Архив

Обыкновенный «Модерн»

13 августа 2001 04:00
1442
0

Дмитрий Нагиев и Сергей Рост — главные и единственные действующие лица уникальной в своем роде передачи «Осторожно, модерн!». Самая больная тема для ребят — это когда их сравнивают с их земляками из популярной развлекательной программы «Городок». Эта тема заводит «модерновцев» с пол-оборота. У «Городка» — слава и деньги, массовая узнаваемость по всей стране, хотя Олейников и Стоянов инсценируют бородатые анекдоты. А у «Модерна» — достаточно узкая, но постоянная категория поклонников, в основном ценителей хорошего, неизбитого юмора. И совсем нет денег. Хотя «Осторожно, модерн!» неоднократно побеждал на самых разных российских фестивалях, к тому же это единственная российская развлекательная программа, которая выдвигалась на американскую премию «Эмми». Передача снимается более чем в экстремальных условиях на более чем символические деньги, в чем «МК-Бульвар» убедился, побывав на съемках этой программы в Санкт-Петербурге.

Съемки проходили в обычной питерской квартире, достаточно далеко от центра. Когда мы поинтересовались у режиссера, как удобнее добраться до места, нам сказали, что лучше просто назвать адрес таксисту. Потому что просто так в такую дыру ни один нормальный человек не доберется.

В назначенное время мы прибыли по адресу и, без труда проникнув через незапирающуюся дверь этого своеобразного павильона, оказались в самом пекле творческого процесса…

В совершенно захламленной всяческими нужными и ненужными вещами квартире достаточно легко узнавались привычные «модерновские» декорации. На съемках помимо актеров находились режиссер, оператор, осветитель, гример, человек, отвечающий за реквизит, и совершенно юная леди, которая все время что-то записывала в блокнотик и которую в перерывах между эпизодами нежно обнимал Сережа Рост.

Оказалось, что найти подходящую квартиру под съемки было делом совсем непростым. Мало того, что четырехкомнатные апартаменты вообще редко сдаются, так еще более сложным было найти такую квартиру именно для того, чтобы в ней снимать. В результате долгих и тяжелых мытарств подходящий вариант был найден, хозяин квартиры оказался достаточно спокойным человеком. Его не очень расстраивало, что его жилище в процессе съемок постепенно разрушается до основания. В квартире не закрывается практически ни одна дверь, в туалете периодически ломается вся система слива воды… Соседи круглосуточно страдают от непонятных звуков и движений, а у жильцов в квартире этажом ниже то и дело протекает потолок.

Но пока «модерновцев» из этого жилища никто не выгоняет. Еще бы — мало кто может похвастаться тем, что в его квартире снимается культовая программа. Более того, хозяин радушно оставил жильцам свою библиотеку, которую практически всю уже перечитала гримерша Ирина. Она радостно сообщила нам, что, пролистав в очередной раз томик Гоголя, обнаружила сходство гоголевских персонажей с действующими лицами «Осторожно, модерн!». Они, мол, такие же яркие, выпуклые и запоминающиеся.

Соседи «Модерна» по лестничной клетке — люди очень культурные. Никогда не выглядывают из-за дверей, не набрасываются со всякими расспросами и, по всей видимости, не подглядывают в глазок, когда какое-то действие происходит на площадке в подъезде. Зато для всей дворовой детворы праздник, когда съемки какого-нибудь эпизода проходят на улице. Собираются огромные толпы и с интересом наблюдают за процессом. А однажды снимали серию про ангелов, и на крыше обычной питерской многоэтажки появились самые настоящие крылатые херувимы (при ближайшем рассмотрении оказавшиеся, естественно, Сергеем Ростом и Дмитрием Нагиевым). Так в этот момент изо всех окон повысовывались набожные старушки и стали истово креститься.

* * *Получасовую программу ребята снимают за сутки. Без сна. А потом сутки монтажа. В таком ритме проходит где-то неделя, после чего на экранах появляются новые серии «Осторожно, модерн!», а у всей съемочной группы — больные животы и красные глаза. «Мне все сложнее и сложнее с каждым годом становится играть сексапильных девушек, — жалуется Дмитрий Нагиев. — Я хожу по двадцать четыре часа с приклеенными носами, хотя по всем правилам в таком гриме можно находиться не более пяти часов. И когда после этого я пытаюсь изобразить молоденькую девушку, у меня уже ни хрена не получается!»

Похоже, переодевания в женские платья как-то по-детски радуют всю съемочную группу. Когда мы около четырех часов наблюдали Нагиева и Роста в костюмах злобного прапорщика, «ботаника», инопланетянина, доктора, и от мелькания всех этих персонажей и жуткой жары наш фотограф стал тихонько посапывать на полуразвалившемся диванчике в одной из самых дальних комнат, режиссер хитро подмигнул и сказал: «Ребят, вы уж лучше завтра заходите, после трех, — как раз посмотрите, как ребята в женщин будут переодеваться».

Кстати, Дмитрия Нагиева и Сергея Роста даже хотят занести в Книгу рекордов Гиннесса как актеров, сыгравших наибольшее количество ролей, по крайней мере женских.

«Земные», обычные женщины, такие знакомые тетеньки, как будто только что отстоявшие очередь за дешевой колбасой, неподражаемо получаются у Сергея Роста, а вот роковые сексапильные красотки — привилегия Дмитрия Нагиева. Дуэт Нагиева и Роста уникален еще и тем, что это вполне законченная актерская труппа, в которой никто никого не может «подсидеть». Тогда как в обычной труппе всегда есть несколько актеров одного плана, которые претендуют на одну и ту же роль. Здесь это невозможно. То, что сыграет Сережа, никогда не сыграет Дима. И наоборот. Даже поклонницы у них делятся на два лагеря. Девушки, которым нравится Нагиев, не любят Роста. А Сережины терпеть не могут Диму.

Иногда они, конечно, ссорятся. Но ненадолго — иначе сорвется график работы. Ведь, даже поссорившись, они обязаны выходить на съемочную площадку и работать вместе, понимая друг друга с полуслова. Что же касается ссор и разногласий, то они возникают не на почве творчества, а на почве взаимоотношений с людьми. Мы наблюдали, какой Нагиев закатил скандал режиссеру, когда что-то ему не понравилось. Ну конечно, ему можно, ведь он — звезда. По Питеру перемещается только с личным охранником, а влюбленные девушки дежурят сутками под дверями его квартиры. «Это невыносимо, — рисуется Дима, — они прислушиваются к каждому моему движению. Я даже пукнуть дома спокойно не могу!» А Сережа — наоборот, мягкий и спокойный. Они очень разные — как в той рекламе, — и все-таки вместе.* * *И Сережа, и Дима учились в Ленинградском театральном институте. А познакомились друг с другом в колхозе. Все первокурсники первый месяц учебы работали на полях. А Нагиев (уже тогда высоко задравший нос от осознания собственной принадлежности к богеме) приехал позже всех. Сергей рассказывал, как впервые увидел Диму: идет по полю пижон в длинном, до самой земли, джинсовом плаще, в шейном платке и в вызывающих ботинках на большой платформе. И на всех смотрит с презрением. «Пижон», — подумал Сережа про Диму. «Балбес и болтун», — подумал Дима, глядя на совершенно неказистого смешного толстячка. В общем, друг другу они сразу не понравились. Только потом разговорились и поняли, что у них похожее чувство юмора и взгляды на жизнь во многом совпадают.

И работать вместе оказалось очень удобно. Сережа — такой глобальный мыслитель, он видит все зрелище сразу, целиком. А Дима сам себя называет «узким мулечником»: его задача — взять готовую «рыбу» и вставить туда маленькие острые шутки. Как бы приправить специями уже готовое блюдо.

«Наверное, если бы мы так и остались непонятыми талантами — с сидением на кухне и питьем паршивого кофе из грязных чашек, — может, конфликтов было бы и больше. Но мы реализовались. Хотя первые плоды популярности делили трудно. Мы оба очень амбициозны. Поэтому, если кого-то чуть больше приподнимали, были переживания».

«Шутки шутить» и Нагиев, и Рост умеют не только на съемочной площадке. Один раз после уличных съемок Дима свои здорово промокшие ботинки поставил сушиться на батарею. А Сережа взял и убрал их в холодильник, да еще скрутил и веревкой обвязал. Обнаружили ботинки в морозилке смерзшимися в «восьмерку»… Дима с трудом в них до дома доехал. Но на следующих съемках отомстил! Сережа познакомился с молодой симпатичной девушкой из интеллигентной семьи и назначил ей свидание. Так Нагиев ему в автомобиль напихал везде презервативы, причем все распечатал и придал им «использованный» вид. На следующий день Сережа позвонил и очень кричал: «Спасибо, друг, только ты со своей тупизной и мог такое сделать!» Оказалось, бедная девушка захотела причесаться, откинула зеркальце, а там — презервативы! Решила покурить, открыла пепельницу — презервативы и оттуда посыпались. И все — «использованные»!* * *За все то время, которое мы провели вместе с «Модерном», стало понятно только одно: этим людям так работать именно интересно. Они радуются удачным смешным находкам, не спят круглосуточно неделями, едят на ходу плавленые сырки и запивают их кока-колой, на которую дружно скидываются по десятке… Вообще же проблема нехватки денег проходила красной нитью во всех наших разговорах с творческой группой. С одной стороны, может быть, это извечный комплекс петербуржцев перед москвичами. Одни — талантливые, а у других есть деньги… С другой — ребята сами честно признаются, что просто не умеют заниматься «выбиванием» денег. «Мы в таких случаях сразу начинаем мычать, краснеть и запинаться…» Но с другой стороны, может, это и к лучшему. А то не ровен час разбогатеют, разленятсяѕ И появятся в «Осторожно, модерн!» бородатые анекдоты…