу, а я собираю вещи, пулей лечу на Киевский вокзал, пытаюсь поменять билет. Очередь сумасшедшая, лето, жара, кругом «челночники» с товаром, билетов в кассе нет аж на неделю вперед. Стою в расстроенных чувствах, чуть не плачу. И тут из толпы ко мне пробирается приличного вида молодой человек и предлагает купить билет у него. При этом он рассказывает правдоподобную историю о том, что приехал в командировку, не успел сделать все дела и хочет остаться, а билет на поезд, который отходит через полчаса, соответственно, пропадает. На радостях я покупаю этот билет за кровно заработанные сто пятьдесят рублей (тогда проездные документы еще не были именными), свой сдаю в кассу (теряя при этом двадцать процентов) и галопом несусь на перрон. А там вдруг выясняется, что билет этот — не настоящий. У всех желтенькие билеты, а у меня голубенький. В поезд меня, конечно, с таким билетом не пустили. Парня этого и след простыл. Сжалился надо мной начальник вокзала, когда я всю эту историю рассказала, снял для меня какую-то бронь в воинской кассе, и я все-таки уехала на этом несчастном поезде, заплатив двойную цену, потому что за фальшивый билет, конечно, никто мне деньги не вернул.Сергей МАЗАЕВ: «Меня в основном обманывает государство»— Такой ситуации, чтобы меня кидали близкие люди, у меня в жизни не было. Чаще это творили некие силы, с которыми я ничего поделать не мог. Например, меня кидало и продолжает кидать наше государство: я еще ни разу не получал авторских выплат за проданные пластинки, хотя моими альбомами завалено полстраны. Недавно кто-то выпустил сборник лучших русских хитов, в который вошло несколько песен с моих альбомов. Я пытался выяснить, кто это сделал, звонил по всем указанным на диске телефонам, но никакого ответа не добился. Вообще, бывает очень обидно, когда тебя кидают друзья. Так, у меня был друг-музыкант, с которым мы собирались сделать шикарный концертный проект. А он в результате позарился на мелкие карманные деньги, большие — проворонил, и ничего у нас не вышло. С тех пор я уверен, что партнерские отношения никогда не бывают выгодными: если бы было выгодно иметь партнеров, сам Господь завел бы компаньона.Надежда БАБКИНА: «Так я и не съездила на Кипр»— В 94-м году я решила отдохнуть как белый человек. По газете нашла туристическую фирму, купила путевку на Кипр. Всю жизнь отдыхала в Сочи, а тут вдруг — Кипр, мне жизнь тогда раем казалась. Я заплатила деньги примерно за месяц до отъезда. Оформили мне все как полагается, впрочем, о том, как полагается, я имела очень смутное представление. Просто написали кучу каких-то бумажек, договор о предоставлении мне, Надежде Бабкиной, туристических услуг, выдали квитанцию об оплате, брошюрку с описанием экскурсий и т. д. Билеты на самолет обещали предоставить за неделю до вылета. Так и сказали: «Ждите, мы вам позвоним и пришлем курьера, куда вам будет удобно». Жду, через пять дней не позвонили, и через семь не звонят, звоню сама — не отвечают. Собралась, поехала, фирмы этой и след простыл. Стоит себе домик на Цветном бульваре, а в нем вместо турагентства продовольственный магазин. Я метаться — туда-сюда, мне говорят: «Съехала ваша фирма, была да сплыла». Где искать? Что делать? Пыталась я выяснить, кому принадлежит компания. У меня же на руках куча бумажек с печатями, но все без толку. И поехала я на сэкономленные средства опять в Сочи. Вот верите, после этого случая боялась с туристическими агентствами связываться. Подруга мне говорит: «Давай съездим в Италию». А я ей: «Спасибо, лучше вы к нам!» Сейчас уже улеглось, нельзя же всю жизнь не доверять людям.Леша СЕРОВ («Дискотека АВАРИЯ»): «Мы столкнулись с «Аварией−2»— Эта история приключилась с нашей группой во время гастролей. Нас пригласили отыграть концерт в одном маленьком провинциальном городке. Гастрольный график был очень плотным, а чтобы попасть в ту тмутаракань, нужно было лететь через всю страну. Но мы согласились, потому что в том маленьком городе — народу там меньше, чем в нашем родном Иванове, — оказывается, есть наш фан-клуб! Нас уверяли: весь город только нашу группу и слушает! В общем, мы растрогались и — согласились. Приезжаем туда. По всему городу афиши расклеены, местный ДК шариками увешан, как в советские времена на Первомай! Мы — туда, а нам: вы кто такие? Как это, говорим, кто? «Дискотека Авария»! А нам в ответ: да «Авария» уже полчаса как репетирует! Мы ломанулись в зал — и оказались лицом к лицу со своими двойниками. То есть внешне-то они на нас были мало похожи. Просто аферисты, которые решили в легкую срубить бабок под нашу фонограмму. Так совпало, что мы с ними одновременно вели переговоры об этом концерте. А то, что звонил то один человек, то другой, и никто ничего не заподозрил — так мало ли у артистов менеджеров? Ситуация была очень неприятная. Но — хочу сказать — не только для нас. Мы с ними, скажем так, по-мужски поговорили. И больше своих двойников никогда не видели. Ни тех, ни каких-либо других. Что ж, как видно, слухами земля полнится!Юля («Стрелки»): «Сняла квартиру с жиличкой»— Прошлым летом я решила сделать дома ремонт, а на время ремонта снять квартиру на Мичуринском проспекте, чтобы рядом с нашей студией. Обратилась в агентство, которое нашла в газете «Из рук в руки», посмотрела несколько вариантов. Сейчас я понимаю, в чем была моя ошибка: я в офис сама не поехала, чтобы время зря не тратить, а встречалась с представителем фирмы по тому адресу, который он мне по телефону называл. Выбрала я квартирку, заключила договор на аренду — два листа о том, что я обязуюсь содержать в чистоте предоставленное мне помещение по такому-то адресу, получила ключики, заплатила за два месяца аренды и уехала на репетицию. Вечером заехала домой, где к тому времени строители уже сломали пару стенок. Я взяла кое-какие вещи и поехала на новое место жительства. Открываю дверь, а навстречу мне выходит девушка, как оказалось, Света. И вот эта самая Света протягивает мне точно такой же, как у меня, договор, в котором написано, что она является арендатором этой квартиры. Оказалось, этот предприимчивый агент одну и ту же квартиру сдал двум разным девушкам и с обеих получил свои комиссионные. В общем, выпили мы со Светой чайку и стали звонить по телефону этому агенту. Трубку подняла какая-то бабуля и сказала, что никакое это не агентство, а частная квартира, в которой проживал квартирант Вася, да сегодня съехал. Квартиру мне пришлось уступить девушке Свете, которая сняла ее раньше меня, а самой уехать к Марго. Я даже звонила в газету, но мне ответили, что редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений.Сергей ПЕНКИН: «Настоящее «кидалово» — в Краснодаре!»— Это случилось в конце лета, в сентябре. Некий организатор из Краснодара по имени Роман Абазов, который привозит туда наших артистов под маркой фирмы «Империя», пригласил меня дать там концерт. Договоренность была с нашим тур-менеджером о пяти выступлениях, что сразу показалось мне не очень реальным… Оказалось, остальные концерты мы должны были дать в городках, названия которых я никогда даже и не слышал. Тем не менее мы договорились, вовремя была отправлена реклама.

И вот перед выездом в Краснодар мой директор Вадим Клочков спрашивает Абазова: «Где деньги?». Ведь обычно эстрадные артисты получают свой гонорар в Москве накануне тура. Без предоплаты никто никуда сейчас не выезжает.

В ответ нам было сказано: «Вы не волнуйтесь, деньги за Краснодар получены, а что касается остальных городов — мы приедем туда и сразу же с вами рассчитаемся». Естественно, мой директор сразу предупреждает Абазова о том, что поездок в другой город не будет, пока не будут заплачены деньги. Мы получаем деньги за Краснодар и едем туда, поскольку знали, что там у нас проблем не будет.

Мы отрабатываем концерт в Краснодаре, Вадим ищет г-на Абазова, тот появляется и заявляет, что деньги мы получим позже — завтра утром, перед выездом в другой город.

Мой директор отказывается и требует билеты до Москвы. Ему отвечают категорическим «нет» и… перекрывают всю гостиницу, где мы жили, — причем лучшую, самую престижную… В ней всегда останавливаются все звезды. Но, кстати, жили мы там вдвоем с директором — а весь коллектив был помещен в другой гостинице на окраине в совершенно безобразные условия — утром ребята приехали к Вадиму и просили вызволить их оттуда.

И вот вся гостиница перекрыта — причем собственной охраной отеля… Позже к ней присоединятся охранники Абазова, этого негодяя, который всерьез заявил: «Живыми вы отсюда не уедете!». И никто из нас действительно не мог никуда выйти — мы оказались за высоченным железным забором!

А случилось так, что накануне мы летели в Краснодар на самолете вместе с Надеждой Бабкиной и Нелли Кобзон. И общались с ними в бизнес-классе, пригласили их прийти на мой концерт. Но они не смогли — были очень заняты на своем конкурсе, куда утром прилетел и сам Иосиф Кобзон…

И вот в отчаянии мой директор звонит Нелли — мы ведь в чужом городе, надеяться не на кого. И большое спасибо Иосифу Давыдовичу, который по нашей просьбе позвонил начальнику местного УВД. Сразу же приехал оттуда полковник… Начались разборки, почему все так произошло, какое имела право частная охрана нас удерживать…

И в результате этого Абазова сразу же забрали, а нас освободили. Причем весь коллектив должен был давать необходимые объяснения — милиционеры должны были взять показания. Полдня мы этим занимались, а вечером решили возвращаться домой. Поскольку Абазова не было, то его «кидалово» проявилось и в том, что мне пришлось часть своего гонорара отдать на билеты, чтобы всем коллективом вылететь в Москву.Тамара СЕМИНА: «Хороший характер — это диагноз!»— Я никогда не обращала внимания на звания. Тем более знала, что распределение госнаград — это тайна за семью печатями. Мне всегда помогало мое чувство юмора. Практически каждая моя работа по опросу зрителей получает звание «Лучшая актриса». Мне же никаких званий долгое время не давали, говорили, что я еще молодая. Но вот все-таки получила «заслуженную РСФСР» — давно еще. А потом вышел фильм «Матерь человеческая». И мне все говорили, что я за него все премии мира получу. Но картину так зажали, что немногие ее и видели. А ведь не зря писали в газетах, что актриса Семина совершила не только актерский, но и гражданский подвиг: я ведь всю зиму босиком, в ситцевом рваном, грязном платье в станице Вешенская снималась…

Но вот вроде подали на меня документы на «народную». Пригласили в Кремль на торжественное вручение. Иду, волнуюсь… И вдруг мне там говорят: «Тамарочка! Скоро такой страны, как СССР, не будет — и званий не будет. Что тебе до них? А нам нужно вот эту протащить в «народные». Называют имя. Я говорю: «Пожалуйста. Я в эти игры не играю. Тащите кого угодно». И вот дали этой посредственной актрисе звание. А мне потом чиновники добавляют: «А вам — орден Трудового Красного Знамени». Я взяла этот орден и почти рухнула. «Ой, — говорю, — дюже тяжелый!»

А мое «кидалово» и дальше продолжалось. Ленинскую премию мне за «Матерь человеческую» не дали. За Анфису из «Вечного зова» — тоже ни фига, только вазочку хрустальную подарили на фестивале в Алма-Ате. И всегда говорят: «У Тамары хороший характер, она не обидится».

У меня все — мимо! Всегда надо другую артистку протащить. «Тамара не обидится!» И я действительно не обижалась. На кого?

А мои поклонники ничего не могли понять: «Как же так? Наша любимица! Актриса, которая в „золотом фонде“!» И это удесятерило все мои заслуги перед кинематографом. И это звание я все равно получила — правда, позже. Потому что просто работала. И делала роли, а не звания — как наши члены партии.ОСКАР: «Мой двойник почти довел девушку до самоубийства»— Буквально неделю назад мне сообщили историю о том, что одна моя поклонница, 18-летняя девушка из Питера, после общения со мной собралась покончить с собой. Эта ситуация омрачилась еще и тем, что ее родственники собираются подать на меня в суд.

На самом деле с этой девушкой общался вовсе не я, а какой-то совершенно «левый» парень. Он познакомился с моей поклонницей в Интернете, представился Оскаром. Они очень долго общались в чате, потом по телефону… Парень сначала говорил девушке, что безумно в нее влюблен, давал всяческие обещания… А потом просто стал издеваться над ней. И довел девушку до такого состояния, что она серьезно решила покончить с собой. Причем сделать это намеревалась на том же месте, где герой моего клипа падает с моста в воду.

Озабоченные состоянием своей дочери, родители фанатки забили тревогу, начали искать меня… В результате они как-то нашли ребят, которые занимаются созданием моего сайта, а через них уже вышли на меня. Они так серьезно наехали на меня, что я просто не знал что делать. Но в результате этой девушке устроили личную встречу со мной, и она поняла, что над ней просто неумно прикалывались. И хотя меня самого очень часто посещают суицидальные настроения, я совсем не считаю, что самоубийство — единственный выход. Слава Богу, что удалось уговорить девушку с моста все-таки не сбрасываться. Она обещала беречь себя…