Архив

Как стать звездой?

6 августа 2001 04:00
995
0

Она может сыграть чудо, инопланетянку, русскую матрешку, марионетку в руках бога Аполлона, роскошную певицу. Кем только ей не приходилось быть — дочерью шведских дипломатов Иванной Андерс с поддельным паспортом, американкой Nineteen Nineties с документами, купленными в Лос-Анджелесе за 7 долларов, королевой рок-н-ролла Жанной Агузаровой. Хотя кто поручится, что это, самое известное ее имя, настоящее?

Что только о ней не говорят — незаурядная и чокнутая, манерная и бесцеремонная. Но самое главное — это голос. Каждый, кто впервые слышал Агузарову живьем, был поражен именно ее голосом — об ощущении мурашек по коже говорили и первооткрыватель Агузаровой Евгений Хавтан, и другие музыканты, и совсем не связанные с музыкой люди. А по мнению самого авторитетного российского музыкального критика Артемия Троицкого, Агузарова входит в десятку лучших певиц России XX века.

Жанна Агузарова родилась 7 июля 1967 года где-то в Средней Азии. Ее мама — фармацевт. Об отце известно только то, что он осетин или чеченец по имени Хасан. Потому в юности у Жанны было прозвище Хасанчик. Когда Жанна была совсем маленькая, ее мама переехала в рабочий поселок Колывань около Новосибирска, где и прошли детство, отрочество и юность будущей звезды. После того как мама Жанны во второй раз вышла замуж и родила сына, Жанна стала жить с бабушкой. В школе училась так себе, иногда хулиганила, курила. Единственная «пятерка» в аттестате была по физкультуре.

После школы она поступила в театральное училище в Новосибирске (по другим данным — в Свердловске). Когда Жанна сдала все экзамены, в приемной комиссии ее попросили поднять юбку и показать ноги — уж больно худа показалась будущая актриса. В Новосибирске Жанна чуть не умерла, заболев пневмонией. Отстала от своего курса и уехала в Ростов-на-Дону, где снова поступила в театральное. В 83-м году оказалась в Москве. Надо было где-то жить, и Жанна училась в ПТУ на маляра. В Москве она тоже поступала в театральные училища. На экзаменах в ГИТИСе из 12 членов приемной комиссии 11 человек были против ее приема. После первого был второй заход, третий — все бесполезно. А когда от отчаяния Жанна решила поступить в Музыкальное училище имени Гнесиных, ей вынесли приговор: «Голоса нет!».

История знакомства Агузаровой с Евгением Хавтаном и появления группы «Браво» в 83-м году стала уже хрестоматийной — она позвонила, пришла на репетицию, и ее пригласили в группу. Первым же концертом группа «Браво» и ее солистка сразили тогдашнюю андеграундную Москву наповал. В те времена стать знаменитостью можно было мгновенно, по городу поползли слухи о новой фантастической певице. «Браво» быстро расстались с андеграундом и были признаны одной из лучших в стране поп-групп.

В 84-м Агузарова все же поступила в музыкальное училище им. Ипполитова-Иванова на отделение народного пения, откуда ее трижды выгоняли — она не хотела учить сольфеджио, гармонию и петь в хоре. Хотела сразу быть звездой. Пугачева подарила ей бумажную косу. Агузарова привязывала ее к коротким волосикам и ходила, воображала.

Алла Борисовна приложила свою монаршью руку к стремительному взлету Агузаровой. На какое-то время Пугачева даже стала продюсером Жанны — благодаря ей состоялся первый большой концерт «Браво» в «Олимпийском», а в 88-м году Жанна появилась на экране центрального телевидения. Вскоре Агузарова покинула группу и самостоятельно записала несколько необычный после былого репертуара «Русский альбом», который был признан критиками лучшим. Агузарова достигла всего, чего только могла достичь в этой стране, казалось бы — живи и почивай на лаврах. Но за самым большим успехом последовал ее самый необъяснимый поступок — Жанна заявляет, что уезжает в Америку. В пустоту.

Жанна оказалась в Калифорнии, где вместо стадионов, лимузинов, толп поклонников и тонн цветов ее ждал лос-анджелесский ресторан «Черное море». Два года она добросовестно исполняла песни советских композиторов, проявляя при этом чудеса дисциплинированности и работоспособности. В Америке она записала совместный альбом с Василием Шумовым, играла какой-то гаражный рок с интернациональным коллективом «Nineteen Nineties». В 93-м провела удачный в финансовом отношении тур по Израилю вместе с «Браво», триумфально выступила и в Москве.

В начале 1996 года Агузарова вернулась в Россию. Поначалу она занималась довольно далекими от рок-музыки вещами — вместе с Петлюрой снимала фильм «Аэлита».

Сейчас совсем не слышно ее новых песен, а выход нового альбома сначала активно анонсируется, а потом каждый раз переносится (по последним данным, альбом Жанны Агузаровой должен появиться в сентябре). Ее имя если и появляется в средствах массовой информации, то только в связи с очередными экзотическими заявлениями, экстравагантными выходками или скандалами на концертах. Она снова собрала группу и выступает с песнями из «Русского альбома» и старыми хитами из репертуара «Браво» в ночных клубах, но далеко не каждый арт-менеджер рискнет ее пригласить, поэтому концерты редки.

О ее отношениях с противоположным полом достоверно мало что известно. Школьные учителя вспоминали, что Агузарова была девушкой скромной, с мальчиками не дружила, не красилась. Подруги рассказывали, что нравились ей немолодые, с благородной сединой, но и к сверстникам равнодушной не оставалась. В одном интервью Агузарова вскользь утверждала, что ее первый муж был океанологом, профессором и академиком. «Все мои партнеры и парни, которые окружают меня, они все неадекватны и очень своеобразны. Вокруг меня или люди науки, серьезные и гораздо старше меня, или городские сумасшедшие. Они любят во мне достоинство женщины, мои узкие плечи, мое сложение, вибрацию какую-то женскую, которую я им даю и которая им необходима». Когда Агузарова уехала в Америку, говорили, что новый муж настоял на прекращении ее карьеры певицы. Кто он, бывшие музыканты «Браво» толком не знали — «такой толстый мужчина, высокого роста, занимающийся административной работой». Из-за океана Жанна вернулась в гордом одиночестве. Бывший директор «Браво» Максим Лейкин на вопрос о мужчинах в жизни Агузаровой ответил: «Да одна она, одна! У нее никого нет и ничего!»

Обычно она отказывается от общения с прессой, но может через своего директора предложить опубликовать интервью, где она отвечает на свои же вопросы. А те журналисты, которым повезло встретиться с Агузаровой, как один в своих статьях отмечают, что общаться с ней нелегко: «Она то мелко хохочет, то говорит что-то себе под нос, то даже на самые примитивные вопросы отвечает мудрствуя лукаво про вечность, любовь и воздух, насыщенный волшебством». Зато на пресс-конференциях самые наглые репортеры могут запросто спросить: «Жанна, а правда, что вы сошли с ума?»

Кто-то уверяет, что не следует в странном поведении певицы искать какой-то подтекст. Просто от наркотиков крышу снесло давно и навсегда. Тем не менее большинство знающих Жанну говорят, что это все-таки не так. Но мистификация — это ее конек. Агузарова всегда играет на публику, недаром в свое время столько раз поступала в театральное. Главная ее роль — это она сама.

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ1984, Москва, концерт в ДК «Мосэнерготехпром».

Это был один из первых концертов «Браво». В зал ворвалась милиция, в мегафон требовавшая прекратить концерт. Группа играла до тех пор, пока сотрудники милиции не перерезали все шнуры и не наступила тишина. Группу обвинили в незаконном распространении билетов на концерт. Агузарову арестовали. За подделку документов она провела полгода в Бутырской тюрьме и Институте судебной психиатрии им. Сербского, была выслана из Москвы и полтора года отработала в Тюменской области приемщицей в леспромхозе. Группу «Браво» внесли в «черные списки».

1990, На пике своей популярности Агузарова эмигрирует в Америку, где в течение нескольких лет работает певицей в ресторане «Черное море» в Лос-Анджелесе. В кулуарах шумели, что в спонтанном отъезде Агузаровой виновата Алла Пугачева, которую Жанна считала своим кумиром. Пугачева, дескать, внушила доверчивой Агузаровой, что в Америке ее по-настоящему оценят.

1996, Москва, Васильевский спуск, концерт, посвященный Дню независимости.

Во время своего выступления Агузарова встала перед 500-тысячной толпой на колени и прокричала: «Thank’s to God and people around! To Russian people!» А потом дала одно из самых скандальных своих интервью журналисту ТВ−6 Татьяне Семкив, во время которого вопила, мычала и блеяла прямо в телекамеру.

1998, Самара, юбилейный тур в честь пятнадцатилетия группы «Браво».

Агузарова сначала согласилась принять участие в туре, где должны были выступать сразу три самых популярных солиста «Браво» за всю историю ансамбля. Но во время тура она стала требовать изменения его сроков и выдвигать другие малоприемлемые условия, например: расклеить на всех троллейбусах в Москве ее фотографии, подавать лимузин к самолету и т. д. После этого Жанна стала умышленно опаздывать на выезды на площадку и в аэропорт. Свое выступление она сократила на 20—25 минут и перед каждым концертом отказывалась выходить на сцену, мотивируя это болезнью. В Самаре, выйдя из самолета, Агузарова взяла билет до Москвы и, не дав никому никаких объяснений, улетела.

2001, Москва, спорткомплекс «Олимпийский», фестиваль «Максидром».

Ко времени своего выхода на фестивальную сцену Агузарова опоздала. Когда Жанна узнала, что ее выступление отменяется, она набросилась с кулаками на первого попавшегося менеджера «Максидрома», после чего все-таки вышла на сцену как хэдлайнер фестиваля, правда, как говорили стоящие близко к сцене зрители, с фингалом под глазом.