Архив

И звезда с звездою говорит…

16 апреля 2001 04:00
600
0

Мадонна/Уитни Хьюстон — грубые тетки«Кто такая Уитни Хьюстон? — любит повторять на публике Мадонна. — Мне кто-то говорил, что это певица».

Сама Уитни отзывается о Мадонне так: «Эта мерзкая тетка позволяет себе скверные вещи. Она раздевается в общественных местах, выпускает скабрезные фотоальбомы со своими изображениями, поет о всяких сексуальных мерзостях. Я уверена, что это дутая фигура, и в скором времени о ней все забудут».Николас Кейдж/Шон Пэнн — грязные сплетниНиколас и Шон — старые друзья. Несмотря на занятость, всегда находят время, чтобы встретиться и пропустить стаканчик-другой виски. Иногда Шон заглядывает к Нику на воскресный обед, они курят сигары и болтают допоздна. Как-то раз до Кейджа дошли слухи, что Шон распространяется нелестным образом об актерской карьере друга. Кейдж навел справки и выяснил, что Шон прямо-таки поливает его грязью. Николас рассердился не на шутку: «Подумать только, Шон приходит ко мне, наворачивает за пятерых бифштексы и фри, потом говорит гадости обо мне на сытый желудок. Вот сволочь!»

Что ж говорит такого страшного Шон?

«Ник — конченый тип. Снимается в полной чепухе исключительно из-за бабок. Неужели ему не стыдно? Здоровый вроде бы парень, умный, а стоит его поманить миллиончиком, так он растекается в улыбке и мчится вприпрыжку погулять и подраться к какому-нибудь там Джону Ву».

С недавних пор друзья рассорились окончательно и при случайных встречах делают вид, что едва знакомы.Ричард Гир/Брюс Уиллис — уязвленные самолюбияСтоило Брюсу отсняться с Ричардом в детективной ленте «Шакал», как его потянуло на откровенные разговоры с журналистами, во время которых он жаловался на своего коллегу: «Нет, может, кто и считает мистера Гира святошей, помешанным на всяких там буддистских штучках, но что до меня, так это просто отстойный тип! Боже, как же я настрадался за время съемок. Он все время капризничал! То свет ему не подходит, то брюки жмут, то кофе прохладный, то в носу зачесалось, и из-за этого всем надо переснимать сцену. Честное слово, было ощущение, что в главной роли снимается он один, а не мы двое. Больше никогда и ни при каких обстоятельствах я не соглашусь играть с ним вместе. Даже если у какого-то продюсера родится идея снять «Шакал−2».

Обидевшись на слова Брюса, Ричард отказался участвовать в рекламной раскрутке «Шакала». «У вас есть Брюс Уиллис, — кричал он продюсеру и режиссеру, — вот пусть он и отдувается за нас двоих!».

И уехал в Европу на премьеру «Красного угла» — фильма, где он, к счастью, ни с кем из знаменитостей не делил ведущую роль.Шарон Стоун/Гвинет Пэлтроу — война злобных блондинокИнтеллигентная девушка Гвинет позволила себе крайне необдуманный шаг, когда во время телешоу «Субботним вечером в прямом эфире» наговорила нелицеприятных слов в адрес Шарон Стоун:

«Честно говоря, от Шарон остался лишь миф. Она провалила свою карьеру и теперь горько об этом сожалеет. Ей стоило бы вечно пребывать в своем раз и навсегда выбранном имидже сексуальной и опасной блондинки, а не доказывать, что она гораздо умнее «всей этой чепухи». Мало того, Гвини прошлась недобрым словом и по супругу Шарон, Филу Бронштейну: «Она задавила его своим темпераментом!»

Сказанное, естественно, тотчас же долетело до ушей Шарон, пришедшей в неописуемую ярость: «Да кто она такая, что себе позволяет? Швабра на ножках-палках! Неудивительно, что такой горячий парень, как Брэд Питт, послал ее куда подальше. Она раздевалась, а его хватал припадок от ужаса!»Дэвид Леттерман/Опра Уинфри — разборки в ящикеДве суперзвезды американского телевидения ненавидят друг друга лютой ненавистью вот уже четыре года. Причина? Нехорошие слова, которые произнес Дэвид в адрес Опры по поводу ее пышных форм: «Она здорово смахивает на упитанную курочку, которая ходит, ковыляя и пыхтя, задевая все на своем пути».

На Опру слова коллеги возымели такое действие, что она тотчас же села на строжайшую диету. Но оскорбительные замечания без ответа не оставила: «Да что все нашли в этом мистере Леттермане! Его обаяние спорно, и вообще, он так же забавен, как могильный камень».

Решив помириться, Дэвид сам позвонил Опре и оставил на ее автоответчике пространное извинительное сообщение, на которое она так и не отреагировала.

«Почему я должна разговаривать с этим мерзким губошлепом, у которого нет никаких понятий о вежливости, уважении и такте по отношению к женщине?»