Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Товар лицом

Валентина Пескова
23 августа 2004 04:00
1087
0

От чего зависит половина успеха внешнего облика ведущего? Хорошо, конечно, иметь в гардеробе модные и элегантные костюмы. А вот чтобы в кадре было красивое лицо — об этом уже заботятся руки и кисточки гримера. Секретами телевизионного грима с «МК-Бульваром» любезно согласились поделиться ведущая программы «Времечко» на ТВЦ Яна Поплавская и арт-директор ATV Татьяна Синкина.

От чего зависит половина успеха внешнего облика ведущего? Хорошо, конечно, иметь в гардеробе модные и элегантные костюмы. А вот чтобы в кадре было красивое лицо — об этом уже заботятся руки и кисточки гримера. Секретами телевизионного грима с «МК-Бульваром» любезно согласились поделиться ведущая программы «Времечко» на ТВЦ Яна Поплавская и арт-директор ATV Татьяна Синкина.



Татьяна: Как правило, гример и телеведущий работают согласованно в паре — от этого зависит хороший результат. Например, у нас во «Времечке» три визажиста, два парикмахера и один художник по костюмам. За каждым ведущим закреплен определенный визажист, поэтому когда они приходят на эфир, уже заранее знают, кто их будет гримировать.

Яна: Да, поэтому я, например, не люблю, когда со мной работают другие стилисты. Во-первых, я очень привыкаю к рукам. Во-вторых, я человек непоседливый, всегда жутко верчусь на стуле, ухитряюсь разговаривать, даже когда мне красят губы, а Таня умеет как-то так под это подстроиться, что я фактически не замечаю, как меня красят. Потом она единственный человек, которому я доверяю красить ресницы. Хотя и она все-таки один раз попала мне в глаз. Но ничего, бывает, даже снайперы промахиваются. Таня уже привыкла к моему лицу и всегда кладет тот минимум косметики и ту цветовую гамму, которая мне идет и в которой я чувствую себя уютно.

Был у нас один стилист, он мне делал грим так: сначала полностью замазывал лицо тоном, а потом на этом «блине» рисовал новое лицо. Которое, может быть, и было красивым, но оно было не мое. Еще бывали случаи, когда к нам приходили люди, которые пробовали свое искусство на ведущих. Однажды перед самым эфиром меня так чудовищно накрасили, что, когда я на мониторе увидела, как я выгляжу, мне поплохело. Но умываться уже не было времени. Тогда я подошла к нашему выпускающему режиссеру (по его лицу поняла, что у него такое же ощущение от моей красоты, как и у меня) и попросила: «Толя, ты отверни от меня монитор, чтобы я себя не видела. Тогда я буду думать, что я такая, как обычно». По крайней мере это дало мне возможность отработать эфир.

Татьяна: Основное в телевизионном гриме — это тон и коррекция лица, которая его может изменить кардинально. С помощью коррекции, например, можно изменить форму носа. Чтобы сузить широкий нос, нужно по его бокам наложить темный грим, а посередине — светлый. Укоротить длинный нос можно также одним взмахом кисточки, наложив темную пудру. Можно выделить скулы, создав образ а-ля Марлен Дитрих. Можно увеличить губы — для этого контурный карандаш выводится за естественную линию губ, а затем на них накладывается либо объемный блеск, либо губная помада. Очень важны в макияже правильно прорисованные брови. Если их перетемнить, лицо получится угрюмое, стервозное. Можно изменить разрез глаз, поменять линию века. Вывести стрелку так, чтобы веко либо удлинилось, либо, наоборот, стало короче. Я считаю, что на ТВ обязательно должна быть четко прорисована верхняя линия губы, иначе при разговоре на экране теряется очертание рта.

Яна: Кстати, многие стилисты, как только видят мой рот, сразу желают накрасить его яркой помадой. Мы с Таней однажды тоже решили пойти на эксперимент. За полтора часа до эфира она мне нарисовала яркие, красные губы, но, когда увидела результат, была разочарована. На этом попытки накрасить меня алой или бордовой помадой закончились.

Татьяна: Абсолютно недопустим на телевидении блеск лица — на экране оно будет выглядеть размытым и неопрятным. Поэтому на лицо обязательно наносят пудру. Притом следует учесть, что плохо смотрятся желтые оттенки тона — лицо получается неестественным. Если нет возможности сделать красивый смугло-шоколадный оттенок лица, лучше использовать светлый тон. Он разглаживает кожу, делает менее заметными мимические морщины.

Легко убираются с помощью грима любые царапины, прыщи, ссадины или синяки. Перед своим первым эфиром (я вела выпуск «Времечка» на Сибирь) я умудрилась сильно удариться дверцей такси и в кровь разворотила себе бровь. В таких случаях всегда используется пластырь: бровь сначала поднимают, а потом поверх накладывают тон. Но мне, слава богу, даже пластырь не понадобился, обошлись одним тоном.

Если на женский грим обычно уходит минут 30, то мужской чаще всего занимает 5—7 минут. Но многие мужчины гримироваться вообще не любят. Кого-то раздражает пудра, кого-то запах косметики, кого-то сам факт, что в этот момент его приравнивают к женщине. После эфира мужчины обычно приходят и начинают рьяно стирать салфетками остатки грима с лица. У нас, например, Игорь Юрьевич Васильков не любит гримироваться. Да и Кире Александровне Прошутинской этот процесс не доставляет наслаждения. Она всегда интересуется новинками косметики, но при этом справедливо считает, что без грима выглядит в сто раз лучше, чем в нем. Я, как ее стилист, это подтверждаю. Очень мне понравилось отношение к гриму у Любови Казарновской — человек, который абсолютно доверяет во всем профессионалу. А вот у Лады Дэнс полный самоконтроль — она гримерам не доверяет. У нее свои пристрастия в макияже, причем не всегда правильные.

Яна: Если честно, я тоже процедуру грима терпеть не могу и в жизни фактически не крашусь. А когда это и делаю, мои мужчины дома, особенно старший сын, у которого сейчас самая пора ухаживаний за девушками, мне говорят: «Мама, это высший пилотаж. Зайти в комнату, через 5—7 минут выйти и сказать — я готова». Мне достаточно накрасить ресницы и наложить блеск для губ. Но в целом мне нравится, когда со мной работают профессионалы, как у нас на канале, и делают грим, соответствующий моему внутреннему состоянию. Когда ведущему нравится его собственное отражение в зеркале — это самое главное.


Визажист программы «Принцип домино» (НТВ) Ольга КОЛЕСНИКОВА:


— Обычно гости, которые приходят к нам на программу, не хотят, чтобы на экране их образ кардинально менялся. И мы вместе просто корректируем какие-то вещи — убираем синяки, мешки под глазами, пудрим лицо, чтобы не было блеска. А если речь идет о работе с ведущими, здесь уже визажисты прилагают гораздо больше усилий. Наша задача — скрыть недостатки и подчеркнуть достоинства.



Стилистика программы «Принцип домино» позволяет ведущим делать более яркий макияж, чем, скажем, в информационных программах. Мы больше используем цветных помад, теней. Я, например, уже более семи лет работаю с Леной Хангой и знаю ее лицо как свои пять пальцев. У нас есть свои четко отработанные схемы макияжа. Во-первых, высветлить т-зону — лоб, переносицу, скулы, подбородок, затемнить нижнюю часть лица. Затем делаем зрительно более вытянутую форму глаз. Для этого нижнюю подводку я рисую не под ресницами, а над ними и высветляю тенями внутреннюю часть века. Корректор для Лены используется чуть более темного тона, чем обычный, и пудра цвета загара.

Конечно, с помощью грима можно изменить человека до неузнаваемости, но при этом во всем должна быть мера. Аккуратнее нужно быть с некоторыми цветами, которые преобразовывает камера. Например, нехорошо выглядят синие тени на глазах. Или яркие алые цвета помады — она на экране начинает «гореть». Ну, а из наших «секретных средств» — это разные корректоры. Желтый корректирует синяки, розовый — убирает серость с лица, белый — делает лицо более ярким, корректоры с зеленоватым оттенком убирают красноту и мелкие прыщики.

Приятно, когда телеведущие следят за собой. Мне нравится экранный образ Татьяны Митковой. У нее очень красивые выразительные глаза, и она умело их подчеркивает. Трепетно относится к своей внешности Савик Шустер. А если говорить о том, что мне не нравится, то это образ Натальи Дарьяловой. Думаю, она является эталоном для всех, как не нужно краситься.



Ольга КОКОРЕКИНА:

— Свой телевизионный макияж я делаю сама еще дома, перед выездом на работу. А в гримерной перед эфиром мне только что-то подправляют, освежают тона. В свое время я научилась основным азам телевизионного грима, наблюдая, как это мне делали профессионалы. Информационный стиль требует, чтобы макияж ведущего был неброским, но все-таки чтобы глаза, нос и губы были «на месте». Ограничения в оттенках макияжа, конечно, есть. Ни о каких радикальных, кислотных тонах не может быть и речи. Помада пунцового цвета, например, абсолютно неприемлема в этом жанре. Иначе внимание зрителей будет приковано именно к этой, казалось бы, небольшой детали. А то, о чем говоришь, рискует оказаться неуслышанным. В нашем макияже предпочтительны пастельные тона, бежеватые, коричневатые оттенки. В общем, спокойно и со вкусом. Вне эфира я предпочитаю жить вообще без декоративной косметики: нужно давать лицу отдыхать. Максимум, что себе позволяю, это подкрасить ресницы. А вот уходу за кожей я действительно уделяю особое внимание и время. Лечебная косметика мне в этом помогает.



Эрнест МАЦКЯВИЧЮС:

— Лично я отношусь к процедуре гримирования без должного внимания. У меня это уже на автомате: за полчаса до эфира я забегаю в гримерную, сажусь в кресло и полностью доверяюсь нашим замечательным девушкам. Они уже точно знают все нюансы моего лица: где светленького добавить, где темненького, где закрасить ямочку, а где брови подрисовать (при ярком свете софитов бывает недостаточно того, что есть). Могут чуть затонировать загар или закрасить синяки под глазами, особенно если это утренний эфир. Ведь, чтобы иметь право пожелать зрителям доброго утра, нужно хотя бы выглядеть бодрым человеком. Сам себе делать грим не пробовал. Правда, были в моей практике случаи, когда рядом специалистов по макияжу не находилось — во время прямых включений с улицы. Дело в том, что когда яркое освещение направлено на человека, его кожа начинает сильно блестеть. Помню, даже просил коллег-женщин, чтобы они мне слегка припудрили лицо. У самого навыков-то нет! После эфира всегда спешу снять телевизионный макияж, для чего ношу с собой специальные салфетки. И вообще, когда есть возможность обойтись без грима, стараюсь всегда дать отдохнуть коже.



Тина КАНДЕЛАКИ:

— Неоднократно была свидетелем того, как одна ведущая постоянно нервничала по поводу своего внешнего вида. Она привыкла, чтобы у нее на глазах были «стрелочки». И если «стрелочек» нет — все, трагедия. У меня таких комплексов и сверхзадачи быть самой красивой девушкой телеэкрана нет. Я спокойно отношусь к своей внешности. Полностью доверяю своему стилисту, с которым работаю уже два года, — Наташе Пантелеевой. Кстати, у нее все постоянно спрашивают: «А что, Тина Канделаки со всем соглашается? Она разве тебе не говорит вот так сделать?» Да, не говорю и со всем соглашаюсь. К тому же Наташа — профессионал, она знает, что сегодня требует телевидение. А насчет того, что телевизионный грим вреден, — это глупости. Почему-то все представляют страшные коробочки с жуткой краской, которую наносят толстым слоем на кожу и тем самым ее убивают. Когда я накрашена для эфира, мой тон и слой крема соответствует обычному тону и слою, который накладывает любая женщина, когда идет на работу. У меня ухоженная кожа, поэтому мне достаточно тонкого слоя хорошего, дорогого тонального крема и качественной пудры. Такая косметика не повредит здоровой коже.



Дмитрий ШИРОКОВ:

— Я обожаю гримироваться! В жизни не люблю смотреть на себя в зеркало, а вот когда в гриме — даже нравится. Щеки визуально уменьшаются, лицо сужается. Хотя в моем гриме разве что отсутствие шевелюры на голове может вызывать интерес. А на самом деле все просто: голову мне гримируют так же, как щеки: сначала тон, потом пудра. Мне достаточно, чтобы закрасили синяки под глазами, оставшиеся после алкогольных возлияний. Вся процедура занимает 5—10 минут. А после эфира грим смываю сразу. Не хочется, чтобы тебя на улице сочли за человека не той ориентации…