Архив

Александр Балуев: «Русский не может быть хорошим»

11 июня 2001 04:00
915
0

Александр Балуев — один из немногих русских актеров, кому удалось сняться аж в трех голливудских лентах. Причем все — полновесные хиты с полновесными звездными именами: «Миротворец» с Николь Кидман и Джорджем Клуни, «Столкновение с бездной» с Робертом Дюволлом и Ванессой Рэдгрейв и «Доказательство жизни» с Мэг Райан и Расселом Кроу. На «фабрику грез» Александр попал обычным путем — через актерское агентство. По словам Балуева, Голливуд его не увлек, и остаться там навсегда он не захотел.

 — Вы как-то сказали, что не горите желанием обосноваться в Голливуде потому, что вам наскучило играть негодяев и мерзавцев. Но, например, в «Столкновении с бездной» вы исполняли роль очень даже хорошего парня…

 — Скажем так: неплохого, без акцента на негодяя. Хотя вообще-то он мог бы быть еще лучше. Помните сцену, когда американские астронавты, почуяв близкий конец, связались с Землей и со своими близкими, дабы сказать им последнее «прости»? Так вот, мой герой-бабник тоже прощался со своими многочисленными женщинами. Более того: перед угрозой смерти он вдруг понял, что такое настоящая любовь. Но в итоге эти кадры благополучно вырезали. Не знаю почему.

— Выходит, если бы вам предлагали играть симпатичных персонажей, вы бы согласились?

 — Если так, то, наверное, да. Хотя я не очень-то в это верю. В Голливуде действует четкая политика: не давать русским положительных ролей. Русский не может быть хорошим…

— То есть планов сниматься в Голливуде на ближайшее время у вас нет?

 — Конкретных — нет. Если будут цеплять, то посмотрим, а нет — так и не надо.

— Саша, чем, по-вашему, отличается работа актера на Западе от работы актера в России?

 — Да, наверное, ничем. Просто они относятся к работе как к значимому и ценимому обществом делу. Они понимают, что зрители не могут жить без их работы. Еще? В Голливуде обязательно стопроцентное знание текста, что меня — русского актера — поначалу несказанно удивило. На площадке царит абсолютный порядок. Что написано в сценарии, то непременно будет снято — это железный закон, особо примечательный на фоне нашего всеобщего «нехватания».

Со своей стороны я прекрасно понимал, что снимаюсь в схематичной и довольно примитивной продукции, сходящий с отлично отлаженного конвейера. Но так как я, слава Богу, вне этого конвейера, то мучиться особо не приходилось.

— Говорят, американцы ничего вокруг не видят, кроме работы…

 — Это действительно так. Они целыми днями вкалывают, как лоси. Зарабатывают на старость. Чтобы уже потом путешествовать и развлекаться… Я-то в основном общался с тамошним рабочим классом — костюмерами, гримерами, декораторами. Спрашивал у них: «Чем занимаетесь по жизни?» Они: «Работаем». — «А в выходные?..» — «Тратим то, что заработали за неделю». Как-то попал к ним на День независимости: сидят на своих лужайках, едят барбекю, купаются в бассейнах — ничего особенного. Нам, русским, хочется еще чего-то…

— Вы жили непосредственно в Лос-Анджелесе?

 — Да, в очень милом рок-н-ролльном отеле на Сансет-Бульвар. Обычно в нем останавливаются рок-звезды.

— Судя по работе аж в двух фильмах режиссера Мими Ледер, вы с ней в неплохих отношениях.

 — Да, она частенько приглашала меня на свои вечеринки.

— Где вы общались с тамошними знаменитостями?..

 — Насколько я помню, никого из звезд я там не видел. В Голливуде площадка не сплачивает так, как это происходит у нас. Режиссер снимает только тех, кого ему укажет продюсер. Отношения между людьми не играют никакой роли. Нет такой любви, как в России, но нет и такой вражды.

— И все же говорят, что вы неплохо контактировали с Джорджем Клуни…

 — Ну, мы почти ровесники. Он — нормальный, открытый человек. С ним очень легко работать. Он помогал мне, я — ему. Ведь иногда на съемках ситуация складывалась весьма экстремальная. Если чего-то не понять, то можно было и по чайнику схлопотать.

— Вы чувствовали дискриминацию по национальному признаку, в частности, в финансовом плане?

 — Может быть. Хотя говорить о фантастических голливудских гонорарах так или иначе совершенно бессмысленно. Миллионы перепадают лишь узкому кругу звезд. Все остальные зарабатывают вполне скромные по американским масштабам деньги.

— Почему же тогда все так стремятся на «фабрику грез»?

 — Каждый мечтает стать звездой, что, конечно, совершенно не оправданно. Для того чтобы иностранцу зацепиться в Голливуде, прежде всего нужно время. В момент такое не случается. Надо пожить там лет с шести. Хотя бы для того, чтобы выучить язык.

— Вы сами хорошо знаете английский?

 — Довольно средне. В зачаточном состоянии. Объясниться на бытовом уровне я могу, но при съемках акцент все равно выдает во мне неамериканца.

— Саш, а какая голливудская лента из тех, что вы смотрели в последнее время, вас вдохновила наибольшим образом?

 — Вообще-то я в кино хожу редко. Времени не хватает. Но вот что меня удивляет — так это неимоверная раскрутка «Гладиатора». Честно, не понимаю, что люди в нем нашли. «Спартак» с Кирком Дугласом до сих пор выглядит гораздо сильнее, чем эта клюква, шумиха вокруг которой совершенно не соответствует ее содержанию…