Архив

Семейное дело Олега Янковского

25 июня 2001 04:00
1330
0

Не зря-таки Жан Клод Ван Дамм, спикировавший на сутки в Сочи, сравнил этот курортный город с небезызвестными Каннами. На закрытии двенадцатого по счету «Кинотавра» кинозвезду гордо поправил ведущий церемонии Михаил Ширвиндт. Сочи, ребята, совсем не маленькие Канны, а, наоборот, Канны — это часть Сочи. Шутки шутками, но по накалу интриг и страстей, разгоревшихся на финише вроде бы необычно спокойного смотра, сочинский фестиваль уже вполне можно сравнить с каннским — в местном масштабе.

Щекотливость ситуации заключалась в том, что жюри возглавил Марк Захаров, под крылом которого президент фестиваля Янковский и артист Абдулов который год оттачивают свое мастерство в «Ленкоме». Все нелицеприятные вопросы о корректности участия в конкурсе фильма президента Олег Иванович с изящным спокойствием парировал: не бросать же профессию из-за этого самого президентства, будь оно неладно. И в самом деле. Журналисты ждали, затаив дыхание, как вывернется мудрый Марк Анатольевич из столь двусмысленного положения — тем более что роль Екатерины Васильевой в фильме Янковского — действительно блестящая работа и тянула на «лучшую актрису». Так все и думали до последнего мига. Еще, правда, за кулисами «кинотеатра» разыгрывались и банкетные баталии — жюри щедро и недвусмысленно угощали. Разумеется, от чистого продюсерского сердца. Особенно, говорят, здесь отличился г-н Семаго, небезызвестный продюсер злосчастной ленты «В августе 44-го». Поэтому ждали от творения Пташука новой после Гран-при на «Золотом витязе» победы.

Однако Марк Анатольевич в своей тронной речи на сцене зимнего театра, аки Понтий Пилат, отмел все гнусные подозрения в лоббировании своих артистов, одновременно сняв с себя всякую ответственность, аккуратно переложив ее на плечи жюри (которое, заметим, подбирает сам президент фестиваля, тот же Олег Янковский). Захаров во избежание кривотолков благородно отказался даже от дополнительного голоса. Члены жюри, среди которых были Дмитрий Дибров, Марина Мареева, Сергей Проханов, Валентин Смирнитский, твердо постановили считать лучшим фильмом фестиваля «Нежный возраст» Сергея Соловьева — бурные овации. Гран-при получили неожиданно «Яды, или Всемирная история отравлений» Карена Шахназарова — ахи и охи в зале, переходящие в аплодисменты. Политика? Кто знает — но дружба с «Мосфильмом» еще никогда никому не мешала. Приз за лучшую женскую роль достался совсем не Екатерине Васильевой, а никому не известной Ольге Конской из ленты «Любовь и другие кошмары», сыгравшей ту самую ужасную Любовь. Ольга, живущая ныне в Германии и организовавшая там собственный театр, — выпускница Школы-студии МХАТа. Андрей Некрасов, постановщик фильма, — ее муж. Эта супружеская чета, давно эмигрировавшая из России, нынче рвется на Родину и своим весьма шокирующим фильмом (детям до 20 я бы его не рекомендовала) заявила о себе весьма дерзко. А облом с Васильевой кое-кто из наблюдателей объяснил и тем, что негоже так щедро осыпать призами президентский фильм — «Приходи на меня посмотреть» взял еще приз имени Микаэла Таривердиева за лучшую музыку к фильму, приз Гильдии киноведов и кинокритиков России, приз Российского фонда культуры (его торжественно вручил сам Никита Михалков). Уф! А еще кое-кто вспомнил, что Васильева была когда-то женой Соловьева, и герой его фильма «Нежный возраст» Ваня (он же Митя) — натурально ее сын. В общем, получалась странная семейственность, от которой жюри в последнюю минуту благоразумно решило отказаться. Ну, а приз за лучшую мужскую роль, как вы уже, наверное, догадались, получил Олег Янковский.

А самые скандальные ленты — «Бременские музыканты» Абдулова с «гениальным» актером Коржаковым, «Москва» Зельдовича с оригинальным совокуплением главных героев через карту города и затем в вагоне московского метрополитена, а также «В августе 44-го» с его бесконечными режиссерско-продюсерско-авторскими разборками пролетели как фанера над Сочи. Скандал, выходит, не всегда лучшая реклама.Олег Янковский: «У меня хорошее послевкусие»Сюжет фильма «Приходи на меня посмотреть» незамысловат, знаком и приятен — это как бы рождественская сказка по мотивам пьесы Надежды Птушкиной «Пока она умирала». Новая ирония судьбы на этот раз приводит обаятельного и в 50 лет плейбоя-аудитора Игоря (Олег Янковский) накануне Нового года в незнакомый дом к одинокой Татьяне (Ирина Купченко), живущей вместе с перманентно умирающей мамой Софьей Ивановной (Екатерина Васильева). Ошибка дверью оборачивается поворотом судьбы…

 — В принципе эта локальная история задумывалась как телевизионная, — говорит Олег Иванович Янковский. — Но уже на озвучании нам предложили, чтобы картина вышла на большой экран. А делалась она по всем законам телевидения. Но это наш первый опыт, и мы с Аграновичем решили взять такую локальную историю — теплую, по нашим временам очень необходимую.

В решении стать режиссером наиболее привлекательной для меня оказалась возможность рассказать именно эту историю. Вообще у меня благоприобретенное желание заняться режиссурой — я ведь уже больше 30 лет в кино и в театре. Хотя понимаю, что возможно все закончится после этого первого фильма. Но все-таки я не стал бы заниматься «лабораторным кино» и стремиться делать «открытия», на которые способны единицы, — с этим надо родиться…

Эта история действительно увлекла нас с Михаилом Аграновичем. И тогда возникло почти стихийное предложение, и было принято абсолютно безответственное решение — попробуем! И все закрутилось, завертелось. Может быть, так и надо: ввязаться, а потом посмотреть, что выйдет. И сейчас уже могу сказать: о принятом тогда «безответственном решении» я не жалею. «Послевкусие» у меня хорошее.

Профессия режиссера для меня все-таки неожиданна. Впервые я оказался по разные стороны камеры, впервые у меня появилась свобода «маневра». Я мог сделать такое, что мне как актеру всегда запрещалось. А я как актер всегда был послушен режиссеру. И теперь думаю, после этого опыта мне будет трудней подчиняться «командиру» на площадке. Но я всегда стараюсь быть сорежиссером своей роли.

Работалось не так просто — под моим началом ведь собралась опытная известная актерская команда. Артисты имели свой взгляд на многие ситуации. И только внук (в фильме в эпизодической роли снялся внук Янковского — Иван Янковский. — Н. Б.) смотрел на меня с безоговорочным доверием и радостно подчинялся. А заставить поверить в нас таких знаменитых актрис, как Купченко и Васильева, было непросто. Но мы старались.