Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Поле без брани

28 июня 2004 04:00
839
0

Наша сборная на Евро-2004 проиграла. Собственно, в этом никто не сомневался, но все хотели верить в чудо. Пока наши реальные футболисты никак не оправдывают наших надежд, их киношные коллеги показывают, что сказка бывает. К сожалению, пока только на экране. А если точнее, в сериале «Команда». За подробностями «МК-Бульвар» обратился к режиссеру сериала Андрею Кавуну.

Наша сборная на Евро-2004 проиграла. Собственно, в этом никто не сомневался, но все хотели верить в чудо. Пока наши реальные футболисты никак не оправдывают наших надежд, их киношные коллеги показывают, что сказка бывает. К сожалению, пока только на экране. А если точнее, в сериале «Команда». За подробностями «МК-Бульвар» обратился к режиссеру сериала Андрею Кавуну.



— В сериале за один футбольный сезон команда, которая сначала пьет и дерется друг с другом, превращается в сплоченный профессиональный коллектив и выигрывает чемпионат. Вам не кажется это сказкой?

— Я вам более того скажу, я уверен, что это сказка. Это невозможно сделать никакой команде. Но кино для того и существует, чтобы рассказывать не только реальные истории, но и сказки.

— В таком случае у вас футболисты и тренер матом не ругаются?

— Нет. На государственных каналах матом ругаться нельзя.

— Но можно было бы «запикать».

— Ну вообще-то у меня есть такой кадр в одной из серий, где не просто один «пик», а одно сплошное пищание в полторы минуты в исполнении Дмитрия Дюжева.

— Кстати, Дюжева, который играет вратаря, пришлось как-то отдельно тренировать? И вообще как актеры готовились?

— Мы снимали в небольшом городке возле Минска, и там есть своя футбольная команда, которая выделила нам игроков. В нашей сериальной команде лишь восемь игроков — актеры, все остальные — из этой команды. Если что было не так, тут же набегала куча народа и кричала: «Этого не может быть!» Так что советчиков хватало. Эти футболисты заставляли бегать по полю наших бедных ребят наравне с собой. Первые несколько дней им было очень нелегко работать с актерами, за исключением Ярослава Бойко, который играл в молодежной сборной киевского «Динамо», и Алексея Шевченкова, тоже профессионально в свое время занимавшегося футболом. Все остальные ребята уставали сильно, с трудом выходили на поле, так как у них безумно болели все мышцы и сложно было вести нормальную игру. Одна игра идет полтора часа, а чтобы снять сцену в несколько минут, надо безостановочно бегать по полю по 5—6 часов в день. А Дюжев настолько занятой человек, что ему не хватало времени на тренировки, и все приходилось наверстывать прямо на площадке.

— А Владимир Гостюхин где учился тренерскому мастерству?

— Он консультировался с тренером этой команды и перед тем, как приступить к съемкам, читал статьи о реальных игроках, тренерах, чтобы потом внести в роль что-то свое. В чем-то я с ним соглашался, в чем-то не очень. Но он такой сложный человек, что, если ему что-то в голову взбрело, его нужно либо переубедить авторитетом, либо он будет делать то, что считает нужным.

— Как вам работалось с Егором Титовым?

— Вы знаете, он оказался на редкость коммуникабельным человеком. И человеком, привыкшим к камерам: он чувствовал себя абсолютно спокойно и свободно в кадре, даже органичнее многих актеров, которые попадают на съемочную площадку в первый раз. Видимо, у него есть свой имиджмейкер, который учит его находиться и говорить перед камерой: Егор не заикался, не запинался, не был косноязычным. С ним было легко.

— Где брали форму, бутсы?

— Форму — по два комплекта на игрока — шили, бутсы покупали по размеру. Причем актеры сносили по нескольку комплектов бутс за то время, которое мы снимали. Потому что ребята так увлекались игрой, что не слышали команды «Стоп! Снято!» или, наоборот, «Мотор! Начали!» — они получали мяч и начинали играть. За ними приходилось бегать по всему полю и кричать: «Хватит играть! Давайте уже кино снимать!». В какой-то момент им совсем крышу сносило, и нам даже приходилось отбирать у них мяч. Тогда они сидели, бедные, на лавочке и ждали, чтоб хотя бы 15 секунд в кадре поиграть.

— А вы сами увлекаетесь футболом?

— Вы знаете, нет. Вот абсолютно чужд всем этим болельщицким вещам.

— Почему в таком случае согласились?

— Много хороших, приятных актеров, с которыми хотелось поработать, да и сценарий показался забавным. Мы не пытались сделать исключительно спортивный сериал, мы хотели уйти и разобраться в личностях этих ребят-игроков. Да и потом сейчас по телевизору идет куда более захватывающий футбольный сериал — Евро-2004.

— Сами-то чемпионат Европы смотрите?

— Я, конечно, не болельщик, но не до такой уж степени: все финалы и полуфиналы буду смотреть. Чрезвычайно был расстроен результатом игры нашей сборной.

— Для чего вы сняли этот сериал?

— Мне было интересно попробовать воплотить некие новые для себя режиссерские вещи и поработать с грандиозными актерами, такими как Гостюхин. Как говорил в свое время Паниковский: «Таких людей уже нет, а скоро совсем не будет». Во-вторых, сама по себе история мне показалась интересной. С одной стороны, она много раз рассказана, но с другой — еще ни разу не подана с этой точки зрения. История о том, как несколько абсолютно разных людей превращаются в команду. Команду не в номинальном смысле этого слова, а в некую общую формацию, единый организм.

— То есть не для того, чтобы пробудить какое-то уважение?

— Я тут недавно прочел хороший анекдот: «Роскомспорт доволен успехами, достигнутыми в теннисе и борьбе. Следующим президентом России спортивный комитет просит избрать футболиста». А если серьезно, вряд ли можно пробудить уважение фильмом. Хотя посмотрим. Я далек от проповеднических вещей, мне просто интересно рассказать историю.