Архив

Человек с амулетом

2 апреля 2001 04:00
796
0

Ни для кого не секрет, что, каков человек, можно узнать по его коллекции. Проще говоря, если собираете марки, то вы, несомненно, рассудительны и методичны. Если дорогие машины — то вас скорее всего отличает позерство, лихачество и стремление производить эффекты. Если же ваша коллекция состоит исключительно из особ слабого пола, то вас наверняка за глаза зовут бабником и ловеласом. И подобный список можно продолжать до бесконечности. А ведь страсть к собирательству часто охватывает не только обычных граждан, но и звездные души. Вот тут-то и можно почерпнуть немало интересной информации. В этот раз в поле нашего пристального внимания попал популярнейший певец и композитор Леонид АГУТИН.

Мне всегда с детства хотелось себя чем-то украшать. Несмотря на то что семья жила достаточно скромно. Очень хорошо помню свою первую серебряную цепочку, совершенно позорную, которая абсолютно мне не шла. Сейчас уже не скажу, где я ее достал, но гордился ею сильно. Хотя как-то одна девочка меня спросила: «Зачем ты ее носишь?! Она вообще больше на женскую похожа». Я все понимал, но другой у меня не было, а вешать что-то на себя ужасно хотелось и на руки надевать что-то тянуло. Я завидовал пацанам, у которых на руках красовались стальные, грубо выточенные на заводе модные браслеты с инициалами, с группой крови. Тогда это было круто. Еще был момент, по которому сильно комплексовал. Я всегда был парнем крепким, борьбой занимался, в общем, не слабый чувак. А ручки музыкальные: тонкие пальцы, узкие кисти, как будто специально созданные только для того, чтобы играть на пианино. И, занимаясь спортом, я поэтому всегда боялся за руки. Так вот, возвращаясь к браслету. Мне казалось: чтобы браслет на руке красиво смотрелся, по-мужски, кисть должна быть широкой. Вследствие неимения оной, браслеты на мне как-то не прижились. А вот часов много переносил. Одно время даже ими увлекался. Еще кольца очень люблю, но не так, чтобы ими были все пальцы унизаны. На мне обычно красуется какой-нибудь один перстень-фаворит, потом его сменяет другой. Но с каждым должна быть обязательно связана какая-нибудь незабываемая история. Вот последний мне жена подарила вместо обручального кольца. Удивительно оригинально сделанный, из серого жемчуга. Я ни у кого подобного не видел.

Не знаю, многим ли известно о моей коллекции «висюлек», как я их называю, но начало ей точно положил «белый клык», сделанный из слоновой кости. Получил я его очень банально. Никаких поездок в индийские поселения не было. Дело было в 1994 году во время наших первых гастролей в Америке. После удачно отработанного концерта мы расслаблялись в казино «Атлантик-сити», и к нам подошел американец, чтобы, как выяснилось, поблагодарить за выступление и предложить сыграть. Ну английский у меня так себе, но какого-то запаса хватило, чтобы сказать ему, что я принципиально не играю в казино и вообще не люблю игры, в которых результат не зависит от мастерства игрока. Но он в ответ тут же воскликнул, что если я ни разу не играл и сейчас попробую впервые, то выиграю наверняка. Я решил сыграть для него. И мне действительно повезло. Весь выигрыш я отдал ему, еще и свой диск в придачу. А он протянул мне вот этот «белый клык» — индийский талисман, который, по его словам, достался ему от прошлых поколений. К сожалению, ему он удачи не приносил. А мне обязательно принесет — в этом он меня заверил.

Замечательная железка с орнаментом и висюльками тоже появилась у меня не случайно, ей предшествовала интересная история. В 1996 году у меня на диске «Декамерон» вышла песня «Все куда-то девалось». И вот неожиданно звонят мне и сообщают, что какая-то женщина из Казахстана изъявила желание спонсировать клип на эту песню, потому что она очень нравится ее дочке. Уж не знаю, на что у нее там был расчет, то ли чтобы я на дочке женился, то ли просто блажь, тем не менее мы со съемочной бригадой и группой наездников-каскадеров (съемки намечались грандиозные) поехали в Казахстан. Расположились в горах в 300 км от Алма-Аты. Несмотря на то что стояла ранняя осень, было очень холодно. Мы жили в юрте, которая обогревалась буржуйкой. Но как было красиво кругом — можно сойти с ума! Ночью, звезды, табун лошадей, наездницы… Я там лазил по горам, катался с местным мальчишкой на ишаке. Местные жители, горцы-беркучи, заняты тем, что беркутов запускают в небо. С одним из них я курил кальян и разговаривал. Он по-казахски, я по-русски. Но после кальяна, удивительное дело, все понятно. Он учил меня жизни, я внимал. И вот этот шаман, так я его называл, познакомил меня со своей дочерью. Кажется, ее звали Диля. Тихой, скромной девушкой, которая тоже запускала беркутов, это у них семейное. Но в отличие от отца она знала русский. Мы с ней подолгу беседовали, гуляли, катались на лошадях. Я чувствовал себя натуральным казахским пленником. И ко мне в очередной раз пришло ощущение, как будто очутился на другой планете. Нас связывали возвышенные философско-платонические отношения, и я представлял себя героем какого-то романа, который пишется прямо сейчас. На самом деле там действительно не было никакой душещипательной истории, связанной с камасутрой. Просто меня всегда тянуло к дикой природе и к диким людям, оттуда я черпаю какое-то вдохновение. И если вернуться к песне, то то состояние, в котором я пребывал, чрезвычайно удачно ложилось на пленку. Мы сняли множество великолепных планов. К сожалению, впоследствии произошел конфликт между теми, кто давал деньги, и теми, кто снимал. И в результате клип так и не вышел. Но тем не менее на память об этом путешествии у меня остался амулетик, подаренный этой дикаркой.

Несколько тайских амулетов я приобрел в Таиланде. В 1995 году мы поехали с компанией туда отдыхать, но не в места массового скопления туристов, этого я не люблю, а на тихий островок Пи-Пи. Жили в бунгало, кругом неосвоенная природа — красота! Однажды я сел в лодочку, отплыл немного и обнаружил совершенно пустынный остров с двумя скалами. «На продажу» — гласила табличка. Никаких достопримечательностей на нем не было, кроме небольшого рыночка всяческих языческих украшений, к которым меня так тянет. Конечно, это не самоцель, просто прикольно. Так вот, познакомился я там с индейцем североамериканской внешности. Мы на каком-то ломаном языке с ним поболтали, смешной он очень, проникся как-то ко мне, видимо, оттого, что я был очень загорелый. А может, действительно во мне есть что-то от индейца (загадочно улыбается). Во всяком случае, он был крайне удивлен нашим с ним сходством и подарил мне свои амулеты. Видимо, хотел искренне удивить чем-то необычным. Вы знаете, как приятно брать что-то из рук человека, как будто из другого мира, абсолютно другой цивилизации, совершенно тебя не знающего и не таящего злого умысла. Ведь людей без тайного злого умысла не так много на этой планете живет. Не потому, что все люди злые, а просто иной раз человек — даже подсознательно — какой-нибудь умысел да имеет, некий второй план.

Естественно, коллекция моя постоянно пополняется поклонницами на концертах. Вот эта подкова, гитара, турецкие «висюльки» от сглаза, кулончики — все их дары. Но порой попадаются и очень интересные экземпляры. Однажды после моего выступления в Воронеже к сцене подошла девушка и протянула старую — уж не знаю, где она ее взяла, — такую восточную штуку для кокаина, но, видимо, она об этом не догадывалась и поместила туда имя, фамилию и фотографию. Девочка явно не нюхает кокаин, я — тоже, поэтому не использую эту штуку по прямому назначению, и она у меня просто лежит, потому что красивая. А вообще любые подарки мне получать приятно. Я их все бережно храню и иногда раздаю друзьям только те украшения, которые сам покупал. К сожалению, почему-то некоторые амулетики имеют тенденцию теряться. Из последних таких потерь мой любимый пацифик. Правда, «ушел» он от меня в третий, видимо, последний раз. А до этого дважды «счастливо возвращался». Первый раз его мне вернули в посылке, а во второй — привезли. Дело было так. В Женеве после концерта небезызвестный художник Боря Краснов повел меня в гости к своим знакомым. Семья оказалась хлебосольной, вечер прошел отлично. Мы и в бильярд играли, и штангу поднимали, и в бассейн в одежде падали. В общем, так «наобщались», что я не помнил, как меня погрузили в самолет. Очнувшись уже на борту, я с ужасом обнаружил отсутствие на себе серебряного пацифика. И вы представляете, спустя какое-то время эти люди приехали в Москву на мое выступление, пришли за кулисы и торжественно в бархатной коробочке вручили мне мою пропажу. Поверьте, этот подарок был мне гораздо дороже, чем если бы там лежало что-то из золота, допустим. Я, кстати сказать, вообще не люблю все эти золотые штуки. Мне как-то больше по душе серебро, дерево, железо. И дома у меня преобладает металл, хром, стекло. Никаких золотых кранов в ванной не обнаружите.

Вот всякие «висюльки» в виде крылышек, камушки разные — это с острова Аруба (голландская территория в Карибском бассейне), где я недавно побывал. Там был такой смешной человечек, сумасшедший француз, который всем подыскивал камни с учетом астрологии. К слову сказать, я астрологией не увлекаюсь, но верю в некий высший разум, верю в судьбу, в математику этого процесса. В нашей жизни ведь все подчинено цифрам. Они существуют относительно пространства. Но правда лишь в том, что на самом деле предсказать точно жизненный путь никто не может.