Архив

Сделаны в Голливуде

30 апреля 2001 04:00
724
0

Говорят, на детях гениев природа отдыхает. Ну уж не знаем, как там у гениев, а у просто талантливых родителей часто бывают не менее одаренные дети. Причем кое-кто из них становится еще популярнее своих звездных родителей. И многих родителей это вполне устраивает, даже если такая перспектива — дело отдаленного будущего, как у Сильвестра Сталлоне и его дочери Софии…

Ангелина ДЖОЛИ

Джон ВОЙТ


Он стал знаменит в 1969-м, после роли Джо Бака в «Полуночном ковбое», ее заметили после роли супермодели-лесбиянки в телевизионной ленте «Джиа». Он получил свой «Оскар», сыграв ветерана Вьетнама в «Возвращении домой», она — перевоплотившись в параноидальную пациентку психушки в «Прерванной жизни». Она называет его Джон, он ее — Джелли Бин. Он в каждом своем интервью говорит о ней теплые слова, она вопросы о нем чаще всего просто игнорирует. Сами Джон Войт и Ангелина Джоли называют свои отношения штормовыми.

Ангелине был всего год, когда развелись родители, и она очень страдала из-за отсутствия отца. Усугубляли эти проблемы постоянные переезды семьи, так что сказать, что Джоли была трудным подростком — не сказать ничего. Во время депрессии вместо традиционного американского сеанса у психоаналитика Ангелина предпочитает всю ночь колесить на кабриолете с сигаретой в зубах. Когда же ее удалось-таки затащить к доктору, психолог моментально выдал диагноз — все беды из-за отсутствия отца. Для этого хватило одной фразы пациентки: «Вы хотите быть счастливым, а я мечтаю убить своего отца вилкой».

Неудивительно, что, начав в 19 лет актерскую карьеру, Ангелина отбросила фамилию, а вместо нее использует свое второе имя. Хотя справедливости ради надо сказать, что сейчас отношения отца и дочери стали понемногу налаживаться. Джоли до сих пор не может простить Войта, иногда неделями не отвечает на его звонки («Я наконец начинаю нормально обходиться без него»), но по крайней мере теперь они похожи на родственников, а не на двух кровных врагов.

Джекоб ДИЛАН

Боб ДИЛАН


Боб Дилан такая же знаковая фигура в музыке, как, например, Стивен Спилберг в кинематографе. Может, его не слишком жалуют в Европе, но в Америке это культовый персонаж. Поэтому неудивительно, что, когда на музыкальном горизонте показался некий Джекоб Дилан, недостатком внимания со стороны журналистов он обделен не был. Зато сам молодой человек симпатии к представителям СМИ как-то не испытывал, а уж о своей семье рассказывать совершенно не желал. «Я хотел, чтобы все в моей жизни происходило в свое время, — рассказывал потом Джекоб, — у большинства 21-летних музыкантов, у которых еще нет ни одной записи, ничего не крутится на радио и нет клипов, никто не хочет брать интервью. Я всегда боялся, что мне не о чем будет говорить, кроме моей семьи, и из-за этого я чувствовал себя не слишком уютно».

Но первая же пластинка группы Wallflowers, в которой Дилан-младший играл не самую последнюю роль, получила самые лестные отзывы критиков, а ее продажи превзошли все ожидания молодого коллектива. После этого Джекоб стал более благосклонен к журналистам: «Раньше я не хотел, чтобы кто-нибудь покупал нашу запись ради информации обо мне или моей семье. Но пластинки покупали люди, которым на это было совершенно наплевать, и поэтому я стал вести себя более свободно».

Но что самое забавное, Джекоб как-то признался, что на самом-то деле слава отца ему все-таки помогла: «Я никогда не думал о том, чтобы сменить фамилию. Ну, может быть, всего полсекунды. Потому что мне было совершенно ясно, что если что-нибудь хорошее и произойдет с моей группой, то только из-за этой, доставшей, как заноза в заднице, фамилии. Но в конце концов Дилан — это моя настоящая фамилия (хотя отец Джекоба по паспорту Циммерман), и я оставил все как было». А по поводу родительских качеств своего знаменитого предка Джекоб как-то выдал следующее: «Меня все время спрашивают: «А каким он был отцом?» Я на это отвечаю: «Мне 27 лет, я не полный дебил и не смотрю целыми днями тупые ток-шоу. Так что вы и сами можете заметить, что определенную работу он все-таки провел».

Бриджет ФОНДА

Питер ФОНДА


Питер Фонда стал национальным героем после роли Капитана Америки в легендарной ленте «Беспечный ездок». Фильм вышел уже больше тридцати лет назад, но это до сих пор самая знаменитая роль актера. А Бриджет Фонда после ролей в «Одиночках» и «Одинокой белой женщине» была признана одной из ведущих актрис своего поколения.

Кстати, 5-летняя Бриджет присутствовала на съемках «Беспечного ездока», хотя впечатления у нее от этого остались не самые лучшие — сейчас она вспоминает только жуткую грязь и неких козлов. Но тогда девочке еще повезло, Питер постоянно пропадал на съемках и семью чаще всего с собой не брал. Бриджет же призналась, что главным для нее всегда был собственный дом, а потому общего языка с отцом она никогда не находила. Тем не менее развод родителей актриса называет самым большим потрясением детства, а переезд в Монтану — самым большим переживанием того времени.

Бриджет вообще очень любит покритиковать отца: за невнимание к ней в детском возрасте и за излишнюю заботу теперь. Питер, судя по всему, все упреки принимает, но продолжает во всех интервью расточать дочери похвалы и называть ее самой талантливой в клане Фонда.

Лив ТАЙЛЕР

Стивен ТАЙЛЕР


А вот Лив Тайлер повезло, с какой стороны ни посмотри. У нее невероятно знаменитый отец, но его популярность актрисе вовсе не мешает, потому как Стивен — музыкант. Мало того, папочка приложил кое-какие усилия для раскрутки собственной дочурки. Помните клип Aerosmith на песню «Crazy»? Вместе с Алисией Сильверстоун в нем снялась и Лив Тайлер. Правда, сейчас музыкант признается, что в ближайшем будущем снимать дочь в клипах не собирается — теперь это ему не по карману. Хотя теперь это и не нужно — Лив уже стала знаменитостью.

А ведь до 13 лет девушка и не подозревала о том, кто ее настоящий отец. Вот что она рассказывает о первой встрече со Стивеном: «Это было на одном из шоу Тодда (рокер Тодд Рундгрим был отчимом Лив). Я сидела рядом со своей мамой и была невероятно горда тем, что мой папа играет там, на сцене. Неожиданно мама мне говорит: „Я хочу тебя кое с кем познакомить“. А я: „Не хочу я ни с кем знакомиться“. Тогда она показала на парня за стойкой, а я воскликнула: „Это что, сын Мика Джаггера?!“ — „Нет, — ответила она, — это Стивен Тайлер“. Мы с ним тогда разговорились, и я буквально влюбилась в него. Я думала о нем все время, но только через год узнала, что он мой отец. Помню, тогда я весь день просидела в кресле и не могла даже разговаривать — у меня было что-то вроде шока. Было, конечно, и разочарование, ведь тогда я была еще ребенком, и мне было очень трудно понять и принять все это». Зато сейчас у Лив отличные отношения и с Рундгримом, и с Тайлером — она говорит, что обоих считает отцами. Единственное, на что постоянно жалуются Лив и Стивен — на отсутствие свободного времени, которое можно было бы провести вместе.

Изабелла РОССЕЛЛИНИ

Ингрид БЕРГМАН


Изабеллу Росселлини журналисты давно наградили эдиповым комплексом — дочь одной из величайших актрис в истории кинематографа долго не хотела идти по стопам матери. Зато когда уж она на это решилась, все сплетни и пересуды разом утихли, талант Изабеллы вопросов больше не вызывал.

После развода родителей Росселлини жила то с матерью в Париже, то с отцом в Риме, причем последнее случалось куда чаще — Ингрид для работы необходима была свобода. В своих мемуарах Изабелла потом описала это так: «Когда ее спрашивали о самой важной вещи в жизни, Ингрид краснела и начинала нервничать. Но она не могла лгать, а потому ей приходилось говорить «кино», хотя я знаю, как ей хотелось бы ответить «семья».

«Кто из нас играет лучше? — пишет Росселлини в тех же мемуарах, — трудно сравнивать. Я работала спустя 20, 25 лет после нее. Я работала с другими актерами, другими режиссерами. Моя мать, очевидно, добилась большего успеха, чем я. Я не думаю, что моя карьера хоть в чем-то настолько же великолепна, как у нее».